Поиск на сайте

Восстановление исторической справедливости в Ставрополе идёт с опозданием, но хуже того - окольным путём: одной рукой созидаем, другой - рушим

 
Всем нам давно пора обрести великое качество - «помнящих родства»
 
На днях из мэрии краевого центра пришла долгожданная весть - комиссия по присвоению звания почетного гражданина города рекомендовала депутатам обсудить кандидатуру на это высокое звание Риммы Михайловны Ивановой, уроженки Ставрополя, героини Первой мировой. Окончательное решение остается за депутатами.
- Мы должны больше рассказывать горожанам, особенно молодежи, о наших выдающихся земляках, знакомить их с историей города и историями людей, - сказала на заседании комиссии Валентина Муравьева, профессор Ставропольского медицинского университета. - Тем более это не так сложно. Можно, например, выпускать брошюры о ставропольцах. Главное - мы не должны позволить славным именам потускнеть и исчезнуть.
Имя нашей прославленной землячки хорошо известно не только в Ставрополе, но и далеко за его пределами. Сто лет назад, в сентябре 1915 года, у деревни Мокрая Дуброва (ныне Брестская область в Беларуси) юная девушка, видя, как после гибели офицеров перед лицом врага дрогнули солдаты, подняла в полный рост роту в атаку. Устремившись вслед за своей сестрой милосердия на вражеские позиции, они обратили противника в бегство.
В той атаке храбрая девушка получила смертельное ранение и скончалась на руках солдат. Ей был 21 год. Известие о подвиге и гибели Риммы Ивановой потрясло всю Россию, ей посвящали в газетах статьи, ее памяти слагали стихи.
 
 
 
«Стала предводителем воинства»
 

На имя начальника Ставропольской губернии из армии пришла телеграмма:

«Государь Император 17 сентября соизволил почтить память покойной сестры милосердия Риммы Михайловны Ивановой орденом Святого Георгия IV степени. Сестра Иванова, невзирая на уговоры полкового врача, офицеров и солдат, всегда перевязывала раненых на передовой линии под страшным огнем, а 9 сентября, когда были убиты оба офицера 10-й роты 105-го Оренбургского полка, собрала к себе солдат и, бросившись вперед вместе с ними, взяла неприятельские окопы.

Здесь она была смертельно ранена и скончалась, оплакиваемая офицерами и солдатами. Корпус с глубоким огорчением и соболезнованием свидетельствует уважение семье покойной, вырастившей героиню - сестру милосердия. О чем прошу сообщить родителям и родным, жительствующим на ул. Лермонтовской, 28. Командир 31-го армейского корпуса генерал-адъютант Мищенко».

На следующий день после получения телеграммы начальник губернии Бронислав Янушевич в сопровождении полицмейстера подполковника Старосельского посетил ее родителей, Михаила Павловича и Елену Никаноровну, выразив свое соболезнование.

Изначально Римма служила в 83-м Самурском полку, а ее брат Владимир - младшим врачом в Оренбургском полку. В июле 1915 года, после полугода службы, Римма побывала дома, в Ставрополе, к тому времени имея уже два солдатских Георгия - III и IV степени. Но, несмотря на мольбы родителей, снова отправилась на фронт, в родной Самурский полк, но по пути заехала к брату в Оренбург и осталась в нем - уже навсегда.

Тело Риммы Ивановой в простом деревянном гробу было доставлено в Ставрополь 24 сентября по железной дороге в сопровождении ее брата Владимира, а также полковника Зайцева.

Проститься с Риммой пришел весь Ставрополь, из окрестных сел прибывали крестьяне. У могилы в юго-восточной ограде храма Святого Апостола Андрея Первозванного протоиерей Семен Никольский произнес речь:

«…Да! Сестра милосердия стала предводителем воинства, совершив подвиг героя. И чистой, непорочной девичьей кровью оросилось поле брани… Римма Михайловна - доблесть России, слава всего русского народа; священна гордость наша - ибо она «плоть от плоти нашей». Город наш, город Ставрополь! Какой славы сподобился ты! Франция имела Орлеанскую деву - Жанну д’Арк. Россия имеет Ставропольскую деву - Римму Иванову. И имя ее отныне будет вечно жить в царствах мира…»

Подвиг Риммы Ивановой стал одной из ярких страниц в истории России. Вскоре о нем сообщили все газеты империи, подчеркивая, что за 150-летнее существование ордена святого Великомученика и Победоносца Георгия IV степени это второй случай награждения им женщины - знак отличия полагался только офицерам, к тому же много послужившим, в солидном чине. Первый орден был пожалован за сто лет до этого кавалерист-девице Надежде Дуровой, скрывавшейся под именем корнета Александрова.

Архиепископ Кавказский и Ставропольский Агафодор обратился в Святой Синод о причислении героини к лику святых, а первая икона святой Великомученицы Риммы была установлена в стенах ее родной Ольгинской гимназии. Для увековечивания памяти героини местные власти учредили стипендии имени Риммы Ивановой в фельдшерско-акушерской школе и Ольгинской женской гимназии, где она училась. В типографии было отпечатано 23 тысячи листов с портретом Риммы, краткой ее биографией и описанием подвига для раздачи населению, в школах, волостных правлениях, библиотеках-читальнях и других общественных местах.

В земском училище села Петровского Благодарненского уезда, в котором до ухода на фронт учительствовала девушка, было принято решение установить памятник в ее честь, а самому училищу присвоено имя героини.

Но вскоре грянула революция, имя Риммы Ивановой было забыто. Место ее погребения в ограде Андреевской церкви сравняли с землей.

Сегодня на предполагаемом месте захоронения героини у храма Андрея Первозванного установлено надгробие, мемориальная доска появилась на здании бывшей Ольгинской гимназии по проспекту Октябрьской революции. Памяти Риммы Ивановой проводятся конференции и круглые столы. В деревне Доброславка в Свято-Троицком храме, где отпевали сестру милосердия, в ее честь установлена мемориальная доска.

 
«Плод досужей фантазии»?
 

Не так давно белорусские кинематографисты сняли фильм «Святая Римма». Многие ли в Ставрополе его видели? Но точно уж никто не знает, что до революции в России уже был снят фильм о геройском подвиге девушки. Не знаю, что сегодня бы мы сказали о художественных достоинствах картины, но тогда помещенная в газете заметка была резко критической и даже гневной. Более того, принадлежала она… отцу Риммы Михаилу Павловичу, который посмотрел в электротеатре «Биоскоп» фильм «Геройский подвиг сестры милосердия Риммы Ивановой» и решил его запретить.

Отец Риммы был возмущен, что артистка совсем не похожа на его дочь, слишком высокого роста, в модной узкой юбке, в модных лакированных туфлях, да в довершение всего - с саблею наголо.

«Никакой ходульности и показного героизма в трагической смерти моей дочери не было, - писал Михаил Павлович в газете «Северокавказское слово» от 4 декабря 1915 года. - Слившись душой с серыми воинами, покойная была проста, подвиг свой совершила в серой шинели, и она пошла не с винтовкой или с саблей в руке, а с крестом на груди - символом милосердия и чистой любви…

Таким образом, вместо действительного эпизода великой войны демонстрируется какой-то грубый фарс, плод досужей фантазии антрепренера, который развязно показывает портрет своей героини-артистки  под именем моей дорогой дочери».

Интересно узнать, что до Ставрополя картина уже демонстрировалась во многих других городах, в том числе в Ростове, Екатеринодаре, Владикавказе, Таганроге. По ходатайству коллежского асессора Михаила Павловича Иванова к управляющему Ставропольской губернией картина в городе была с просмотра снята.

Кстати, о сабле, с которой Римма повела в атаку солдат. Вскоре после ее гибели «Ставропольские губернские ведомости» опубликовали несколько воспоминаний о том бое. Вот отрывок одного из них:

«Солдаты десятой роты, уже дрогнувшие в окопе,  ослабили стрельбу, и многие пытались поползти из окопа. В то время сестра Римма Иванова, окруженная группой раненых солдат, с залитым кровью передником и с саблей в руке, бросилась к окопу. Крики «Ура!» огласили окоп. С новой силой защелкали винтовки замученных солдат.

На один миг нагнулась в окопе сестра. Все слышали от нее только два слова, повторяемые громко и нежно…

- Голубчики… родные… голубчики…

И потом она встала во весь рост, выпрыгнула из окопа и побежала с поднятой саблей. И все побежали за ней. Неприятельские пулеметы бешено работали против бегущей роты, которую вела вперебежку слабенькая, маленькая женщина. Ведомая чудесной силой, рота, теряя раненых и убитых, ворвалась в неприятельский окоп, откуда выбила врага яростным штыковым боем и заняла окоп на всем его протяжении.

Но в глубине окопа, на земле, изрытой ногами сражавшихся, на залитом кровью песке лежала вся в крови сестра Римма Иванова, а над нею плача наклонились солдаты, стараясь перевязочными пакетиками удержать кровь, потоком хлынувшую из горла. Ее вынесли сквозь огонь, но не успели сделать и несколько шагов, как новая пуля сразила сестру…»

 
«Геройская душа пережила маленькое тело»
 

О присвоении Римме Ивановой звания почетного гражданина Ставрополя, а также об открытии ей памятника рядом с гимназией говорят давно, однако до последнего времени никакого движения не наблюдалось. Прошел город и мимо большой даты - столетия начала Первой мировой войны, в то время как по всей стране открывали памятники героям. Или у нас своих нет, некем гордиться?

Летом прошлого года в мэрии сообщили, что накануне Дня города на доме по нынешней улице Дзержинского (ранее Воробьевской, а потом Лермонтовской), где жила Римма Иванова, собираются открыть памятную доску. Но уже в этом году в краеведческом музее перевернули массу архивов, чтобы найти дом героини.

Как заверил нас краевед Герман Беликов, с большой долей вероятности можно считать, что дом Риммы Ивановой был снесен еще осенью 2013 года, то есть до всех благих инициатив мэрии. Это был двухэтажный особнячок по улице Дзержинского, 142, на месте которого сегодня возвышается девятиэтажная офисная башня. Против уничтожения особняка в свое время выступали общественники и политики, резонанс был настолько велик, что проверку по данному факту поручил провести лично прокурор края Юрий Турыгин, взяв ее ход под личный контроль. Однако бизнес в сотрудничестве с чиновниками оказался прозорливее, наглее и циничнее.

Застройщику мэрия выдала разрешение на возведение пятиэтажного дома - на улице, где дома, как правило, не превышают трех этажей. Фирме этого показалось мало, и она запросила этажность удвоить. Тут вмешалась городская прокуратура, направив в адрес главы администрации предостережение. Тогда застройщик, очень похоже по совету мэрии, побежал в суд и его выиграл.

Пока шли суды, фирма что есть мочи вела строительство - при том, что разрешения на это у нее не было. А мэрия молча за этим наблюдала. Без ответа осталось и письмо представителей четырех(!) парламентских фракций краевой думы, обратившихся в администрацию города с просьбой продолжить суды с застройщиком и не дать ему изуродовать старую улицу.

Дом по улице Дзержинского, 142, хотя и не был памятником архитектуры, но имел для нас неоценимое культурное и историческое значение. Теперь его нет, а с ним навсегда исчезла частичка нашего героического наследия. А дума, если бы не искала дружбы с мэрией и решительно выступила против стройки, дом непременно бы отстояла. И так всегда: уничтожаем и предаем забвению, но в то же время восхваляем и восстанавливаем историческую справедливость. Очень странный, непоследовательный, петляющий путь.

«…Римма жива… Геройская душа пережила маленькое тело, и сияющая, лучезарная, с ангельской улыбкой, она реет над нами, зовет туда, где нет могил, зовет к подвигам, к бесстрашию, к борьбе за великое, святое дело… И Римма с нами, ее нежный юный образ чарует нас своею прелестью, и большие глубокие глаза смотрят вам в душу и ищут родного.

Чудная девушка. Короток твой жизненный путь, но пройти его - удел героев.

«Боже, спаси Россию!.. Вперед!» - звенит чудный голос воскресшей Риммы».

Эти нежные слова принадлежат патриоту нашего родного рода, общественному деятелю, основателю Ставропольского краеведческого музея Григорию Николаевичу Прозрителеву.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
…И дрогнул полк… Не стало командира…
Уж горсть защитников готова к отступленью,
Но вот бежит она - сестрица Римма,
Послушна властному небесному веленью.
«За мной, родимые! Во что бы то ни стало
Нам нужно завершить начатое сраженье;
Пусть враг сильней, пусть нас осталось мало,
Бежать назад - постыдней пораженья!
Вперед, друзья мои!..» И вдруг сама упала,
Мелькнули милые видения и лица…
Жизнь кончилась… Смерть нагло оборвала
Прекрасной повести прекрасные страницы.
 
Александр ОСИНСКИЙ 
(«Северокавказское слово», 3 октября 1915 года)
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий