Поиск на сайте

Слышали анекдот о мстительном гражданине, который готов выколоть себе глаз при условии, если сосед на оба ослепнет. Так это точь-в-точь о «войне» с абитуриенткой, которую на пустом месте развязало руководство ставропольской медакадемии

 

«Девочка плачет и плачет...»
Сердце Дианы Бештоевой буквально замерло от счастья, когда второго августа на сайте ставропольской медакадемии в списке прошедших по конкурсу абитуриентов она увидела свою фамилию. Это была ее третья попытка стать студенткой вуза, о котором она мечтала с детства.
Закончив круглой отличницей школу в Кабардино-Балкарии в 2006 году, она упорно сдавала экзамены только «на врача», причем на бюджетное отделение, где конкурс всегда был сумасшедшим. Отметала все советы поступать «туда, где легче»: медицина была ее заветной целью. Все эти годы не выпускала учебники из рук, и результат в конце концов получила блестящий, набрав 198 баллов при проходном в 190.
После сдачи экзаменов девушка уехала домой к родителям, бесконечно пропадая в Интернете в ожидании появления списка счастливчиков.
Но спустя два дня, 4 августа, радость семьи Бештоевых внезапно оборвало известие из Ставрополя: руководитель приемной комиссии вуза Л. Климов в категорической форме отказался принимать подлинник ее аттестата, который туда привез родственник абитуриентки Борис Бондаренко, проживающий в Ставрополе. Климов ссылался на то, что аттестат должен быть сдан 2 августа, в субботу, а его привезли 4-го, в понедельник, - прямо к первой минуте работы приемной комиссии.
Борис Бондаренко, бывший работник краевого минсельхоза, горячо пытался объяснить причину краткосрочной задержки: девочка больна ангиной, на что есть медицинская справка, и потому не смогла доставить его сама, а попросила родственника. Тем более, что приемная комиссия, приняв документы для экзаменов, в том числе заверенную нотариусом копию аттестата, сверяла его с подлинником. Климов был неумолим: приемная комиссия-де установила срок сдачи аттестатов до 2-го, и все тут.
«Он просто упивался своей властью, унижал надменностью, нежеланием даже нормально разговаривать, с издевательским сладострастием наблюдая, как я волновался, «заводился». Бросил мне, что теперь Диана может попасть только на платное отделение и то лишь, если мы решим это до 12 часов сегодняшнего дня, - рассказывал корреспонденту «Открытой» Борис Бондаренко. - Я пытался возразить: мол, у семьи Бештоевых с их троими детьми нет таких средств, иначе бы Диана не пыталась три года поступать на бюджетное отделение. Я умолял, упрашивал, горячился.
Наш разговор с председателем приемной комиссии накалялся, Климов выбегал в коридор, кричал что-то вроде того, что я предлагаю ему взятку. А за что, хотелось бы спросить?!
Я был до крайности взвинчен - трижды прорывался в кабинет ректора медакадемии Бориса Минаева, пытался воззвать к здравомыслию. Борис Дмитриевич вызывал к себе упорствующего Климова, но делал вид, что не может повлиять на него, и в итоге потребовал от секретаря больше никого к нему не допускать.
Из медакадемии я рванул к министру краевого минобразования Алле Золотухиной. В моем присутствии она позвонила Минаеву, пыталась убедить его не ломать судьбу девушки, страстно мечтавшей о профессии врача, не отказываться от перспективной студентки, набравшей такой не стандартно высокий балл на экзаменах. Минаев доводам министра не внял: если, мол, мы уступим, Бештоевы нас потом замучают претензиями.
Короче, я понял: ради эфемерного «принципа» всесильный Минаев готов переступить конституционное право человека на бесплатное образование, вступить в конфронтацию со всеми, кто требует от него соблюдать закон. Так, за счет унижения других, он утверждался, как вершитель судеб наших детей.
Мало кто из родителей не согнется перед этой силой циничного своеволия людей с бесконтрольной властью. Я тоже дрогнул, с сердечной болью представив потрясение впечатлительной Дианы, которая узнает, что в учебе ей отказали. Понимал: мы, взрослые, еще можем вынести жестокие удары, но детей это может сломать. И я был тоже готов согнуться, тысячу раз извиниться разом хоть перед всей академией, хоть перед ее колоннами - за то, что было и за то, чего не было.
Из минобразования я снова бросился в медакадемию, в приемную комиссию, чтобы сказать Климову: мол, согласен на то, чтобы ее приняли на платное отделение. На часах было 20 минут двенадцатого...
«Вы уже опоздали с поступлением на платное отделение», - торжествующе объявил Климов.
Видели бы при этом его лицо - оно изображало величие, такую иезуитскую радость, что невольно подумалось: какой диагноз можно ставить гражданину, испытывающему невероятное наслаждение при виде шока, растерянности, боли другого человека?
Для Дианы происшедшее стало настоящей драмой - она рыдает уже который день. 1 сентября для нее не стал праздником, хотя она сделала все, чтобы завоевать это право - упорно готовилась к экзаменам, не досыпала, отказывала себе в развлечениях.
Меня же до глубины души потрясла моральная и практическая бессмысленность поведения людей, считающих себя интеллектуальной элитой. В этой показушной издевательской «войне за принцип», попирающей Закон, судьбу юной девушки, нет ничего, кроме упрямого самолюбия и своеволия людей при власти. Чистой воды психология...»
 
Перехлестывает через край
Ясно, что семья Бештоевых со слабо мотивированным решением Климова и Минаева согласиться не могла. Их жалобы на нарушение конституционного права Дианы ушли в целый ряд инстанций - федеральных и местных. Написали заявление в краевую прокуратуру, где также удивились мелочности затеянного медакадемией скандала. Однако прокуратура начала детальную проверку всех обстоятельств.
Бештоевы обратились за помощью к авторитетному юристу-практику, бывшему прокурору Ставропольского края Владимиру Хомутинникову. Владимир Васильевич - человек многоопытный, и для него очевиден факт нарушения медакадемией прав Дианы, гарантированных ей ч. 3 ст 43 Конституции РФ, в соответствии с которой «Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получать высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии».
Для Хомутинникова ясно, что если дело дойдет до суда, решение будет в пользу Дианы: ни один суд положения Конституции не отменит. Зачем же тогда доводить конфликт до судебного разбирательства?! Зачем затевать бучу, в которой морально потеряют обе стороны?
Будучи человеком рассудительным и взвешенным, Хомутинников решил лично довести правовую сторону вопроса до сведения ректора медакадемии Б. Минаева. В надежде, что тот тоже благоразумно остановит конфликт на взлете, не захочет выставлять свое уважаемое учреждение в некрасивом свете — имидж учебного заведения дорогого стоит, выстраивать его трудно, да терять легко
«Разговор с руководителем приемной комиссии Климовым был бессмыслен - к доводам он был абсолютно глух. Но, признаться, я не ожидал встретить такого необъяснимого упорства от Бориса Дмитриевича Минаева, как ни убеждал его в беззаконности отказа девушке в приеме на бесплатное отделение, ведь это право она заслужила, более чем успешно выиграв конкурс, - с огорчением рассказывает Хомутинников в редакции «Открытой» о своем визите в медакадемию Владимир Васильевич. - Нет даже формального основания для такого отказа: ведь четвертого августа еще не было даже приказа о зачислении студентов в медакадемию - Минаев подписал его только через несколько дней.
Демонстративность отказа подчеркивает тот принципиальный факт, что набранные Дианой Бештоевой высокие баллы на экзаменах, в том числе в форме ЕГЭ, действительны и в 2009 году. То есть в будущем году Диану без всякого конкурса обязаны зачислить в медакадемию.
В этом случае, по каким же человеческим меркам можно расценивать такую остро недоброжелательную акцию против юной девушки? Можно полагать, что ей будет очень сложно - учиться в такой искусственно созданной атмосфере. Тяжело осознавать, что «воители» - люди с учеными степенями, интеллектуалы, интеллигенты.
На них которых возложена задача учить и воспитывать будущих врачей для профессии, гуманнее и человечнее которой, кажется, ничего больше и нет на свете. А что же в этом случае продемонстрировали медики-ученые ставропольской академии?! Стыдно и неловко за них, честное слово!»
 
Двойник «по доверенности»
Какой бы ясной и однозначной ни казалась эта история по документам, попавшим в редакцию, не встретиться с ректором ставропольской медакадемии Борисом Дмитриевичем Минаевым, доктором наук, профессором, автором многих научных работ, было нельзя - картина оставалась бы неполной.
Ведь «упрямство» ректора должно же было иметь хоть какую-то мотивацию, которую, возможно, не принимают, не ощущают мои собеседники, но которая представляется важной для этого уважаемого человека.
Звоню в приемную ректора, через секретаря прошу соединить меня для короткого разговора по интересующей теме. Точно знаю: Минаев в своем кабинете, но секретарь отвечает, что его нет, что «он на обеде».
Прошу соединить меня с ним «после обеда» на одну минуту. Обещает. Жду три часа, через знакомых узнаю, что Борис Дмитриевич на месте, вновь звоню секретарю : «Вы передавали мою просьбу?» - «Передавала. Но сейчас его нет - уехал, у него заболела голова».
Борис Дмитриевич - заслуженный и уважаемый человек, но права демонстрировать высокомерную бесцеремонность к журналисту у него нет - мы оба с ним представляем общественные интересы, имеем обязанности, делегированные нам государством и гражданами, а не набиваемся в гости на посиделки.
Но об этой элементарной поведенческой норме приходится говорить не ему лично, а опять же секретарю: «Если Борис Дмитриевич не хочет разговаривать, пусть найдет в себе смелость сказать об этом прямо. Прошу до 10 утра передать мне его решение».
Ровно в десять утра звонок из медакадемии, на том проводе вальяжно представляются:
- Соломатин Сергей Николаевич, юрисконсульт. Я уполномочен разговаривать с вами...
- Но у меня лично к вам нет вопросов. У меня вопросы только к Борису Дмитриевичу, и они не на правовые темы, а на морально-этические...
- ...Я могу говорить за него и на морально-этические, у меня от него доверенность на все.
- Если вы его во всех вопросах заменяете, садитесь в ректорское кресло, - пытаюсь я шутить. - А пока вы не ректор, то журналисты, как, например, и прокуроры, говорят только с персонами, имеющими прямое отношение к событию. Вы, видно, прессу не читаете...
- А я газет вообще не читаю! - собеседник настроен воинственно, на «отпор». Но вынужден менять интонацию, то и дело отвлекаясь для ответов по параллельному телефону, из отрывков которых я понимаю: краевая прокуратура настойчиво требует к себе Климова с документами, который все к ним никак не доедет.
- Что там со взяткой, которую якобы предлагали Климову? - включаюсь я в тему его параллельного разговора о требованиях надзорного органа.
- Вы откуда об этом знаете, ведь Климов дал эти показания только прокуратуре? Нет, скажите, откуда у вас эта информация? - раздраженно допытывается юрисконсульт, который - теперь убеждаюсь точно - газет не читает, может, мало чего читает и вообще. - А за что Климову, как он свидетельствует, предлагали взятку?! Ведь Диана право на учебу в медакадемии заработала упорным трудом, своими знаниями? И до какого же психологического состояния нужно было довести родственника абитуриентки, если за практическую реализацию ее бесспорного права, нужно было предлагать еще и «благодарность»?!
Соломатин ответить не успевает - на параллельном телефоне у него ректор, которому он докладывает, что разговаривает сейчас со мной и еще, видно, о том, что меня не устраивает заочный диалог с ректором. После чего юрист сообщает мне, что Борис Дмитриевич готов встретиться сегодня со мной ровно в 12 часов.
Борису Дмитриевичу большое спасибо, у меня на эту с ним встречу большие надежды. Убеждена: многие конфликты, недоразумения, обиды, можно снять, глядя человеку глаза в глаза, представляя себя на его месте, стараясь его понять как бы изнутри.
Всем нам, смертельно уставшим, задерганным обстоятельствами и обязательствами, находящимися в состоянии сжатой пружины, нужна такая эмоциональная передышка - нужно понимание, сопереживание, порой сочувствие понимающего собеседника.
Если человек ощущает флюиды искреннего доброжелательства, он и на дурную ситуацию смотрит уже другим взглядом - философа, мудреца, гуманиста.
 
Войны «на принцип»
Мне вот тоже хотелось деликатно убедить умного человека Минаева не подсаживаться на проблемы, которые ему из ничего, из воздуха, на пустом месте создает льстивое, подзуживающее окружение. Вот и юрист-консульт Соломатин с вызовом и гордостью подтвердил: он-де убедил Минаева стоять на своем в истории с несчастной абитуриенткой.
А вообще страшное дело, когда влезающие в доверие к руководителю преданные, но недалекие люди начинают и впрямь думать, что они, как однояйцевые близнецы или двойники, могут подменить шефа везде и во всем. И «по доверенности» могут сделать за него даже нравственно-этический выбор. Становятся тем хвостом, который крутит собакой. И часто такое «накручивают», что и лопатой не разгребешь. Им-то что - при опасности отскочат в сторону, оставляя патрону все последствия своей дуроломной «работы» и личных психологических комплексов.
«Войны на принцип» - то ли отражение нашей сугубо российской ментальности, то ли свойства отдельных индивидуумов, способных проблему доставать из рукава, как факиры - птичку. При этом они будут упрямо, неодолимо стоять на своем даже с осознанным ущербом для себя, а порой и при угрозе смертельной опасности, что подметил классик, с шутливой иронией рассказав о том, как «на речке утром рано утонули два барана».
А еще лучше о бараньем упрямстве и вовсе не иносказательно говорят русские поговорки, пословицы, анекдоты, типа про Иванушку-дурачка, грозящего неведомо кому: «Пойду себе глаз выколю, чтоб у тещи был зять кривой».
Но вот ведь что удручает: в нынешнее продвинутое время глаз себе готовы назло выколоть вовсе не иванушки необразованные. Время противостояния, повального недружелюбия, прогрессирующего стало психологической константой российского общества, которое делит себя на «наших» и «не наших» не только в политике.
Больше всего это проявляется в обыденной жизни, проявляющееся в безразличии, холодном равнодушии людей друг к другу. Мы разучились радоваться даже за друзей, которых у нас потому и становится все меньше и меньше. Тем паче мы не готовы поступиться ради них даже малым.
Многие сетуют: даже деньжат подзанять до получки сейчас проблематично, хотя народ наш, судя по статистике, богатеет год от года. А уж чтоб, например, с чужим ребенком посидеть, пока молодые в кино сходят, помочь с ремонтом в квартире престарелым соседям или просто закинуть им сетку картошки на пятый этаж - ну про такой подвиг хоть в газету пиши. Но ведь это было в порядке вещей всего лишь 20-30 лет назад.
К отчужденности в отношениях прибавилась какая-то немотивированная агрессия, жесткость, грубость, непровоцируемое хамство, желание насолить «просто так». И глумливое нежелание «местоблюстителей» пойти навстречу даже пустячной просьбе обратившегося к ним гражданина. Особенно это режет сердце, глаза и уши в госучреждениях, где любой мелкотравчатый клерк, надуваясь значимостью своего шефа, тебя «отошьет» (спасибо, что не «по матушке») со вкусом и видимым удовольствием.
Черт бы с ними, всех не воспитаешь, коль о том их мама в детстве забывала. Но их хамство, как подмечено и психологами, и социологами, зеркальное отражение поведенческого стиля их начальников. И тогда уже от них, «королей со свитами», спасу нет всему обществу - этим «стилем поведения» простого гражданина обкладывают, как охотники волка, - гнись, ломайся, сдавайся, давай в лапу... И не надейся, что защитят «наверху» - система замены-подмены руководителей своеволием их доверенных лиц вовсю действует и там.
Так я рассуждала про себя, готовясь к встрече с уважаемым Борисом Дмитриевичем.
«Невидимые миру слезы»
Выехала из редакции за целый час - при наших дорожных пробках, не дай бог, опоздать к очень занятому человеку. Приеду, а там скажут: опоздала, товарищ журналист, - учитесь, мол, уважать чужое время.
Я же чужое время уважаю и всякий раз привычно спрашиваю собеседника, сколько минут я могу у него занять вопросами.
...Сижу в приемной, назначенный срок прошел, а я все жду Бориса Дмитриевича - дорогое и для меня время тоже скачет галопом. Прошу секретаря напомнить ректору о моем присутствии. Звонит, напоминает. Через пару минут в приемную влетает быстрый человек и, что называется, без «здравствуй-прощай», с ходу мне почти приказывает:
- Я - юрисконсульт Соломатин, а ну пройдемте в мой кабинет - для разговора!
Отвечаю:
- У нас с вами тема исчерпана. У меня встреча с с ректором.
Глаза Соломатина загораются ядовитой усмешкой:
- Вы готовы здесь его ждать два-три часа?
- Не понимаю. Как это так: два-три часа?
- А вот так!!! - сделал танцевальный выверт Соломатин, впившись в меня глазами, метавшими искры неподдельного удовольствия. Как же откровенно он наслаждался моим изумлением, не отводя прищуренного взгляда, в котором играли бесенята и раздвигали его губы в довольной ухмылке. Он гордился собой.
По всему, и на этот раз «хвост» крутил хозяином.
- Получается, вы вдвоем меня просто обманули? Так?!
- Получается, так!.. - хохотнул «двойник по доверенности».
Я подошла к вжавшейся в стол секретарю приемной:
- Передайте Борису Дмитриевичу, это недостойно человека, уважающего себя.
Поверьте, я отнюдь не чувствовала себя ни обиженной, не униженной. Газетчики, как врачи. Последних же не обижает и не оскорбляет, если их пациент, простите, издаст на приеме неприличный звук - что с него, больного, возьмешь!
Передо мной был тоже отличный, выразительный экземпляр, своего рода журналистская удача для анализа ситуации, для исследования ее «корней», которые теперь стали особенно очевидными.
Но позволю себе лишь один вывод. В медакадемии царит дух явного нездоровья, у которого несколько составляющих. Но главная из них та, что здесь в абсолютной «норме» ненормальные отношения между людьми, замешанные на чванстве, высокомерии тех, кто ощущает себя небожителями, вершителями судеб «маленьких людей». Отсюда и искусственно раздутые скандалы, вроде истории с абитуриенткой Бештоевой, и «танцевальные па» с приглашенным на встречу журналистом. И наверняка ненравственные отношения внутри коллектива самой академии - но это, говоря словами поэта, «невидимые миру слезы».
Как хотите, но отчаянно жаль не только неизвестную мне кабардинскую девчушку Диану, но и большого ученого Б.Д. Минаева. Жаль потому, что он, по-моему, совершенно не ощущает душной атмосферы вокруг себя, не осознает трагизма происходящего, способного превратиться в конце концов и в водоворот, который затянет и его самого, и его заслуги, и авторитет возглавляемого им почти два десятка лет учебного заведения.
Я очень надеялась, что перед 1 сентября всесильный ректор пересилит себя и сообщит Бештоевым: ваша дочь - студентка, сочтем происшедшее за недоразумение.
Ибо зачем ему такая тяжесть на душе - незаслуженно лишать человека мечты.
Я все надеялась: раздастся телефонный звонок, и чуть смущенный ректор медакадемии извинится передо мной. Это нужно ему самому, чтобы снять и этот камень с души.
Не дождалась.
«И не дождетесь! - словно слышу я глумливый, торжествующий голос минаевского «двойника по доверенности». - Не дождетесь!»

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
гл. редактор «Открытой»

 

Борис05 сентября 2010, 18:49

Высокомерие ректора и приемной комиссии оставляет желать лучшего!

Лариса21 июля 2010, 21:55

Конечно - же вина девочки в том, во -время неподан был аттестат. Все таки не совсем понятно, что ребёнок так упорно стремился поступить и знал о большом конкурсе не позаботился почему то подстраховаться. Хотя все права абитуриента налицо. С другой стороны как бы не препятстствовало её руководство ВУЗа никто не давал право унижать,наслаждаться беспомощностью и упиваться своей властью и властью недалёких людей. Большой пост просто обязывает быть челевечным, мудрым и справедливым, чего к сожалению не оказалось у работников Вуза. Я считаю что даже отказ должен выглядеть корректно и обоснованно, а не клоунским представлением. И это одна из основных составляющих в статье корреспондента, и большая проблема на сегодняшний день, когда чуть имущим всё дозволено, а остальные - быдло. Не должно так быть. Диане же могу посоветовать успокоиться и попробовать свои силы в других медвузах станы. На Ставропольском свет клином не сошёлся. Дерзай девочка - может когда -то ты или мне или моим близким и друзьям спасёшь жизнь и совершишь подвиг не взирая на все гадости, которые преподнесла тебе судьба! Будь умницей и стойкой и не допускай больше ошибок с формальностью.

Юрий29 сентября 2008, 12:40

much ado about nothing - много шума из ничего. совершенно ни о чем статья. вот только время ее появления симптоматично - в преддверии перевыборов ректора медакадемии. к концу октября, когда обозначатся основные претенденты на это место, можно будет поискать среди них и заказчика этого шедевра пустопафосного надрыва за народ типа)(*)*

Григорий15 сентября 2008, 15:22

Уважаемый www.new-stavropol.ru! Думается, что общественное мнение и мнение Людмилы Ивановны - это две разные вещи. Я вот вроде бы тоже добрый и законопослушный член этого самого общества, но мое мнение иное: уверен, что в медакадемии поступили правильно. Более того, заверяю Вас, так же точно поступила бы приемная комиссия СГУ, политеха и даже МГУ. Конечно, с этим вопросом можно обратиться к Малахову, в "Человек и Закон", "Час суда", "Играй гармонь", "Здоровье", или Сам себе режиссер". Но лучше, конечно, создать новую - "Сам себе общественное мнение".

www.new-stavropol.ru12 сентября 2008, 08:23

2 сентября 2008 года в Ставропольской государственной медицинской академии состоятся торжественные мероприятия по случаю 70-летия образования вуза. Приветствие в связи с этой датой на имя ректора Бориса Минаева направил Губернатор Ставропольского края Валерий Гаевский. «Время ставит перед врачебно-медицинским корпусом новые масштабные задачи, - говорится в поздравлении, - и ответ на них в крае - за Ставропольской государственной медицинской академией. Своей научной и учебной деятельностью коллектив вуза подтверждает высокий статус учебного заведения. Демонстрирует, что вузовская интеллигенция – это люди, которые в значительной степени определяют завтрашний день, готовят молодые кадры будущего, воспитывают в них причастность к судьбе Отечества». Губернатор пожелал профессорско-преподавательскому составу, студентам и выпускникам вуза новых свершений в науке, учёбе и жизни, неиссякаемой энергии, счастья, благополучия, здоровья и реализации всех намеченных планов. Вот так у нас и делается. Похоже, что общественное мнение для Гаевского ((( - пустой звук. www.new-stavropol.ru

анастасия08 сентября 2008, 13:38

Спасибо открытой газете за борьбу с беспределом в нашей стране! Сколько же мужества и отваги нужно в наше время, чтобы защищать простых людей! ТО, что произошло с Дианой, уже переходит всякие границы. Почему же талантливых абитуриентов у нас стараются зажимать? Не иначе как очищают места для "платежеспособных клиентов"...

катерина08 сентября 2008, 13:38

Людмила Ивановна, спасибо Вам за Ваш патетичный высокий слог, за Ваше служебное рвение, за то, что толчете воду в ступе! Вот наша современная журналистика: абсолютно потрясающий узкий взгляд. То, что делает "Открытая газета", разумеется, достойно уважения: не каждое издание умудряется так балансировать на грани разоблачения. Остается надеяться на то, что когда-нибудь, наш народ поумнеет, и поймет, для каких персон все-таки открыта ваша газета. Объясните, зачем вы накаляете и без того шаткую ситуацию между народом и государством? Поступила Диана? Хвалы ей и награды! Протормозила Диана,не смогла, как остальные абитуриенты, вовремя принести документы, проявила свою необязательность и неумение вертеться в жизни? Ай, молодец девочка, ай золотко! А какой наглый и вредный мужик этот Климов! Закон он блюсти захотел, видишь ли! Закон говорите? Ээээ! Нам никакой закон не помеха! Что хотим, то и пишем, кого хотим, того и черним: открытая мы, в общем, газета, открытая для бабла, текущего извне и для прочего разврата. Дерзайте, господа, продолжайте в том же духе! Возводите Тихонюка на престол, поражайтесь справедливости госпожи Денисовой, сочувствуйте необязательным девочкам, баламутящим все вокруг из-за своей же собственной глупости. И будет у нас светлое будущее для нашей чудесной страны. Будущее с честными прокурорами, со строгими, но справедливыми судьями и бесстрашной юной интеллигенцией.

АЛЕКСЕЙ08 сентября 2008, 13:37

Обычная заказуха. Сколько денег сшибли? Побойтесь Бога, Людмила Ивановна! Так можно и в ад попасть после смерти. Не удивлюсь, если комментарий не появится.

Лялечка08 сентября 2008, 13:37

По-человечески жаль Диану. Удивляет другое: односторонность и тенденциозность описания этого конфликта. Конституционные права Дианы на образование не были нарушены вузом. Это Диана не смогла воспользоваться своими правами, предусмотренными ч.3 ст.43 Конституции России. А если бы Диана принесла аттестат через час, день, неделю, год? А если бы таких как Диана было двое, трое, сто? Важно одно - аттестат был принесен ПОСЛЕ завершения приемной кампании. И дата - 2 августа, очевидно, была прописана в правилах приема в вуз. Необходимо понимать, что после завершения работы приемной комиссии подписывается приказ и место Дианы занимает человек, набравший меньше баллов, но предоставивший подлинник документа об образовании. Внести изменение в приказ практически невозможно. Если бы Климов принял аттестат Дианы, то тем самым он бы нарушил правила приема и ЕГО ДЕЙСТВИЯ БЫЛИ БЫ НЕЗАКОННЫ. Почему Вы, Людмила Ивановна, считаете, что некоторые люди, в некоторых случаях, ради некоторых великих идей могут нарушать закон, единый для всех? Почему Ваша газета, Людмила Ивановна, так агрессивно и злобно ВСЕГДА защищает позицию лишь ОДНОЙ стороны? Кто диктует ОТКРЫТОЙ, какую сторону принять? Вам, Людмила Ивановна, побольше реализма и доброты, газете - открытости, Диане - счастья и удачи, у нее все получится. Думаю, что этот пост, как и мои другие сообщения будет удален. ОТКРЫТАЯ ли Вы газета? С наилучшими пожеланиями, Лялечка.

марина 05 сентября 2008, 15:04

я неоднозначно отношусь к Вам, Людмила Ивановна, но в данной ситуации - снимаю шляпу. спасибо Вам, что с таким рвением вступились за постороннего Вам человека, хоть Ваши усилия и не достигли желаемого результата. искренне жаль девочку, которая довольно рано узнала, что такое жестокость, самодурство, вседозволенность и глупость, но в то же время благодаря Вам поняла, что есть доброта и сочувствие. Главное, не останавливаться. Давайте проведем какую-нибудь акцию, пикет у стен медакадемии.... Напишем в "Человек и закон", в "Пусть говорят" Малахову, вызовем сюда федеральных телевизионщиков. ...Уверена, им понравится такой скандал вокруг солидного вуза. Может и "образумим" ректора! в любом случае, можете рассчитывать на мою поддержку.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий