Поиск на сайте

 

Отношение всех ветвей местной власти к жителям старого «муравейника» в центре Ессентуков - яркая иллюстрация торжества беззакония в курортном городке

 

Этот двор имеет один адрес - ул. Гагарина,36 - и расположился он недалеко от рынка, как раз по соседству с уже ставшей известной читателям «Открытой» школой №3. С другой стороны двор подпирает предприятие «Ритуал», бывшее ранее муниципальным, а теперь это открытое акционерное общество. Во дворе, который занимает ОАО «Ритуал», в конце марта нынешнего года начались строительные работы. Два старых нежилых здания были разрушены, а на их месте стали возводить новое. Начавшееся строительство дало толчок бесконечной и, как выясняется, бесперспективной переписке жильцов двора с различными властными структурами города и края. 

 

Рягузовы
Проживают в квартире №12. При начале строительства со стороны «Ритуала» вплотную к стене этой квартиры экскаватором была вырыта глубокая траншея, прямо под стены двенадцатой квартиры. В результате рухнула наружная стена, хорошо еще, никто не пострадал. Но ведь жизнь трех человек - Рягузовой Раисы Николаевны, ее сына и восьмилетней внучки - была подвергнута реальной опасности.
И полетели письма-жалобы во все инстанции. Ведь пострадавшая семья даже не подозревала, кто настоящий виновник их бед. Все разговоры по поводу восстановления квартиры велись с Иваном Мерновым, директором «Ритуала». Тот пообещал восстановить стену и выделить шифер на ремонт кровли.
Когда стену кое-как состряпали, а образовавшиеся трещины примыкающих стен остались незаделанными, Рягузовы обратились в ОАО «Ритуал» письменно. Каково же было их возмущение, когда они получили ответ за подписью все того же Ивана Мернова, что никаких строительных работ на данном земельном участке акционерное общество не проводит в связи с тем, что ликвидированные строения и земельный участок под ними им не принадлежат.
Как выяснилось позже, большая часть застраиваемой территории принадлежит Сергею Уссу, генеральному директору ессентукских теплосетей. Совсем недавно, весной прошлого года, когда Сергей Николаевич баллотировался в депутаты краевой думы, тогда он занимал должность первого заместителя главы города Ессентуков. Ответственность за упавшую стену надо было предъявлять ему.
В каждом ответе из городских органов власти можно найти сноски на постановление главы города, дающее право Сергею Уссу на снос принадлежащих ему зданий. Но вот о разрешении на этом месте нового строительства городские структуры вежливо умалчивают.
Только в середине мая, после серии обращений, краевое Управление по жилищному контролю и строительному надзору сообщило заявителям, что богатый собственник осуществляет строительство 2-этажного торгово-офисного центра, общей площадью 900 квадратных метров, без разрешения на строительство.
Из-за сравнительно небольших объемов здания (менее 1500 кв. метров и не более 2-х этажей) управление применить меры административного воздействия было не вправе, а рекомендовало обратиться в прокуратуру, которая таким правом была наделена.
Попытки через органы прокуратуры восстановить справедливость пока ничего не принесли. Прокуратура сначала упрямо считала, что Уссом приняты меры по восстановлению обрушенной стены, а заключение о техническом состоянии квартиры, выданное кисловодским «Инжгеопроектом», во внимание не принималось.
Между тем черным по белому в этом заключении на трех листах перечислены все выявленные нарушения в наспех возведенной стене и требования к восстановлению поврежденной кровли.
После отказа работниками ОВД в возбуждении уголовного дела прокурору города было направлено заявление, в котором автор Рягузова выражала свое несогласие с отказом нерадивого милиционера и приводила аргументированные доводы. Прокуратура на заявление отреагировала, постановление милиции об отказе в возбуждении уголовного дела после проверки жалобы Рягузовой отменено как незаконное.
Однако уже в середине июля из прокуратуры поступил новый ответ: 16.07.2008 года прокурор города вынес постановление о возбуждении производства по делу об административном правонарушении в отношении Усса С.Н. и направил его в Управление Ставропольского края по жилищному контролю и строительному надзору для рассмотрения по существу.
Но как мы помним, вышеозначенное управление свой ответ с отказом уже присылало, рекомендуя страдальцам обращаться в прокуратуру. Замкнутый круг получается.
Никто ни за что не отвечает, мер никаких к застройщику принять не могут, а пострадавшие люди остаются один на один со своими проблемами и с запутанным законодательством.
Более всего поражает ответ, подписанный исполняющим обязанности начальника Управления архитектуры и градостроительства города Евгением Толстовым:
«Учитывая тот факт, что своими действиями С.Н.Усс нанес вам значительный материальный ущерб, в результате которого вам необходимо оформить в установленном законом порядке разрешение на реконструкцию жилого строения и произвести строительные работы по его восстановлению...».
Так вот получается, какой-то Усс разрушил твое жилье, а теперь твоя задача - ходить по кабинетам и получать всякого рода разрешения. А про Усса забудьте!
 
Леоновы
Живут Леоновы в квартире 13. Если у соседей Рягузовых стена дома рухнула при рытье котлована, то вдоль 13-й квартиры яму не рыли, а старенькие стены дали трещины еще при разрушении уссовской собственности.
- Когда подъемным краном зацепили балку и фактически отрывали старую крышу, в нашей, примыкающей к этому зданию квартире стоял страшный треск,- рассказывает Любовь Леонова.- Моя 80-летняя мама боялась оставаться в своей комнате, за стеной которой ломали строение.
А теперь и без того старые стены дома еще и потрескались. Виновников этого городские власти опять-таки рекомендуют искать через суд. А ответственности за разрешающее снос постановление нести никто не хочет.
- Квартир нам никто не давал ни сейчас, ни раньше, - рассказывает Варвара Афанасьевна Финченко, 80-летняя пенсионерка, мать Любови Леоновой.- Раньше я одна с тремя детьми в 11-й квартире жила. Тесно, а получить квартиру даже тогда было невозможно. На своем горбу после войны сделали пристройку в общем дворе, а потом оформили ее и передали в государственную собственность. Теперь это наша тринадцатая квартира.
Начавшееся строительство лишило жителей двора водопроводной воды. Они узнали из ответов городского водоканала еще одну новость - собственником водопроводной линии, к которой подключен двор, является ОАО «Ритуал».
А вслед за этим сообщением они получили письмо от Усса: «Прошу в срок до 30 апреля 2008 года решить вопрос о переносе водопровода за пределы моего участка».
Теперь уже август, в квартирах отрезана вода, газовая труба - источник тепла для всего двора проходит по крыше уже упомянутой 12-й квартиры. Не дай Бог, сорвется с новоиспеченной стройки какой-нибудь кирпич - мало, что крышу проломит, трубу перебить может, тогда быть большой беде.
- Что вы к нам ходите, жертв же нет! - говорят жителям двора в МЧС.
Между тем старенькая Варвара Афанасьевна в светлое время суток в свою комнату старается не заходить. С обратной стороны их квартиры вплотную подогнали подъемный кран. Да теперь он так и работает - день-деньской над ее крышей туда-сюда ходит груженая строительными материалами - кирпичами, цементом, бетонными блоками - бадейка.
Усс, вероятно, думает: если разрешение на строительство получать совсем не обязательно, то и нормы безопасности у него никто проверять не будет.
 
Волошины
Эта семья живет в квартире №3. В отличие от соседской, квартира находится в капитальном доме постройки до 1917 года. Рушиться стены дома начали еще с конца 90-х.
- О том, чтобы предоставить нам новое жилье, речь никогда не шла. Никто тогда не считал наш дом аварийным или ветхим, - рассказывает Ольга Волошина, одинокая мать троих детей. - На мои просьбы помочь с ремонтом городские власти выделили только мешок цемента и ведро песка. А камни, кирпичи я сама с детьми по всему городу собирала. Все надеялась: вот подрастут мальчишки, ремонт хороший сделаем, пристроим к своей однокомнатной еще пару комнат, тогда и заживем. Я даже разрешение на пристройку оформила.
Но еще в 2001 году администрация города посчитала делать в этой квартире капитальный ремонт нецелесообразным и поставила многодетную мать в очередь на получение жилья. В ней Ольга Викторовна состоит и по сей день со всем своим семейством.
Время шло, мальчишки подросли, старший даже женился, родился внук. И все происходило в этой однокомнатной квартире. Семья сделала вполне приличный ремонт - новый кафель в душевой комнате и на кухне, печь в комнате отделали натуральным камнем, поменяли всю столярку - окна, двери. Стали подумывать о пристройке.
Но городские власти вспомнили об этой семье в конце 2006 года и их уютную квартирку признали почему-то непригодной для проживания. Всяческие комиссии, которые теперь составляют и подписывают акты о непригодности жилья, в их двор не приходили. Ни один жилец не видел здесь отродясь никаких городских властей, тем более в таком составе, как это представлено в бумагах. А семью стали усиленно из квартиры переселять.
Вот на этом переселении хочется остановиться поподробнее, ведь жилье предлагают заменить тем, кто этого совсем не хочет. А действительно нуждающимся в переселении жильцам 12-й и 13-й квартир об этом никто не заикается.
В третьей квартире прописано и проживает 6 человек. Как уже говорили, семья состоит в очереди на расширение жилья с 2001 года. Фактически в квартире живут 2 семьи. Квартира, единственная во всем дворе, еще не приватизирована и относится к муниципальному фонду. Но Волошиным предлагают на такой состав семьи 2-комнатную квартиру в старой «хрущевке».
- Если бы мне предложили эту квартиру 10 лет назад, я бы туда, не задумываясь, пошла. А сейчас мальчишки выросли, старшему 23, зарплата пока невелика, жена его не работает, в декретном отпуске. Второму уже 20, не сегодня-завтра жену в дом приведет. Они начнут эту двухкомнатную делить, а мне с младшим куда идти? - сетует Ольга Викторовна. - А здесь мы сами хозяева и рассчитываем на свои силы.
А ведь по существующему законодательству при переселении из непригодных для проживания квартир на условиях социального найма людям должны предоставлять жилье из расчета жилой площади по установленным в крае социальным нормам. Но администрация города в лице нынешнего первого заместителя главы Виталия Михотина, на прием к которому ходила Ольга Волошина, уверена, что в какие бы суды ни обращалась семья Волошиных, все суды вынесут решения в пользу администрации. Откуда такая уверенность?
- Зачем вам понадобилась наша вполне пригодная для жилья квартира? - спросила как-то у представителя городской администрации на суде Ольга Викторовна.
Тот не стал скрывать истинной причины:
- Из-за вашей квартиры мы не можем привлечь сюда инвесторов.
- Но мы согласны перейти в другое жилье, если нам жилплощадь посчитают по закону.
- Всем давать по закону мы не можем, - такой был ответ представителя администрации.
- Кто нами руководит, если даже на суде позволяют себе такие реплики?! - до сих пор удивляется Ольга Викторовна.

Елена СУСЛОВА

P.S.

В середине августа жители двора получили новый ответ из администрации города, датированный 31.07.2008 года. В письме сообщалось, что 5 июня компетентная комиссия провела выездную проверку по адресу Гагарина, 36 и обследовала «вышеуказанные строения» на предмет аварийности. Ни одного из перечисленных членов комиссии ни один из жителей двора ни 5 июня, ни в какие другие дни во дворе не видел.
Поэтому становится понятным и дальнейшее содержание этого документа: обследованные сараи по границе с «Ритуалом» признаны аварийными и непригодными для эксплуатации. А квартиры, о которых шла речь выше, в означенном документе даже не упоминаются.
Почему в Ессентуках бедным людям отстоять свои права на жилье практически невозможно ни в милиции, ни в прокуратуре, ни в суде, если им противостоит циничный предприниматель с толстым кошельком и обширными связями во власти?! Этот вопрос задают себе многие жители города, имеющие тощий кошелек.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий