Поиск на сайте

Семью погорельцев из Ставрополя судебные приставы выставили из дома, где они вынужденно ютились почти десять лет. Другого жилья у них нет!

 

Квартирный вопрос нынче в Ставрополе – острый, горячий, протестный... Приведем лишь несколько историй, которые за последние недели приобрели колоссальный общественный резонанс (в том числе благодаря публикациям в «Открытой»).

Девять семей (среди них тяжелые инвалиды) администрация города по надуманному поводу выселяет из законно купленного людьми многоквартирного дома в переулке Ртищенском.

75-летнего слепоглухонемого Петра Цапко родной внук продал вместе с квартирой, а нанятые новым владельцем мордовороты дедулю вышвырнули на улицу. Живет он нынче у знакомых...

Ведомственное общежитие в Ставрополе обанкротившаяся компания-владелец «Кавтрансстрой» продает вместе с жильцами. Жители уже больше десяти лет лишены права даже приватизировать свои квартиры.

Уволенный из МВД многодетный отец Геннадий Ворабьев объявил голодовку, требуя предоставить ему обещанное еще двадцать лет назад ведомственное жилье. Все эти годы семья офицера ютится в сыром подвале.

...Каждую из этих ситуаций невозможно представить в цивилизованном обществе, в правовом государстве. А вот в Ставрополе, увы, это обыденность. И за каждой историей – равнодушие чиновников, прокуроров, судей, хладнокровно играющих чужими судьбами. Да и что для них простые люди?! Так, строки в отчетах.

Внимательно выслушивая каждого человека, столкнувшегося с этой безликой и бездушной бюрократической машиной, кажется – нет, хуже уже быть не может!

Может! И каждая новая история убеждает в том, что моральное падение ставропольского чиновничества еще ниже, еще, еще...

И порой не хватает уже слов в русском языке, чтобы выразить все негодование, все возмущение в адрес мерзавцев, занявших чиновные кресла. Равнодушные, тупые, жадные. Отгороженные непрошибаемой стеной от общества, от нас с вами.

На днях в редакцию «Открытой» со своей болью пришла жительница Ставрополя Татьяна Каширина. Приходит она не в первый раз – о трагической истории ее семьи «Открытая» писала дважды, поскольку она тянется уже почти десять лет.

А началось все с того, что дом, где жили Каширины, в октябре 2006 года сгорел. Бездомными стали восемь семей, в основном люди пожилые и больные, неспособные бороться за свои права. Администрация города, у которой оказалась такая «обуза» (надо же, эти людишки еще какого-то жилья требуют!), решила «проблему» с лету: погорельцев заселили... в нежилое здание (на снимке).

Когда-то это была контора завода «Люминофор», потом вдруг перешедшая в муниципальную собственность. И мало того, что дом нежилой, он еще и был признан судом непригодным для размещения людей (рядом – химическое производство).

Тут даже офисы держать нельзя было! Забегая вперед, скажу: трехэтажное здание экспертиза признала еще и аварийным – с момента постройки в 1957 году здесь не было ни одного ремонта. Да и ты, читатель, можешь убедиться в том, что жить тут невозможно, взглянув на фотоснимок.

Тем не менее семьи погорельцев жили здесь много лет. Жили... и умирали. Сейчас остались только Каширины – Татьяна подрабатывает нянечкой, а сын Дмитрий трудится на заправке. Денег, чтобы купить новое жилье, у них, понятно, нет.

А на днях Татьяну и Дмитрия внезапно нагрянувшие судебные приставы... выставили на улицу. Оперативно, жестко не дали собрать даже личные вещи и документы, которые заперли в кладовой (якобы под арест).

Как такое вообще могло произойти в нашем Ставрополе, который, как уверяет сити-менеджер Андрей Джатдоев, самый комфортабельный и уютный город на земле?! Об этом сама Татьяна Каширина рассказала в письме, которое принесла в редакцию «Открытой».

Еще в 1995 году наш дом на улице Московской (тот, что сгорел) был признан аварийным, и мы стояли в очереди на получение нового жилья. А уже после пожара нашу семью включили в очередь на получение квартиры как малоимущих. И уже спустя несколько лет в этой очереди мы были первыми.

Но в апреле 2011 года, устав от моих постоянных жалоб по поводу получения жилья, администрация Ставрополя обратилась с иском в суд, потребовав нашу семью выселить из здания «Люминофоров». И судья Жанна Пшеничная, в сути дела почти не разбираясь, обязала нас выселить (краевой суд решение оставил в силе).

Следом городской расчетный центр (СГРЦ) предъявил к нам еще один иск – о том, что мы должны выплатить почти 60 тысяч рублей долга за коммунальные услуги. Судья Ольга Мороховец иск удовлетворила, признав, будто мы зарегистрированы в квартире №26 на основании договора социального найма. Хотя ни такого договора, ни 26-й квартиры не существует в природе. Краевой суд решение оставил в силе.

Ну и, наконец, своим постановлением Андрей Джатдоев вычеркнул нашу семью из списка очередников. Лишь в результате моих долгих походов «на поклон» в администрацию в очереди малоимущих граждан (которым жилье выделяют по договору социального найма) меня восстановили... под номером «1-а». А в общей очереди я стала 6219-й! Представьте: более шести тысяч человек в Ставрополе ждут жилья, на которое претендуют по закону.

Я обратилась в Промышленный районный суд, требуя, чтобы нашу семью восстановили в очереди без всяких «буквенных» обозначений. Но судья  Елена Капорина решила, что все законно. Обжаловать это решение в краевом суде у меня уже не было ни денег, ни сил...

В какие бы инстанции за эти годы я ни обращалась, я нигде не видела сочувствия и поддержки. В краевой адвокатской палате мне, как малоимущей, назначили защитника Наталью Нестеренко.

Она палец о палец не ударила, чтобы мне хоть чем-то помочь в получении жилья и субсидии на оплату услуг ЖКХ. Зато постоянно требовала подписывать квитанции о том, что ею сделано для меня (чтобы потом получать деньги как мой госзащитник).

Шесть раз я ходила к зампреду правительства Роману Петрашову, а тот постоянно отправлял меня в администрацию Ставрополя. Четыре раза я была на приеме у министра соцзащиты Ивана Ульянченко, но безуспешно.

Была я в приемной уполномоченного по правам человека в крае Алексея Селюкова. Но тут меня встретили враждебно, пожилой сотрудник (он не представился), пролистав мои бумаги, бросил: «Вы к нам надолго, раз квартиры своей нет?! У нас дивана для вас нет!»

Была я много раз в прокуратуре Промышленного района, в жилищном управлении Ставрополя... Да проще перечислить, куда я не обращалась. Мало кто из чиновников даже выслушивал мою историю до конца. Всем было некогда, и никакого желания помочь...

Это полное равнодушие в итоге и привело к тому, что мы с сыном оказались на улице. Ранним утром 22 сентября группа судебных приставов (восемь человек!) во главе с начальником райотдела Сергеем Титовым вломилась в нашу «квартиру». Вместе с ними была юрист администрации, которая предъявила мне доверенность за подписью Андрея Джатдоева.

Они грубо вытолкали моего сына, который пытался снимать их действия на телефон. И вместе с юристом собрали в мешки все наши пожитки, документы, одежду, посуду и заперли в соседней комнате.

Причем никакой описи арестованного имущества приставы не составили, вели себя очень грубо, словно мы не люди, а скоты. Но даже собакам дают приют, а нас выбросили на улицу.

Всю нашу мебель приставы оставили в помещении, где мы жили, опечатали его и требовали, чтобы мы от своего имущества отказались.

Вся эта «спецоперация» у приставов во главе с адвокатом заняла несколько минут. Причем вместе с ними была съемочная группа одного из краевых телеканалов. И в тот же день, 22 сентября, в телеэфир вышел сюжет о том, как приставы выселяют злостных неплательщиков.

Хотя ни о каких долгах речь не шла: нам предъявили лишь решение судьи Жанны Пшеничной, вынесенное еще в 2011 году, о выселении нашей семьи из незаконно занимаемого муниципального помещения.

Сейчас нам негде жить, ночуем, где придется. У нас не осталось с собой никаких вещей, только та одежда, что была на нас.

К кому я только не ходила за эти дни. И никому опять нет до нас никакого дела! Мэр Ставрополя Георгий Колягин так мне и сказал: «Ну чего вы ходите?! Я тут квартиры не раздаю!»

Но кто дал право всем этим чиновникам вытирать об нас ноги?! Если у нас сгорело жилье, неужели мы больше не граждане, не россияне?!

Люди, я не знаю, что мне делать, куда еще идти, в какие министерства и ведомства. Кто нам может помочь хотя бы советом?!

 
Татьяна КАШИРИНА,
погорелец
Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

Вы должны сделать так, чтобы вас услышали как просящего. 
А это значит попросить так, как никто не просит - чтобы те, кто должен дать квартиру ис*у*а*ся за свой пукан.
Если вы есть в телевизоре - значит вы существуете  http://www.youtube.com/watch?v=I6_VY0RBr4w

Недавно я чуть не стал как вы, погорельцем. Причина возгорания: бездуховность (свинство) тожероссиян, которые не обслужили ЛЭП по улице - не подрезали ветви растущего под линией дерева. Во время ветра дерево раскачалось и, как предполагаем, замкнуло верхушкой провода. Люди, которые были на улице, услышали хлопки, но не поняли откуда. Во время замыкания, как предполагаем, проскочила искра и попала под крышу на лагу у рядом стоящего дома. Крыша дома задымилась. Потушили мы сами - семьей (это про вопрос, к кому в беде обращаться). Тьфу-тьфу...
Мы позвонили в гор.эл. сеть и в ультимативной форме потребовали обрезать деревья возле дома по той причине, что их линия подожгла дом. В тот же день приехали. Первым делом они спросили где горящий дом, но имея бюрократический опыт, я сразу ответил: имеется подтверждение выезда пожарных машин на место... И мужкикам пришлось работать - пилить ветки. Всё так и не допили, говорят, у них работы много.
Образец, как замыкает линии: https://youtu.be/dc_JXPmXP3M?t=4m41s
К сожалению, только нас*л*е и страх решают проблемы. И только Сталин и Путин улыбваются.))
зы: мы уже более 20 лет (ок. 25) в очереди на квартиру, очередь двигается, в основном за счёт умерших.

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

А по-простому - надо взять в Ипотеку, если снова не врут, это чуть менее 5000 рублей в месяц за собственную квартиру:
http://trety-rim.ru/news/%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B...

Добавить комментарий