Поиск на сайте

Опубликован доклад Международной кризисной группы «Северный Кавказ: сложности интеграции: экономический и социальный императивы». Это экспертный анализ ситуации на Северном Кавказе, завершающий исследование причин конфликтов в регионе

 
На Северном Кавказе катастрофически не хватает присутствия эффективного государства, в основе которого лежат закон и порядок, убеждены эксперты
 

Аналитики Международной кризисной группы не только прошлись по отраслям хозяйствования в каждом из субъектов Северного Кавказа, но еще снабдили доклад выводами и рекомендациями, позволяющими, на их взгляд, придать региону стабильность в области экономики, безопасности, социальной сферы.

Однако ряд этих пожеланий, на наш взгляд, остаются спорными. Например, настойчивый совет приступить к широкой и повсеместной приватизации земли в национальных республиках - это право предоставляет регионам Земельный кодекс РФ.

Напомним, что процесс приватизации идет пока в Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае. Остальные у себя его приостановили, чтобы не допустить кланового, остроконфликтного передела земель. Отдать главный и крайне дефицитный ресурс Северного Кавказа на откуп группам влияния и криминала - значит ввергнуть регионы в тот хаос, из которого они уже не выберутся.

Между тем у экспертов на этот счет есть  свое мнение. Они полагают, что оставшиеся пять регионов Северного Кавказа давно созрели для того, чтобы приватизация прошла и у них, поскольку земля де-факто и так принадлежит элитам. А кое-где потомкам бывших землевладельцев удается возвращать «родовые» земли, что, по сути, и есть приватизация, разве что не оформленная на бумаге.

Это хорошо видно на примере Дагестана, где джамааты (местные мусульманские общины), управляемые избираемыми советами, стали хозяевами горных колхозов. Поголовье скота и овец было передано в частные хозяйства, от чего животноводство получило стимул к развитию.

***

Поддержала экспертная группа внедрение элементов исламского банкинга, то есть развитие сети кредитных учреждений с принципами ведения бизнеса, когда споры решаются по законам шариата (свод верований и норм, которым должен следовать мусульманин).

Первым с такой инициативой вышел дагестанский банк «Экспресс» еще в 2009 году. Процесс пошел, и в 2012 году исламские дебетовые карты использовали около 25 тысяч человек. В 2013 году Центробанк лицензию у банка «Экспресс» отобрал, но дело его живет – в республике действует уже два исламских банковских офиса, а спрос на их услуги намного превышает предложение.

Неспособность государства к регулированию экономики приводит к тому, что все большую популярность набирают исламские принципы ведения бизнеса, когда земли и сенокосные угодья передаются в вакуф - в некий банк имущества, используемого для конкретных общественных нужд, в том числе, например, и для содержания мечети.

По сути, складывается альтернативная светскому законодательству система, выпадающая из государственного правового пространства России.

Полагая, что джихадистские настроения являются ответом на социальное неравенство, коррупцию и слабую социалку, эксперты, на наш взгляд, ошибочно решение проблем политического экстремизма возлагают исключительно на госструктуры.

Чтобы выиграть идеологическую битву с радикалами, отмечается в докладе, государство должно убедить людей в том, что они живут в эффективном, честном, прозрачном и справедливом светском государстве и могут пользоваться его благами.

Думается, что совет этот не от мира сего: пока государство «убеждает» - то есть создает продекларированные выше условия, на что потребуются десятилетия, экстремистские учения, а с этим и вербовка в ряды ИГИЛ могут принять необратимые формы.

Крепкая экономика, достойная социалка могут ослабить промывку мозгов ваххабистскими теориями, но не оградить от них. Ведь в свои ряды  ИГИЛ втягивает не только обещанием материальных благ - сильнее традиционного ислама оказалась идеология «новых варваров».

Эксперты многих стран объясняют огромный рост популярности ИГИЛ невероятно разнообразной, изощренной по формам массовой пропагандой - интернет заполнен в высшей степени профессионально сделанными роликами, счет которым в социальных сетях идет на сотни тысяч.  Именно умелой контрпропаганды мир противопоставить пока не в силах.

Мы не беремся пересказывать содержание доклада, в котором много очень важных моментов. Постараемся лишь вкратце передать суть серьезного аналитического исследования, подкрепленного официальной статистикой и цитатами государственных лиц, остановившись лишь на некоторых положениях.

***

На протяжении двух десятилетий бесконечные конфликты на Северном Кавказе (в силу приносимых жертв, по сути, военные) оставались едва ли не самой болевой точкой в стране. Хотя число жертв в последнее время снизилось (в 2013 году было убито и ранено 1149 человек, в 2014 году - 525), риски остаются высокими, особенно в экономически сложные периоды.

Прогнозировать, каким будет этот год, эксперты не берутся, но, чтобы не допустить осложнения ситуации, советуют властям приложить усилия сразу в нескольких направлениях: отказаться от жесткой борьбы с подпольем, сделать выборы свободными, положить конец коррупции, а также повысить качество государственных услуг.

Главным движителем конфликта, отмечается в докладе, является полное разочарование властью. Люди не верят в то, что власть способна решать даже простые повседневные проблемы, не говоря уже о проведении структурных преобразований. Вот и получается, что в поисках лучшей доли население национальных республик бежит в другие регионы, в том числе на Ставрополье.

Нагрузка на восточную зону края растет, а проблемы, существующие десятилетиями, местными чиновниками не решаются. Посмотрите газеты десяти и даже пятнадцатилетней давности - и поймете, что ничего не меняется - банкротства, земельный передел, неустроенность, конфликты на национальной почве…

И еще один важный момент, мимо которого не прошли эксперты. Ставропольский край - второй производитель зерна в России (7,6% от общего объема производства), однако модернизация в сельском хозяйстве и появление на рынке крупных агрохолдингов привели к резкому сокращению рабочих мест, что также осложнило общий социально-политический фон в регионе.

Кто мог, уехали в город, удар приходится по тем, кому некуда бежать, - людям, которым за пятьдесят. Места проживания этнических русских плотно занимают выходцы из соседних республик со своим укладом, обычаями, но, что тревожнее всего, с такими формами хозяйствования, которые приводят к необратимой деградации плодородных земель.

***

Пять лет назад в аппарате полпредства СКФО разработали стратегию развития региона до 2025 года, получившую название «План Хлопонина». Но поскольку документ, как правило, состоял из крупных проектов, требовавших, что называется, всего и сразу, то привлечь инвесторов не получилось, сама программа осталась кипой бумаги.

Малый и средний бизнес, который ближе и понятнее населению региона, вообще остался вне программ и стратегий. Проще говоря, заниматься частными предпринимателями некому: каждый выживает как может. В особо сложной ситуации оказались бизнесмены в национальных республиках.

В Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ингушетии распространенным явлением стало вымогательство боевиками у предпринимателей денег на джихад (вооруженную борьбу), но должной защиты от полиции ждать не приходится, в том числе по причине коррупции в рядах самих силовиков. Так, в мае этого года хасавюртовская группировка боевиков выложила видео, на котором угрожает расправой всем, кто откажется платить им не только деньги на джихад, но и закят («налог» в пользу бедных, а также на распространение ислама).

Вместе с тем ряд чиновников открыто заявляют, что обеспечение безопасности - главное условие для создания благоприятного инвестиционного климата. Но какой может быть климат, когда совершаются теракты и гремят взрывы? Если уж российские инвесторы пугаются, то иностранные просто разбегаются.

Два года назад заметно вырос дефицит региональных бюджетов, в прошлом году подскочили цены, сократилась социальная поддержка населения, но применение межведомственных федеральных программ (ФП) без повышения качества государственного управления малоэффективно.

Это видно и по тому, как отличается уровень жизни в субъектах в границах СКФО. Скажем, в сентябре прошлого года ежемесячный потребительский расход на душу в Ингушетии составил 4,7 тыс. рублей, а в Ставропольском крае - 17,8 тыс. Сильно регионы отличаются и по уровню безработицы - от 32,4% в Ингушетии до 5,1% на Ставрополье.

Официальная, белая экономика в основном сосредоточена в госсекторе, но, по словам экспертов, теневая экономика нисколько ей не уступает. Так, торговля на оптовых рынках Пятигорска «Лира» и «Людмила», которые обслуживают почти весь регион, большей частью ведется по серым схемам. Справиться с этим спрутом государство не в силах.

Эксперты называют регион черной дырой, где лояльность местных элит обеспечивается лишь денежными потоками из Москвы. При этом откаты на федеральный уровень, по источникам, составляют до 20%, а порой – до половины. И так из года в год, без изменений.

Уникальный потенциал региона невозможно раскрыть без сохранения федеральной поддержки, отмечено в докладе международных экспертов. Однако поддержка эта должна подкрепляться высоким качеством институтов власти, социальной справедливостью, законным правосудием, а также доверием ко всему - начиная со школьных экзаменов и заканчивая прозрачностью бюджетов. Тогда Северный Кавказ может превратиться из отсталой провинции и «мягкого подбрюшья России» в ее надежный бастион, убеждены авторы доклада.

Как же все это правильно и как далеко от реальности!

 
Олег ПАРФЁНОВ,
обозреватель «Открытой» газеты
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий