alt
мы открываем вам то, о чем молчат другие

Баннер



Яндекс.Метрика user1_pic155_1359568276 стрелка2 effectadvert reklama-na-sayte user1_pic155_1359568276 стрелка2

Детектив с элементами эротики

Один из самых известных молодых режиссеров России Клим Шипенко рассказал «Открытой» о том, как ему работалось с Жанной Фриске и как нужно снимать настоящий детектив, основанный на реальных событиях

 

На прошедшем в Сочи «Кинотавре» одним из самых нашумевших и обсуждаемых фильмов стал психологический триллер молодого режиссера Клима Шипенко «Кто я?». Главные роли в нем сыграли популярная певица Жанна Фриске и актер Александр Яценко. Фильм снят на основе реальных событий, произошедших в Севастополе. Желтая пресса смаковала эту ленту еще и по той причине, что в ней присутствуют постельные сцены с Фриске. Многие не могли поверить, что это сама Жанна, а не дублерша-модель, восхищались телом певицы.
Картина «Кто я?» участвовала в основном конкурсе кинофестиваля «Кинотавр», в котором молодой кинорежиссер участвует уже второй раз. Фильм начинается с того, что ранним утром на перроне железнодорожного вокзала рядом с поездом «Москва-Севастополь» милиция обнаруживает молодого человека, потерявшего память. Никаких документов при нем не найдено. Кто он? И как оказался на вокзале? Начинается расследование, которое приводит к страшным и неожиданным результатам. О том, как проходили съемки картины, корреспонденту «Открытой» рассказал сам режиссер Клим ШИПЕНКО.

 

- Клим, правда, что сюжет вашего детектива вы взяли из севастопольской газеты?
- Да, правда, сюжет фильма основан на реальных событиях, произошедших пять лет назад в Севастополе. В местной газете я прочитал статью, рассказывающую о том, что на железнодорожном вокзале нашли парня. Он помнит множество фактов: исторические даты, песни своей любимой группы, но не может ни назвать свое имя, ни рассказать, откуда он и кто его семья.
Следователь Сергей Шумов и психиатр доктор Трофимов в своей практике впервые сталкиваются с таким случаем. Психиатр определяет состояние молодого человека как диссоциативную амнезию, при которой забываются факты из личной жизни, но сохраняется память на многие внешние события.
О молодом человеке могли бы рассказать его вещи, но они еще больше запутывают следователя. Ему приходится обратиться за помощью к журналистке. Почти одновременно в одном из севастопольских двориков обнаруживается труп человека. Это преступление оставляет перед следователем не меньше вопросов: при мертвом нет документов, и сразу установить его личность не удается.
Я рассказал эту историю продюсеру Тимуру Вайнштейну, она пришлась ему по душе, и мы решили делать фильм. Картина снята в жанре «трагического детектива», свойственного французской литературе 60-х годов.
- Снимали на том самом месте, где происходили эти события?
- Да, в моем родном Севастополе. Улицы, бульвары города, севастопольский вокзал вплетаются в действие фильма. В некоторых частях фильма я сознательно пытался создавать жизненность, близкую к документальной правде. Реальные события - это очень плодотворная почва для развития сюжетных линий. Могу лишь сказать, что севастопольская журналистка, написавшая ту самую заметку, стала персонажем фильма в исполнении актрисы Виктории Толстогановой.
В съемках фильма принимали участие и реальные люди и жители города - таким образом создавалось ощущение, что все происходит по-настоящему. Например, все сцены в милиции, а это треть фильма, мы сняли в действующем отделении, в Нахимовском РОВД Севастополя.
Договорились с начальником о съемках в кабинетах и коридорах. Но так получилось, что вместо актеров массовки мы сняли реальных сотрудников РОВД. Удивительно, но бывало, что актеры играли представителей закона хуже, чем это делали настоящие милиционеры.
- При создании картины «Кто я?» вы ведь ориентировались на французские детективы?
- Да, я был вдохновлен романами Себастьяна Жапризо. Я перечитал все его книги и был впечатлен манерой писателя создавать интеллектуальный детектив. Мне не нравятся произведения Агаты Кристи, поскольку в них есть только детективный сюжет, ее герои не задаются никакими философскими вопросами. У Жапризо одинаковое значение имеют и рассказываемая история, и жизнь персонажей, их проблемы, переживания.
Снимая детектив, важно придумать изощренную загадку. Мне повезло узнать из газеты абсолютно реальную историю, которую я и вставил в сценарий. Разгадки этого происшествия до сих пор нет.
У врачей, занимавшихся делом парня, потерявшего память таким удивительно избирательным образом, были только версии. Какая из них верная, не знает никто. Как говорит врач в нашей картине, «феномен этот не изучен». И я был свободен выбирать любую из версий, развивать ее путем художественного вымысла.
Психиатры читали сценарий, консультировали меня. Они даже на съемочную площадку приходили. Ни один из них не сказал, что предложенный мной вариант развязки неправдоподобен. Я старался быть убедительным. Для меня, как и для Жапризо, важно не кто хороший, кто плохой, а что, собственно, произошло.
- Вы часто ищете сюжеты на страницах газет?
- Нечасто. Я вообще не могу сказать, что занимаюсь активным поиском сюжетов. Я просто стараюсь быть внимательным к тому, что происходит вокруг, чувствовать, пропускать через себя, понимать то, что мне интересно и из чего бы я мог сделать кино.
То есть процесс поиска у меня интуитивный. И с сюжетом фильма «Кто я?» тоже все вышло случайно: шесть лет назад я еще жил и учился в Америке и читал газету «Слава Севастополя» в Интернете. У меня была ностальгия по городу, где я провел много времени в детстве. И я увидел ту самую статью – про парня, которого нашли на вокзале и который ничего не помнил о себе. И сразу понял, что это сюжет для фильма.
- Роли писались на уже подобранных актеров?
- Да, мне как раз хотелось поработать с актерами, чьим поклонником я был. Саша Яценко мне давно нравился. Я вообще считаю, что он один из самых органичных актеров в России. Сергея Газарова обожаю. У меня даже нет слов, чтобы выразить, насколько я являюсь его поклонником.
С Викторией Толстогановой я познакомился в прошлом году на «Кинотавре» и после возвращения сразу же послал ей сценарий.
- А как вам удалось привлечь в свой фильм Жанну Фриске?
- Что касается Фриске, то было очевидно – роль писалась под известного человека, который сразу, при первом же появлении, был бы всеми узнаваем. Так пришла в голову кандидатура Жанны. Она медийный, популярный человек, а это всегда хорошо для продвижения картины.
Главным условием работы со всеми актерами был месяц репетиций до съемок. Мы сидели на киностудии Горького и репетировали. И Жанна репетировала очень много, потому что, несмотря на небольшой актерский опыт в «Дневном дозоре», роль в новом фильме у нее совершенно другого порядка, она требовала погружения в историю, умения держаться в кадре.
Мне было интересно показать, что это Жанна Фриске и она хорошо играет. И играет она так не потому, что я смонтировал ее игру из 15 разных дублей.
- С ее стороны были какие-нибудь требования?
- Жанна видела мой фильм «Непрощенные», он ей очень понравился. Именно поэтому она и согласилась сниматься в эротических сценах. «Ты все сделаешь хорошо и красиво, поэтому я буду сниматься у тебя в откровенных сценах», – сказала она.
У нее появилось ко мне доверие, которое позволило ей не бегать к монитору и не смотреть, как я ее снимаю. Для меня такое отношение было очень важно, потому что работать иначе я не могу.
- Вы бы хотели так же, как и ваш герой, забыть прошлое и начать жизнь с чистого листа?
- Я много над этим думал. Наверное, нет, но не исключаю того, что когда-нибудь такой момент настанет.
Когда я писал сценарий, я проецировал каждого из этих персонажей на себя. Каждый из героев старше меня, им всем уже за 30. Но тема эта для меня была важная: кто я? кто мы? Хотим ли мы вообще продолжать так жить?
Мы все себя в какой-то момент потеряли, а если и не потеряли, то были близки к этому. И в фильме почти все персонажи не могут ответить на вопрос: «Кто я?» А если могут, то хотят забыть, кто они. Ведь именно об этом я и снимал. Мне нужен был детектив, чтобы говорить о таких вещах. Надеюсь, зритель это тоже уловит.
- Как за год изменилось ваше отношение к фестивалю и конкурсу?
- Мне «Кинотавр» очень нравится. А что касается наград, то, конечно, в прошлом году я хотел что-нибудь получить. Хотелось что-то доказать «Непрощенными», хотелось признания этому фильму. Тогда мне было обидно, а сейчас я понимаю, что, наверное, правильно, что мне тогда ничего не дали. Все равно участие в прошлогоднем конкурсе было хорошим стимулом для меня, придало уверенности. Сейчас я к призам гораздо спокойнее отношусь.

 

Беседовала
Элла ДАВЫДОВА

Комментарии   [добавить комментарий]

  Ваш комментарий будет добавлен после проверки администрацией сайта.

Ваше имя:
E-mail (на сайте не отображается):
Сообщение:
Введите число, изображенное на картинке:
CAPTCHA

Статья

Опубликовано 21 июля 2010 г. в 15:34 московского времени

user1_pic155_1359568276 стрелка2
На главную Контактная информация Карта сайта RSS