Поиск на сайте

Несколько молодых семей, потерявших новорождённых детей по вине врачей, несколько лет добиваются справедливости.

А врачи, допустившие такую халатность, продолжают работать в том же родильном доме
 
Уважаемая редакция! Уже четыре года как мы, несколько семей, потерявших своих детей в пятигорском роддоме, пытаемся добиться справедливости. Полагаем, что без придания огласке сведений о произволе и чиновничьем беспределе в минздраве Ставропольского края, незаконных действиях (бездействии) врачей пятигорского роддома, прокуратуры и следственного отдела города Пятигорска расследование уголовных дел по факту смерти наших детей будет спущено на тормозах.
 
 
У супругов Паразян  уже было двое детей, а в 2011 году они ожидали появления двойни. Но мечтам не суждено было сбыться. Из-за неквалифицированной медицинской помощи дети родились преждевременно. В итоге один ребенок родился инвалидом, а второй умер через девять месяцев.
Уверенные в том, что гибель одного ребенка и инвалидность второго произошли исключительно по вине врачей, родители стали самостоятельно проводить расследование - запрашивать копии медицинских документов из женской консультации, роддома, страховой компании, минздрава и др. И супруги обнаружили явные манипуляции - записи об обследованиях, которые никогда не выполнялись.
Долгие походы по прокурорам и следователям привели к тому, что было возбуждено уголовное дело по факту смерти ребенка по ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). Однако следователь, которому оно досталось, сказал, что не видит причин и поводов для расследования.
 
Анастасия Косенко ожидала появления первенца во всё том же пятигорском роддоме в 2012 году. 29 мая ребенок Анастасии умер, так и не успев родиться. Ночью начались схватки, Настя просила помощи у врачей, но врач акушер-гинеколог И. Адамова очень хотела спать на ночном дежурстве и попросила не паниковать.
Соседки по палате пытались вразумить врача что-то делать, но никакой реакции не последовало. Врач пришла только утром, поставила капельницу и снова ушла. Когда возмущенная Настя поняла, что про нее «забыли», она стала требовать принять какие-то меры. И только тогда врач Адамова поняла, что ребенок погибает, задыхается. Пришлось срочно делать операцию кесарево сечение, но ребенка спасти не удалось.
За четыре года с момента подачи семьей Косенко заявления в полицию сменилось четыре следователя. Но никто из них так ничего и не сделал. Они дошли со своими жалобами до зампредседателя Следственного комитета РФ Карнаухова. Как оказалось, с жалобой на роддом и правоохранительные органы города Пятигорска к нему обратились не они одни. При экспертизах и расследовании было установлено, что есть исправления документов, удаление листов и другие незаконные манипуляции с медицинской документацией.
 
В семье Брежневых ребенок погиб в пятигорском роддоме в октябре 2011 года. Ребенок  родился доношенным, в соответствии с предполагаемым сроком, с нормальным весом, довольно благополучно (маме делали кесарево сечение), но спустя несколько часов он неожиданно умер.
С возбуждением уголовного дела тоже долго тянули. Только после посещения несостоявшимися родителями зампредседателя Следственного комитета Карнаухова уголовное дело было возбуждено. В настоящее время следствие по нему уже закончено, и пятигорские следователи направят уголовное дело в суд.
 
Жена Евгения Кобелева родила в один день с Раисой Брежневой. Она пришла в родильный дом сама, неплохо себя чувствовала. Как только приняли ее в родильном доме, сделали назначение, после этого в течение суток никто к ней из медицинского персонала не подходил. За это время у нее поднялась температура, к вечеру почувствовала сильную слабость, боли. Назначенные ей препараты привели к гипоксии плода. Ребенок задохнулся еще в утробе.
Возбужденное только через девять месяцев уголовное дело расследовалось нехотя. Евгений успел за время расследования окончить юридический университет по специальности «Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика», и теперь оказывает юридическую помощь таким же пострадавшим от пятигорского роддома, как и он.
Суд вину врача (заведующего отделением А. Процюк) признал, да и врач сам признал свою вину, поэтому и получил очень мягкое наказание - всего лишь полтора года ограничения свободы.
 
Карина Куршинская потеряла в пятигорском роддоме свою сестру-близнеца. Сестра рожала в мае 2012 года, с разницей в один день с Настей Косенко, история которой описана выше. Не помогло ей даже то, что рожала она у давно знакомого врача, у которого рожали  все женщины ее семьи.
Знакомый доктор роды принял и ушел. Роды прошли благополучно, ребенок родился здоровеньким. Но у роженицы открылось кровотечение, за время которого к ней никто не подошел, медицинскую помощь не оказал, и женщина умерла от потери крови. Карина Куршинская пытается доказать вину врачей в смерти своей сестры после родов.
Уголовное дело по факту смерти рожавшей женщины пока приостановлено. Ждут результатов очередной экспертизы. Стоит отметить, что в Российском Центре судебных экспертиз при Минздраве Российской Федерации срок только ожидания начала экспертизы больше года. Такая ситуация складывается исключительно потому, что местным (региональным) государственным судебно-медицинским экспертам население уже не доверяет, поэтому люди просят провести экспертизу в федеральном центре. То есть система, когда одни врачи оценивают работу других и получают зарплату в одном месте, не срабатывает.
 
Александра Последова потеряла ребенка в декабре 2011 года. Она отлежала в пятигорском роддоме почти неделю. Когда начинались схватки, ей начинали что-то капать внутривенно, и схватки прекращались. Дотянули до того, что ребенок задохнулся еще в утробе матери. Дежурившие в приемном покое родственники сообразили, что таким способом – оттягиванием родов - медики пытались вымогать у них деньги, и вызвали полицию.
Полицейскому наряду, прибывшему в роддом, показали документ, по которому значилось, что Александра Последова поступила в роддом только что, а не лежала здесь уже неделю. Родственники возмутились. А документ этот вскоре технично «потерялся».
Старшей наряда, приехавшего в декабре 2011 года по вызову в роддом, была Юлия Мащенко. Сегодня она – следователь Пятигорского ОМВД, занимается проверками по фактам смертей ребенка Александры Последовой и первенца Анастасии Косенко. О том, что в декабре 2011-го в родильном доме ей подсунули липовую справку, которая впоследствии пропала, она сегодня не вспоминает.
Липовая справка – не единственный исчезнувший документ из дела Александры Последовой. После экспертизы в краевом Бюро СМЭ минздрава Ставропольского края роддомовская медицинская документация вообще пропала. Прокуратура волокиту по делу признала.
 
Потеряв своих детей, пережив огромное горе, мы столкнулись с тем, что юридически ребенок, который умер еще в утробе матери, человеком не считается. Юридически он – «плод». И за вред, причиненный его здоровью, повлекший за собой смерть ребенка, никто не наказывается.
А еще, как только мы стали проводить собственное расследование, запрашивать копии медицинских документов, стали обнаруживать в них откровенные махинации, нам присылали записи об обследованиях, которые нам не выполнялись, и другие подтасовки фактов.
Кроме того, когда стали проводиться проверки следователями МВД, стали вдруг исчезать индивидуальные карты беременности из женских консультаций, теряться журналы учета эпидуральной анестезии, учета УЗИ, учета использованных медикаментов, то есть именно то, что интересовало следствие.
Все эти годы мы как на работу ходим к следователям и в прокуратуру. Вынуждены регулярно отвлекаться от нормальной жизни, заниматься борьбой за свои права, которые нарушает государство в лице следователей и чиновников различных уровней.
В подтверждение своих слов готовы представить копии уголовных дел и переписку с чиновниками Минздрава России, минздрава края, губернатором края и другими. Может быть, придание огласке наших дел сдвинет все с мертвой точки?
 
С уважением,
 
Евгений Кобелев,
Иван Паразян,
Анастасия Косенко,
Александра Последова,
Карина Куршинская
 

Комментарий.

 
Евгений Кобелев, юрист, представитель написавших письмо в редакцию:
 

Министр Мажаров уклоняется...

 

- Меня и моих доверителей объединяет то, что беда случилась с нашими семьями в одном роддоме, в течение одного года, и все мы пострадали от того, что медиками не оказывался должный уход, они не реагировали на жалобы, пациентам не проводились необходимые исследования, не осуществлялся постоянный контроль за состоянием здоровья.

Мне удалось доказать вину врача в гибели моего ребенка. Врача осудили за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Врач получил условный срок, но даже не отстранен от работы.

Нарушение прав потерпевших продолжается и по сей день. Следственные органы и прокуратура тоже не стремятся выполнить свою работу надлежащим образом. К примеру, заявления Косенко и Последовой на протяжении уже четырех лет лежат практически без движения. Следователи меняются, постановления выносятся с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона.

Так же беззубо ведет себя следственный отдел по Пятигорску Следственного комитета России при расследовании уголовного дела по факту смерти ребенка Паразян. Следователь в ноябре 2014 года вынес представление Министерству здравоохранения о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, потребовал провести служебную проверку в роддоме.

Министр здравоохранения Виктор Мажаров фактически уклоняется от исполнения данного представления, выдавая формальные ответы и не по существу требований. Следователь и руководитель следственного отдела ведут переписку по этому поводу с минздравом Ставропольского края уже 1 год и 3 месяца.

Что мешает министру здравоохранения Ставропольского края провести такую проверку?

Не у всех хватает стойкости и душевных сил дойти до конца. Сначала люди потеряли самое дорогое для себя - ребенка или жену (сестру, дочь, мать), а потом, при таких следователях, начинают терять веру в правосудие и справедливость. Это дает возможность нерадивым медицинским работникам оставаться безнаказанными.

Я допускаю, что дети могут умирать в роддомах, и не всегда это вина врача. Считаю, каждый случай надо расследовать досконально.

 

 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Сергей (не проверено)
Аватар пользователя Сергей

Ребята мои саболезнования,кто потерял детишек. Эти врачи перед Богом ответят!!!

Добавить комментарий