Поиск на сайте

Какие тени прошлого витают в особняке отпрыска Дома Романовых в далёком Ташкенте, рассказывает читательница «Открытой»

 

Если вам, уважаемый читатель «Открытой», выпадет случай посетить Ташкент, то вам обязательно покажут как одну из достопримечательностей города особняк великого князя Николая Константиновича Романова.

С его именем связано немало тайн и загадок. Основная из них заключается в том, что прожил он безвыездно в этом туземном по тому времени крае в течение тридцати лет. Дом Романовых постарался, чтобы о нем забыли. Почему?

Ответить на этот вопрос стало возможным только в 1990-е годы, когда стали доступными царский архив и воспоминания царедворцев. В публикации «Не царское дело» («Открытая», №31 от 12 августа с.г.) я рассказала о поэте, музыканте и меценате Константине Константиновиче, внуке Николая I. А «ташкентский узник» был его старшим братом и, соответственно, тоже внуком царя.

Об опальном великом князе существуют разноречивые мнения среди приближенных ко двору. Одни считали его жертвой смелых либеральных идей, другие приписывали несовместимые с честью и общепринятой моралью проступки, а третьи называли благотворителем и человеком, склонным к научной работе.

Как выясняется, все эти качества удивительным образом сочетались в личности этого незаурядного человека. Но по порядку.

Подробности этой загадочной истории можно найти в мемуарах графини Клейнмихель, изданных в 1923 году. Она писала, что в детстве и юности великий князь был гордостью родителей.

Внешностью похожий на деда, он прилежно учился, обладал прекрасными манерами, увлекался науками, музыкой и пением. Позднее великий князь стал меценатом, выделяя значительные средства на музейные нужды.

 
 

Однажды в Мраморном дворце, где проживала семья, была обнаружена пропажа трех крупных бриллиантов с иконы, подаренной Николаем I матери великого князя Николая Константиновича.

Поскольку икона находилась в комнате матери, доступ туда был ограничен. Подозрение пало на великого князя. Но он все отрицал. Пришлось прибегнуть к дознанию со стороны департамента полиции. Вскоре великий князь был изобличен своим адъютантом, показавшим, что тот получил от Николая Константиновича поручение переправить бриллианты в Париж.

Скрыть происшествие от царя Александра II не удалось. Можно было проступок замять, но царь распорядился создать комиссию и тщательно расследовать дело. Великий князь давно раздражал Александра II своим вольнодумством и порочной связью с американкой.

Решение комиссии было сурово: объявить великого князя душевнобольным, лишить его воинских отличий и званий.

Возможно, этим бы наказание и ограничилось, но великий князь по неосторожности или намеренно оставил на своем письменном столе записку, в которой ни слова не было о раскаянии, а, наоборот, осуждение строгости наказания: «То, что Вы делаете, жестоко и бесчеловечно». А во время одного разговора Николай Константинович пригрозил обратиться к народу за защитой.

Александр II был возмущен такой дерзостью своего племянника и решил удалить его подальше от Петербурга. Ему грозила Сибирь, но царь повелел отрезвить его горячую голову не холодом, а жарой, да и опасностей в Туркестанском крае было больше. Один бухарский Эмир чего стоил своими постоянными набегами на русский гарнизон.

***

Через некоторое время после удаления великого князя в ссылку Александр II был убит и появилась надежда на прощение. Мать Николая Константиновича передала полученное от сына письмо новому царю Александру III, в котором содержалась просьба разрешить приехать в Петербург, чтобы «помолиться праху обожаемого мною монарха и просить у него прощения за мое преступление». Ответ царя был суров: «Сколько я живу, ты не увидишь Петербурга!»

Возможно, гнев сменился бы на милость, если бы не поведение великого князя на азиатской земле. С одной стороны, в Ташкенте и Фергане помнят до сих пор, что великий князь на собственные средства построил водопровод, соорудил бассейны для полива в Ферганской долине, помогал туземцам.

Но в личной жизни вел себя смело и дерзко. Он отказался носить фамилию Романов и называл себя Волынским в честь казненного во времена бироновщины боярина. А женившись на дочери ташкентского полицмейстера, двум своим сыновьям дал фамилию Искандер - это был псевдоним борца с самодержавием А.И. Герцена.

Не вернул в Петербург великого князя и последний российский монарх Николай II, хотя и несколько увеличил ему материальное содержание. Неудивительно, что опальный князь восторженно встретил Февральскую революцию и даже послал А.Ф. Керенскому телеграмму, приветствуя падение монархии и наступление свободы. Умер, а по другой версии убит, великий князь Николай Константинович был в 1919 году. Могила его неизвестна.

 
Тамара КАМАЛОВА
Ессентуки


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий