Поиск на сайте

«Открытая» продолжает просветительский проект, посвящённый Ставрополю и его окрестностям: «Город, где жить молодым»

 
Таманский лес не только полон красот  и загадок, но ещё отлично приспособлен для прогулок. Здесь каждый найдет что-то по душе: экстремалы - крутые маршруты, пенсионеры и мамаши с детьми - тихие дорожки и тропы, любители спорта - купальни и спортивные сооружения
 
«Открытая» продолжает начатый в прошлом году просветительский проект о природных уголках краевой столицы. Наш постоянный провожатый - известный краевед, член Русского географического общества, автор ряда книг о природе Ставрополя, один из руководителей «Эко-центра человека» при 25-й гимназии Василий Гаазов.
На страницах «Открытой» мы рассказали уже о природных и рукотворных таинствах Русского, Татарского, Мамайского и Члинского лесов. Сегодня настал черед леса Таманского, пусть и окруженного со всех сторон городскими кварталами, однако сохранившего свою первозданность и милое очарование.
Обжитые человеком уголки органично соседствуют здесь с дикой местностью. Любого горожанина, обитателя квартиры и владельца авто (если он, конечно, хоть немножко романтик) такое соседство не может не привести в чувство первозданного восторга.
Здесь просто здорово! Особенно в тихие осенние и зимние дни, когда лес окутан туманом, тучи почти цепляются за макушки дубов и грабов, капает дождик... А у вас в котомке термос с крепким травяным чаем и желание нагуляться так, чтобы потом без всяких мук совести валяться дома на диване перед телевизором.
Именно с таким настроением мы и отправились гулять по Таманскому лесу.
 
Русалка из лесного бассейна
 

Путешествие свое мы начали с родников, в народе называемых Холодными. Сразу стоит оговориться - настоящие Холодные родники берут начало в другом месте, о чем мы еще скажем.

А вот ванны с водой, что в районе улицы Семашко (чуть ниже губернаторской резиденции), наполняются родниками, пока что не имеющими официального названия.

Итак, маршрут таков. На машине или общественном транспорте добираемся до краевой больницы, идем по улице Семашко к Таманскому лесу и смело углубляемся в чащу.

Ошибиться сложно: справа по ходу за высоченным зеленым забором расположена огромная губернаторская резиденция, слева - 42-я спортивная школа.

Дорожка заасфальтирована, начинается она с указателя и спортивных тренажеров. Идем прямо, потом по крутым ступенькам спускаемся вниз в долину реки Ташла. Если пройти на восток, то через сотню метров перед вами откроются три бассейна для купания, один большой и два поменьше.

Еще издали сквозь туман заприметили, что в одном из них кто-то купается. Наш водитель Саша оказался самым зорким: он первым определил, что в бассейне плещется девушка. Так весело она резвилась в студеной водице, что показалась нам настоящей русалкой.

Мы вплотную приблизились к купальне и с удивлением созерцали юную, лет двадцати пяти, особу, предпочитающую прокуренным кафе здоровый образ жизни.

Тут только девушка заметила нас и с таким же удивлением уставилась на четверых брутальных мужчин в вязаных шапочках.

В общем, чтобы не смущать купальщицу, мы поспешили удалиться, даже не предложив девушке чаю.

Э-эх, джентльмены!..

 
На ковре из желтых листьев
 

От купальни вверх по склону идет несколько лесенок - там, на пригорке, и беседка есть, и спортивная площадка. Глядим издали - людно. Это жители разросшегося микрорайона в верховьях улицы Дзержинского, которые приходят сюда за здоровьем.

Тем временем мы уверенно продолжаем движение на запад. Тишина. Любуемся сказочной красотой. Из-под Ташлянского склона, густо поросшего лесом, бьют родники.

Если углубиться в чащу подальше от жилых кварталов, то можно обнаружить еще несколько родников, и все они питают Ташлу. По крайней мере три из них каптированы: вокруг выложены красивые арки из известняка-ракушечника, есть ступеньки и лавочки.

Температура воды держится в пределах 80-100 - для закалки лучше и не придумать.

Тропка петляет среди мшистых пригорков. Капает дождь, вокруг слякоть, а вот дорожка совсем не грязная: земля густо устлана ковром из листьев. Так что если соберетесь навестить эти места в ближайшие выходные, не обязательно запасаться сапогами по колено - вполне обойдетесь осенними туфлями.

Однако неподготовленному туристу далеко все равно не уйти - метров через семьсот от спуска начинаются овраги, один круче другого, местами стены почти отвесные.

Стоя на мшистом пригорке, любуемся Ташлой, которая берет начало свое возле мемориала «Холодный родник». Вслед за нашим проводником Василием Гаазовым отправляемся вдоль речного русла.

 
 
Заприметили «цыганское мыло»
 

Бежит Ташла с запада на восток и в черте города тянется примерно на полтора десятка километров. Название ее происходит от тюркских слов «таш» - камень и «ла, ула, чла» - река, вода. То есть буквально: река, текущая по камням (вспомните о речушке Чла, о которой мы рассказывали в предыдущей статье нашего цикла).

Начало свое река берет от Холодных родников, до которых мы еще дойдем. На всем протяжении в речку впадает множество притоков.

Так, например, ручей Михайловский, берущий начало в Северо-Западном районе города (туда мы тоже отправимся), является самым мощным.

С неспешной осторожностью пробираясь по оврагам и буеракам вдоль русла, мы встретили множество красивых мест: небольшие водопады и омуты, выходы родников и лесные завалы.

Есть и скальные обнажения горных пород, похожие на слоистый пирог, когда  глины перемежаются известняками. Местами на излучинах, где вода подмывает берега, видно голубое дно - это глина, которую в народе называют «цыганским мылом».

Глубиной Ташла нынче не отличается, ее свободно можно перейти вброд, а то и перебраться через нее по камешкам. Жарким летом река мелеет еще больше, а в весеннее половодье не бывает глубже полуметра.

Поэтому любопытно будет узнать факты, которые приводит краевед Иосиф Викентьевич Бентковский в Кавказском календаре за 1854 год: «Ташла… во время дождей и таяния снегов делается очень шумною и наносит большой вред жителям, срывая устроенные по течению мельницы и ломая мостики, так что иногда во многих местах переправа через нее становится весьма затруднительною и даже совершенно невозможною…»

Еще какие-то полсотни лет назад в речке купались, ловили рыбу и раков. А в царские времена река была столь многоводной, что здесь делали запруды, строили водяные мельницы.

В 1837 году Михаил Лермонтов, посетив Ставрополь, любил совершать прогулки по балке Ташлы к Волобуевой мельнице (ныне территория Пионерского пруда).

Красота этих мест настолько восхитила поэта, что он сделал несколько зарисовок их, оставив нам память о губернском городе.

 
 
Не спешите, почтите память
 

Итак, родники в районе 42-й школы местные жители, как мы говорили уже, именуют Холодными, хотя находятся они в другом месте.

Пару десятков лет назад краеведы, в числе которых был и Василий Гаазов, предлагали назвать их Осетинскими, поскольку рождаются они на свет из-под склона Осетинской поляны. Но их предложение властями услышано не было. Название поляны, к слову, родилось так: когда-то до революции в этом районе размещался ипподром Осетинского кавалерийского дивизиона.

Поскольку заговорили мы об истории, еще несколько слов стоит сказать о названии самого леса. На первых картах будущего краевого центра в 1787 и 1805 годах лесные массивы уже обозначены, но своих названий еще не имеют. И лишь на карте Ставрополя, датируемой 1833 годом, появляется первое наименование леса, расположенного севернее и западнее крепости, - Ташлянский, по названию реки.

Шли годы, и название леса претерпевало изменения. Поскольку он оказался более всех остальных массивов приближен к городским границам, то получил название Городского. После 1846 года небольшая часть лесного массива, переданная под опеку архиерейскому подворью, стала называться Архиерейским (та, что находится между кафедральным собором и Комсомольским прудом).

Здесь проложили дорожки, обустроили места отдыха, разбили клумбы. После окончательного установления в городе советской власти весь лесной массив получил название Таманского, в честь легендарной Таманской армии, которая и была фактически уничтожена в окрестностях города.

Пройдя против течения Ташлы, мы, наконец, добрались до следующей «станции» нашего маршрута - к мемориалу «Холодный родник». Это место среди горожан известно всем. В годы утверждения в Ставрополе советской власти «товарищи» творили тут расправу над белыми офицерами. Потом, уже при белых, здесь казнили большевиков. В годы оккупации Ставрополя немцами здесь расстреливали мирное население…

Кого обстоятельства приведут в это скорбное место, не спешите, не торопитесь переделать все дела свои. Остановитесь на минуту, почтите память тех, кто был убит здесь и кто похоронен в братских могилах...

 
 
Почему родник стал Минометным
 

Отыскать Холодные родники труда не составит никакого. За памятником ставропольцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, по крутой тропинке надо спуститься на дно балки. Сам Холодный родник и следует считать истоком Ташлы.

До образования Сенгилеевского водохранилища родник был единственным источником водоснабжения города.

В конце XIX века его каптировали, а вода вливалась в деревянные корыта. Уже в начале прошлого столетия местные власти поднимали вопрос о строительстве водопровода от этого родника, но осуществить идею удалось лишь в конце 1920-х.

Для этого были использованы старые каптажи трех самых крупных родников. С помощью насоса вода поступала по чугунным трубам на вершину Ташлянской балки (там, где ныне находится администрация Промышленного района). Здесь располагались два резервуара емкостью в 250 кубических метров каждый, откуда уже вода бежала в городскую водопроводную сеть.

Остатки той водопроводной системы мы и обнаружили на дне Ташлянской балки - проржавевшие трубы с мощными вентилями и задвижками, мощенные камнем сооружения, поросшие мхом, по лабиринтам которых таинственно журчит вода.

 
 

Отыскать эти сооружения весной, говорят, можно с большим трудом - все в округе густо зарастает непролазным кустарником.

В 1936 году рядом с резервуарами на вершине Ташлянской балки была построена новая насосная станция. В годы войны оккупировавшие город немцы водопровод разрушили, а станцию взорвали.

После освобождения Ставрополя Красной армией водопроводную линию от Холодного родника восстановили в первую очередь. И только лишь с приходом в Ставрополь кубанской воды в 1955 году (когда и появилось Сенгилеевское водохранилище) потребность в использовании родников отпала.

Помимо основного, Холодного, родника на дне балки мы отыскали еще два.

Так, в книге Германа Беликова «Вода есть жизнь» говорится, что строители в сложные месяцы после оккупации начали устраивать водозабор из семи каптированных родников Холодной балки.

Один из них был назван «Шум-1», другой «Шум-3» (вероятно, был и «Шум-2»), а вот отдельно расположенный родник получил название «Миномет», так как возле него был найден шестиствольный немецкий миномет.

Продвигаемся по Ташлянской балке далее на юг. Вскоре через густые заросли по пологому склону выходим прямиком на парковку районной администрации.

 
Тропа для тех, кому за…
 

Следующим пунктом нашего путешествия стал родник Михайловский - тоже в Таманском лесу, но уже в Северо-Западном районе. Добраться пешком до него можно и от Осетинских родников, хотя  придется порядком прошагать по лесной чаще. Но это маршрут для любителей отнюдь не простых прогулок.

А вот проехать к Михайловскому роднику можно со стороны улицы Васильева, там же оставить машину, ну а дальше пешком - с того места, где в ноябре прошлого года открыли экологическую тропу.

Открытие, к слову, состоялось с помпой, и было преподнесено так, будто появилась тропа исключительно стараниями администрации города. Заслугу властей отрицать не стоит - для благоустройства сделано было немало.

Но все же надо сказать, что тропа, которую «открыли», появилась еще в восьмидесятые годы, к чему непосредственное отношение имела Виргиния Владимировна Савельева, ученый-краевед, педагог, человек во всех смыслах замечательный.

Работала она на кафедре физической географии Ставропольского пединститута с 1961 года, участвовала в самых разных экспедициях по краю и соседним республикам, в первую очередь по Карачаево-Черкесии. Занималась описанием природных объектов, фотографировала их и собрала невероятно богатый материал.

Когда в 1989 году было принято решение об издании туристского справочника по Теберде, Домбаю и Архызу, главу «Пешеходные экскурсии из поселка Архыз» поручили написать именно Виргинии Савельевой.

В 2000 году коллектив преподавателей кафедры физической географии СГУ, куда входила и Виргиния Владимировна, выпустил «Атлас земель Ставрополь-ского края».

Еще год спустя у Савельевой вышла книга «Природное и природно-культурное наследие Ставрополья», написанная в соавторстве с другим замечательным краеведом Борисом Годзевичем.

Труд - уникальный: впервые под одной обложкой были собраны основные сведения обо всех заповедниках, заказниках, памятниках природы, парках, дендрариях, ботанических садах, исторических городах...

Своеобразным венцом географического и литературного творчества Виргинии Владимировны стало учебное пособие для школьников и студентов, вышедшее в 2002 году, под названием «Природа города Ставрополя».

Состоит оно из двух частей: в первой - физико-географическая характеристика краевой столицы (рельеф, климат, животный мир, морфология ландшафта), а во второй читатели совершают воображаемые экскурсии по природным объектам.

Эту свою книгу Виргиния Владимировна посвятила  всем своим друзьям, краеведам и просто восторженным почитателям природы, любителям прекрасных уголков ее.

 
Откуда питался «Ставрополь-2»
 

От начала «Тропы здоровья» (с улицы Васильева) до Михайловских родников идти минут десять, не больше. Народу тут гуляет много, так что если и не знаете, как пройти, вам всегда подскажут.

Слева от тропы тянется пласт известняка и песка, а водоупорным слоем служат песчанистые глины. Со стороны словно бы не гора перед тобой, а слоистый пирог-медовик. В песчаном склоне когда-то была неглубокая, метров десять, пещера, из недр которой вытекал ручеек. Не так давно верхний мощный пласт пещеру раздавил, от нее осталось лишь едва заметное углубление, замаскированное упавшими деревьями.

Сами же родники, которые принято называть Михайлов-скими, расположены чуть ниже, почти на дне балки. В конце XIX столетия они использовались для нужд железнодорожной станции «Ставрополь-2». Отсюда была проложена водопроводная линия из чугунных труб длиной в три версты.

Ныне же для последователей изречения «в здоровом теле - здоровый дух» здесь построен бассейн для купания, стоят спортивные тренажеры, висят боксерские груши. Особо стоит отметить - вокруг чистота и порядок. Просто душа радуется! Температура всех трех родников около десяти градусов.

Побродив в окрестностях, мы отправляемся на Комсомольский пруд, в сторону которого и несет свои воды Ташла. Добираться решили пешком - от Михайловских родников через лес шагать около часа, если, конечно, знаешь как. Дорога ровная, натоптанная любителями лесных прогулок.

Добравшись до пруда (который в народе упорно называют озером), разлили чаю из термоса, что на горных травах настоял Василий Гаазов, и стали любоваться водоемом, который на зиму обмелел, а берега покрылись мягкой и лохматой тиной.

К слову, а как вообще Комсомольский пруд образовался в долине Ташлы? История водоема, которую поведал нам Василий Леонидович, корнями уходит в XVIII-XIX века.

В архивных документах имеются сведения о том, что ссоры, возникающие из-за ташлянской воды, нередко заканчивались драками местных жителей, которым надо было и огороды поливать, и скот поить. Искусственно сооруженные запруды проблему дефицита воды снимали. Так и появился пруд - самый верхний и крупный на Ташле, до революции именовавшийся Архиерейским.

 
 
Ни пионеров, ни пруда
 

Примерно в двух сотнях метров на восток от дамбы Комсомольского пруда находился когда-то маленький Пионерский пруд, бывший Сипягин.

В 1785 году по Ташле купцом Волобуевым была построена мельница и сделана запруда. Крошечную Волобуеву мельницу, внешний облик которой запечатлен на рисунках Лермонтова, потом выкупил купец Сипягин.

В середине XIX века его потомок, полковник и меценат Иван Иванович Сипягин, на месте старой мельницы построил новую, которая и простояла до конца 1950-х годов.

На собственные деньги Сипягин вырыл пруд вблизи от водяной мельницы, ложе выложил известняком-ракушечником. Затем облагородил территорию - вдоль проложенных аллей на собственные деньги посадил пирамидальные тополя, организовал купальни, обустроил мужскую и женскую раздевалки, вышку для прыжков в воду, лодочную станцию, пляж.

Сооружение это, реконструированное в дальнейшем, на радость горожанам простояло сто лет. Зимой из пруда брали лед для пивоваренного и винокуренного завода братьев Алафузовых, а городские власти использовали его для холодилен.

В начале прошлого столетия земли вокруг Сипягина пруда отошли Юлии Груби, получив название «Дача Груби». Тут была оборудована новая дамба, и площадь за-прудного водоема увеличилась втрое.

Затем этот живописный уголок пришел в запустение.

В 1959 году выдалось очень дождливое лето. Дамба Комсомольского пруда не выдержала напора воды и прорвала. Тогда-то Ташлу и решили взять в коллектор. А Сипягин пруд стали наполнять кубан-ской водой. Новый водоем в соответствии с веяниями времени получил название Пионерского пруда.

Для него сделали мощное бетонное ложе, а воду для купания горожан меняли каждый месяц. Детский мелководный пруд в самые жаркие дни привлекал ребятишек со всего города. Прямо на берегу пруда располагались оздоровительный пионерлагерь «Бригантина», который работал все летние каникулы, а также мор-ская школа.

А потом настали дикие девяностые. Пруд испарился, постройки и сооружения разрушились, земля в этом места стала объектом торговли.

Сегодня в историческом месте Ставрополя возвышаются горы мусора и черного снега, который свозят сюда со всего города. Ну да ладно, не будем о грустном! 

 
 
Ощути связь времён
 

Попив чаю, мы собрались  уже было возвращаться в редакцию, но тут обратили внимание, что водосток, идущий из Комсомольского пруда, сухой. А где Ташла?! Выходит, в пруд река не впадает, как это показано на картах?

В общем, принялись искать. Прочесали лесные окрестности и выяснили, что Ташла, минуя пруд, течет по юго-западной его стороне, скрывшись от посторонних глаз в бетонном коллекторе под землей. Течет бурно, как под напором!

А потом, опять-таки в коллекторе, ныряет под улицей Кавалерийской и уходит дальше на запад, вдоль улицы Дачной. Но проследить ее русло не так-то просто. Прежде чем вынырнуть на поверхность, река, оказывается, с километр прячется под землей - под дачами, огородами, гаражами, домами…

Хотя, если глянуть на любую современную карту, в больших подробностях показано, как она петляет. Вот и мы вслед за водотоком петляли, пока не обнаружили Ташлу, убегающую под автомобильный и одновременно с тем железнодорожный мост возле второй городской больницы.

Попробовали спуститься к реке со стороны автомобильного моста, но не тут-то было  - свалиться вниз здесь ничего не стоит! Тогда мы решили перебраться через железнодорожную насыпь, и вот там только оказались у цели. Перед нами открылись старые своды моста, сложенного из известняка-ракушечника, покрытого мхом.

Ташла гудела мутными водами, унося их дальше через город. Вдоль русла тянутся огороды.

Выбравшись наверх, мы пошли вдоль железнодорожной насыпи. Вся дорога плотно была усеяна булыжниками - отложениями древнего Сарматского моря, напоминающими козинаки, только вместо семечек мелкие ракушки.

Один такой камешек, весом в пару кило, мы и притащили в редакцию. Шутка сказать, этому экспонату примерно десять миллионов лет!

Ходим по земле и не ощущаем связи времен. А всего-то стоит чаще смотреть под ноги. А если вокруг посмотреть, так такое откроется!..

 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий