Поиск на сайте

 

Не нашедшие защиты и сочувствия в органах власти растерянные старики все чаще обращаются за помощью в редакции газет

 

В помещение нашего корреспондентского пункта в Ессентуках вошли два старичка – Янко Гукасов и Вячеслав Бекасов - и, смущаясь, спросили, здесь ли редакция независимой газеты. Их проблема состояла, как это чаще всего бывает, в жилье. Оба живут по соседству в одном доме, в центре Ессентуков, на углу улиц Гоголя и Володарского. Дом старый (в этом году ему будет 105 лет), в нем всего 4 квартиры. Соседи двух других квартир продали свое жилье одному очень небедному человеку. Дом в числе других строений является частью общего двора на 10 квартир, зарегистрированных под одним адресом.
Один состоятельный новосел посчитал, что негоже ему ютиться в ветхом здании, взял да и разрушил свои квартиры, превратив жилье старичков из просто ветхого в аварийное.
А для себя отгородил больше половины двора, на всей территории вырыл огромный котлован. По информации городского управления архитектуры, здесь будет двухэтажный жилой дом с мансардой. Дело, конечно же, личное, на что хватает денег, то и строишь. Двух-трехэтажными хоромами никого сегодня не удивишь.
Но вот старички мои не удивляться пришли в редакцию, а жаловаться на несовершенство жилищного законодательства. Жить после начала строительства в их квартирах стало невозможно, а все их обращения в муниципальные органы и к застройщику о предоставлении нового жилья остались без ответа.

Корреспондент «Открытой» решил присоединиться к поискам правды и выяснить, чего же ждать от жизни бедным пенсионерам.
Как сказали мне в управлении архитектуры города, какие-либо радушные перспективы у пенсионеров в отношении жилья законодательно отсутствуют. Существующая программа переселения из ветхого и аварийного жилья частного фонда не касается.
А квартиры в этом столетнем доме все исключительно приватизированные. Обязать застройщика приобрести для соседей новое жилье — это надо судом доказать, что дом стал рушиться только по вине строителей. Никакой суд не примет такого решения, если разрушающемуся объекту уже более ста лет.
А виноваты, по мнению сотрудников управления архитектуры, сами жильцы, мол, довели дом до такого состояния - они собственники, с них и спрос. А что собственники они всего пять-семь лет, а до этого 85 лет собственником было государство, об этом во властных структурах не говорят, а только обвиняют старичков, что поддались на государственные агитки и приватизировали жилье.
В таких ситуациях становится ясным, что приватизация жилья, по сути, явилась со стороны государства избавлением от ответственности за собственное бездействие.
Однако жильцы оставшихся квартир были еще и владельцами части двора, который находится в общем пользовании. Так, по крайней мере, написано в их свидетельствах о приватизации жилья. У Янко Гукасова сохранилась и квитанция об уплате за оформление доли земельного участка. Но было это давно, еще во времена повальной приватизации, поэтому никаких других документов ему не дали.
А вот новый состоятельный сосед Аполлон Христостомов, как только купил квартиры, тут же и земельный участок оформил уже по новому закону, получил на него свидетельство о праве собственности, став, таким образом, собственником большей части двора. Огородив ее забором, новосел тут же снес старое жилье и вырыл огромный котлован для нового дома.
Сидит Гукасов целыми днями в своей квартире, слушает шум строительной техники, голова в его возрасте уже не выдерживает такой нагрузки, в какие шарфы ее не оборачивай. И без того древнее жилище после начала строительства дало трещины, повреждены потолочные балки, того и гляди, потолок рухнет. Подпер Янко Грантович провисшие места бревном, но долго ли это продержится, не знает.
А у Вячеслава Бекасова жить в своей квартире вообще невозможно. Простенок с разрушенной квартирой всего сантиметров в пять будет, обычная межкомнатная перегородка выходит теперь на улицу.
Года через два-три в этом месте вырастет дворец, подпирать стены которого будет дряхлая постройка. Администрация курортного города, видно, не заинтересована в придании центру города цивилизованного облика.
Что будет со старичками? Из-за стройки пройти к соседским квартирам можно только по узенькой дорожке, шириной не более одного метра. А уж если пожар случится или «скорая» пенсионерам понадобится, машине подъехать к этим квартирам невозможно.
Специалисты, работающие в структурах ЖКХ, констатируют: чаще всего в таких случаях бывают пожары, которые уничтожают мешающие глазу строения. Доказать, что стало причиной пожара, практически невозможно. Обычно считают либо древнюю электропроводку, либо винят самого пенсионера, забывшего выключить электроприбор.
Социальные службы города эта стройка тоже не волнует. Один из разрушенных сараев принадлежал владельцу 5-й квартиры — 15-летнему сироте Сергею Яроцкому, который воспитывается сейчас в детском доме. Чего еще не досчитается молодой человек, вернувшись в свое жилище?

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий