Поиск на сайте

Судебный репортаж

 

«Дело Кухаря» - яркая иллюстрация того, как воротилы сельскохозяйственного бизнеса на Ставрополье криминальными способами убирают со своего пути добросовестных конкурентов

«Слушай, мы тебя как танком раздавим. У нас есть, это, начальник Следственного комитета,  вот, Северо-Кавказского. Вот это наш, мой человек.»
«У Кулакова деньги есть, он всех этих дагестанцев и чеченцев под себя забирает, и решает вопросы, какие ему нужны.  Он близко кормит всех этих тут... Он всех кормит, чтоб, когда надо было, все были на его стороне. И греки, и не греки.»

Из аудиозаписи М. Гасанова

Как всё начиналось

В начале декабря ушедшего года многие краевые и федеральные СМИ рассказали о судебном  процессе по делу инвестора из Ипатовского района Андрея Кухаря, руководителя Ассоциации организаций агропромышленного комплекса «Агросоюзцентр».

Его обвиняют в покушении на мошенничество с земельными участками.

История, продолжением которой стало упомянутое выше уголовное дело, началась  в сентябре 2015 года. Подконтрольное Кухарю («Агросоюзцентру») хозяйство АПК «Петропавловское», выросшее на обломках  СПК «Россия» в Арзгирском районе, начало сев озимых на землях бывшего хозяйства.

Когда техника вышла на поля, ее  там остановили  вооруженные люди в камуфляже из соседней республики: оказалось, что на эти земли претендовало еще и Буденновское ООО «Парижская коммуна», заключившее с разоряющейся «Россией» договор субаренды.

Появление на полях вооруженных людей превратило  спор двух хозяйствующих субъектов в уголовное дело.  После возбуждения дела Андрея Кухаря, который в тот момент лечился в больнице,  доставляют к следователю и задерживают в качестве подозреваемого, сразу помещают в ИВС.

Как считают его нынешние адвокаты, жесткий накат преследовал цель оказать на Кухаря  психологическое воздействие, показать, насколько беспомощен он, оказавшись в руках правоохранительной системы.

Сломленного человека легче склонить и к признательным показаниям, и к заключению досудебного соглашения, кроме того приставить к нему своего, проверенного, адвоката.

Первоначально дело о покушении на мошенничество с землями было возбуждено  в отношении не только Кухаря, но и еще четырех лиц, которые так или иначе сотрудничали  с Кухарем в сельхозбизнесе. Предоставленный  Кухарю государственный защитник  уговорил его пойти на сотрудничество со следствием, и его дело было выведено в особое производство. Кухарь был выпущен под подписку о невыезде, а дело было передано в суд.

Когда Андрей Кухарь осознал, в какую ловушку загнал его приставленный «защитник», он сразу же  отказался от услуг ловкого адвоката и от «особого производства» по делу.

Однако, как только он это сделал, один из трех дагестанских предпринимателей, которым тоже было предъявлено обвинение по общему с Кухарем делу,  Раджаб Гасанов,  вдруг заявил об угрозах физической расправы со стороны Кухаря.

Прокуратура  резво подала ходатайство об изменении меры пресечения Андрею Кухарю,  с подписки о невыезде на  заключение под стражу.

Это ходатайство и рассматривалось на судебном заседании 30 ноября  в Промышленном райсуде Ставрополя, куда поддержать Кухаря приехали около двухсот жителей села Петропавловского и работники АПК «Петропавловское».

Наблюдали за ходом судебного процесса и журналисты «Открытой».

Удовлетворить ходатайство прокуратуры при такой поддержке подсудимого со стороны местных жителей и уполномоченного по правам бизнесменов председательствующая судья Кущ не решилась, но меру пресечения Андрею Кухарю все же утяжелила – с подписки о невыезде на домашний арест.

Подробнее мы писали об этом в материале «Россия» на дне» (№48 от 6 декабря 2017 г.)

Без браслета жизни нету

На следующий день после судебного заседания по адресу Кухаря явились сотрудники УФСИН и надели ему специальный браслет, который позволяет контролировать  местонахождение и следить за тем, чтобы находящийся под домашним арестом человек соблюдал назначенные ему судом меры пресечения.

Однако через пару дней УФСИНовцы снова  заявились  к Кухарю  и браслет сняли, объяснив, что его надо отремонтировать.

В тот же самый день под окнами Кухаря припарковались два автомобиля, и люди в них  круглосуточно наблюдали  за окнами его  квартиры.

«Незаконное наблюдение за  жильем моего подзащитного подпадало под определение ч.1 ст. 137 Уголовного Кодекса - нарушение неприкосновенности частной жизни, - поделился своими соображениями с редакцией его адвокат Николай Стороженко. -  Поэтому мы  решили  проверить,  кому еще  и на каком основании  было дано поручение контролировать, как  исполняются наложенные на него  меры пресечения (домашний арест)».

Каково же было удивление адвокатов, когда выяснилось, что все машины, попеременно замеченные в течение недели, пока  чинили браслет,  под окнами у Кухаря –  серебристый Хёндай,  бежевый Хёндай и белая Тойота Карола - принадлежат вовсе не правоохранителям, а «потерпевшему» Андрею Кулакову и его фирмам  – ООО «Парижская коммуна» и ООО «Стройинвест».

Когда  Кулакову  задали этот вопрос, тот не отпирался, а с вызовом  бросил: «Надо будет, и пять машин выставлю». Вели незаконную слежку? Для чего?   С какой целью?

Сразу возникает и вопрос: откуда Кулакову  стала  известна служебная информация о том, что у Кухаря временно сняли  браслет? Неужто уфсиновцы попросили иную сторону  «последить» за своим конкурентом?

Кухарь просит защиты у государства

Что он за человек, этот Андрей Юрьевич Кулаков? В уголовном деле против Кухаря  он – один из трех представителей потерпевшего - ООО «Парижская коммуна». Но  в различных интервью на местном телевидении и в прессе   представлен   как реальный владелец этого общества, чтобы всем стало ясно, что в деле против Кухаря   главный именно Кулаков.

Кулаков – крупный кавминводский бизнесмен. Занимается инвестициями в сельское хозяйство и строительство. Владелец строительных  компаний в Предгорном и Буденновском районах, в Ессентуках - соучредитель некоммерческого партнерства по микрофинансированию, владелец Ессентукского кафе в центре города на Театральной площади, совладелец предприятия в Предгорном районе, занимающегося оптовой торговлей.

А еще числится в краевом реестре арбитражных управляющих.

Так что незаконная слежка со стороны Кулакова за Кухарем могла вполне быть оценена последним как угроза его безопасности. Тем более, что основания опасаться за свою жизнь были у Кухаря и раньше, что засвидетельствовала на предыдущем судебном заседании 30 ноября Елена Фисенко, заместитель руководителя ассоциации «Агросоюзцентр».

Женщина рассказала, как  встречалась с сыном Раджаба Гасанова (по заявлению которого в суде рассматривали изменение меры пресечения Андрею Кухарю на заключение под стражу). Гасановы – родственники известного в крае Джамалатдина Гасанова – бывшего депутата Госдумы России и бывшего главного федерального инспектора по Кавминводам. Семья авторитетная, уважаемая властью, поэтому работать с ними Кухарь не боялся.

Гасанов-младший пришел к Елене Фисенко с обширным  устным посланием от отца, который сидел в СИЗО, послание должно было дойти до Кухаря:  «Вы ему передайте, если можете запомнить - запоминайте, хотите писать - пишите», - предложил посланец  Елене Фисенко.

Фисенко пояснила суду, что записала речь Марата Гасанова на диктофон, по поводу чего тот  не возражал. Когда защитники Кухаря прослушали эту аудиозапись, то сразу же заявили ходатайство о предоставлении своему подзащитному  мер государственной защиты, настолько откровенными и ясными были озвученные угрозы.

Разговорчивый посланник

Но судья Анна Кущ, молча прослушавшая запись, отказала в предоставлении мер государственной защиты, не объясняя своих доводов.

Диктофонная запись длилась больше часа, ее слушание заняло бОльшую часть судебного заседания. Аудиозапись была исключительно монологом Марата Гасанова,  без передышки излагавшего позицию отца и свою собственную.

В общем и целом дело сводилось к тому, что Марат Гасанов тянул из Андрея Кухаря большие деньги за то, чтобы  его отец дал показания в пользу Кухаря. В какой-то момент  в ход  пошли шантаж и угрозы. Крупные суммы, по его словам, нужны были на еду и лекарства для отца, на оплату ему адвоката и ещё… на покупку  отары овец в Калмыкии.

Вначале младший Гасанов утверждал, что готов умереть за своего отца, но затем «умирать» передумал, но пообещал нанять группу дагестанцев, готовых «пойти на беспредел» в отношении Кухаря.

Вот как это звучало дословно, без изменения стиля говорящего:

- Ему (отцу) надо питаться там нормально, он сидит там. Кухарь хоть сказал мне, позвонил? Ну, сказал бы: Марат, твой отец там сидит, давай вот, возьми деньги в этот, как его… положи ему на счет, … чтобы отец мог оттудава в любое время взять еду. Он же об этом ничего не говорит.

- Если Кухарь сделает, чтоб мой отец сел, то поверьте мне, земля круглая… Я клянусь, пусть я умру, если из-за Кухаря сядет отец. Кухарь прекрасно знает, какие у нас возможности. Я лично его не оставлю, какая бы камера, какая бы собака, кто бы его не охранял.

- Я просто сам не хочу руки пачкать, там ребята есть, они ждут. Эти ребята, которые именно занимаются по беспределу. Они говорят, только дайте человека, мы с ним разберемся.

- Тот Абдул, который сюда приезжал с пистолетами, который отцу и Кухарю  грозился. Вот с этим Абдулом разговаривать я ездил.

- Там есть еще ребята в Дагестане. У меня серьезные нормальные ребята, которые выступают, эти, в боях там, тут. Если дальнейшие какие-то будут с молодежью разборки, эти ребята, их чуть-чуть прикормить, они приедут, они будут долбиться там.

Ты знаешь,  эти кавказцы… если им чуть-чуть подкинуть, как кость собаке, на все готовы.

- Я могу это сказать отцу, если будет, я могу сказать, чтоб он против Кухаря дал показания, и Кухарь там еще больше встрянет. Кулаковские люди такое предлагают, ребята предлагают местные.

- Он, Кухарь, знает проблемы все отца. Вот щас мы хотим, вот нам предлагают… Он, отец, говорит, что Кухарь тогда мне обещал э-э-э… деньги э-э-э на этих…, на овцы там, ну с Калмыкии чтоб… да, купить. Вот щас там предлагают по очень…, по дешевке этих…. Тут осталось двести с чем-то, и то они там какие-то по банковским этим….. Мы просто хотели, чтоб Кухарь как-то нам  помог пока.

- Положи мне сюда пять миллионов, и я поеду.  Потом хочешь, чтобы я туда поехал: положи мне ещё три миллиона, я туда поеду. Только таким путем я ехал бы.

«Таких связей у вас никогда не было»

Еще большие суммы Марат Гасанов пытался  выдоить у Кухаря за закрытие всего  уголовного дела, поясняя, какими административными ресурсами для этого обладает его семья.

При этом  посланец бахвалился, что, мол, таких связей, какие есть у них, никогда не было ни у Кухаря, ни у Кулакова, владельца  ООО «Парижская коммуна», Кухаревского оппонента в земельном конфликте. Называет Марат и фамилии своих богатых родственников, при помощи которых намеревается закрыть дело.

Среди них известные на весь мир миллиардеры Сулейман Керимов, Омар Муртазалиев, в общем, чтобы у слушателей после озвученных фамилий его возможности не оставляли сомнений.

Родственники родственниками, но Гасанов собирался  получить поддержку и от правоохранительных структур.

Вот что он говорил по этому поводу:

- Слушай, мы тебя как танком раздавим. У нас есть, это, начальник Следственного комитета, вот, Северо-Кавказского. Вот это наш, мой человек.

- Если,  допустим, я возьмусь за это дело, чтобы это, его закрыть. Если Кухарь не против. Пожалуйста, я буду заниматься, вот уверен, не так, чтобы кому-то деньги, а потом обмануть Кухаря. Этого не будет.

- И скажи Кухарю, я могу попытаться с ним тоже поговорить, за какую-то сумму, если он будет согласен под расписку взять на себя всю ответственность и уйти туда, сесть. Остальные чтоб уже ушли (к тому времени), есть такой вариант.

Есть еще вариант, что, допустим, отец расскажет, как есть. Кухаря он не подставляет, говорит он, как было. Но с гарантией того, что Кухарь его не бросит.

- Щас мы выходим на зам. прокурора Ставропольского края. Там общие друзья, Волков (следователь по делу Кухаря - Авт.) говорит, в прокуратуре работал следователем, а щас он перевелся в следственное управление. Вот мы  с ними тоже будем  выходить  на связь, узнать, что на уме.

Хапнуть, отжать и кинуть

Очень неприглядный из рассказа Гасанова получается портрет Андрея Кулакова, владельца ООО «Парижская коммуна», отстаивающего его интересы в судебном процессе по делу Кухаря.

Со слов Гасанова, дагестанские юристы, которых «сосватали» Андрею Кухарю, чтобы  помочь решить земельные вопросы с Кулаковым, - всего лишь люди Кулакова, которые действовали в интересах последнего.

Все организованные действия по «отжатию» земли у Кухаря Гасанов связывал с Кулаковым. А еще Гасанов сказал, что Кулаков и сам в состоянии закрыть дело, но уже за очень заоблачные суммы. Вот в каких фразах это прозвучало:

- Тот Кулаков - негласно друг очень многих дагестанцев. Бывает в Дагестане, поддерживают его дагестанцы, очень многие знают его. Особенно там, где он живет, в Железноводске, Кисловодске.

- У Кулакова деньги есть, он всех этих дагестанцев и чеченцев под себя забирает, и решает вопросы, какие ему нужны.

Он близко кормит всех этих тут, которые дагестанцы. Он всех кормит, чтоб, когда надо было, все были на его стороне. Все кавказцы почти и не кавказцы нормальные… И греки, и не греки.

- Гурбанов (Абдул, тот самый, что приезжал на разборки с  землей в сентябре 2015-го с оружием, действовал по доверенности от Кулакова – Авт.), видимо, хотел взять деньги Кухаря, он думал, что Гаджиев (тоже появлялся  на спорных полях во время конфликта по просьбе Кулакова - Авт.), щас его семьсот миллионов раз хапнет, и Кухаря закинет.

- Это пусть никто не знает, есть человек отсидевший, такой с понятиями, с ворами в законе там … который  общается. Он знает Кулакова хорошо, он, видимо, (ему) что-то должен. Не буду говорить…

Вот этот человек должен с Кулаковым пообщаться, что Кулаков скажет. Чтобы хотя бы, чтобы это… Я слышал, что он триста миллионов, что ли хочет, да закрыть это дело. Знаете об этом, нет?

- Они говорят, давай мы сделаем так, чтобы отца под домашний арест выпустили. Главное, чтобы он еще написал на этого, на Кухаря.

Конечно, еще не факт, что все, что пытался от имени отца донести Андрею Кухарю  Гасанов-младший, соответствует действительности.

Но его утверждения о коррупционных связях в правоохранительных и надзорных органах края - очевидные основания для проведения там служебных проверок. Этой, аудиозаписи год, но никаких последствий эта криминальная озвучка не имела, хотя проверять есть что.

Ведь из того, что наговорил Гасанов-младший на диктофон,  многое уже произошло или нашло свое отражение в ряде последующих эпизодов.

Например, Гасанов-отец  сделал заявление об угрозах Кухаря в рамках плана давления на конкурента, который удивительным образом  совпадал с действиями следственных органов. «Пирамида» обвинений оказалась перевернутой: Гасанова-старшего выпустили из-под стражи, а на Кухаря, нуждающегося в серьезном стационарном лечении, надели арестантский браслет.

Какие еще угрозы и «предсказания» Марата Гасанова еще сбудутся, покажет время. Но стоит ли этого дожидаться? И кому это выгодно?

Прокурор Роман Сенин, впервые участвовавший в заседании,  посчитал выразительный монолог Марата Гасанова недопустимым доказательством, счел, что и угроз  там никаких не звучало. Такое же мнение было и  у судьи Анны Кущ, в прошлом высокопоставленной сотрудницы краевой прокуратуры.

Ходатайство адвокатов Кухаря прекратить процедуру отдельного производства и рассматривать дело в обычном порядке она отклонила без разъяснения своих доводов.

Это обстоятельство заставляет размышлять над фактом ограничения доступа к правосудию Андрея Кухаря, который отказался от рассмотрения дела в особом порядке, но реализовать это право ему отказывают.

Судя по-всему, вся эта история выстроена по схеме многоходовки, цель которой  организовать Кухарю западню, выдавить из него хоть что-то, чтобы лишить свободы и возможности эффективно защищаться, а основное уголовное дело, в котором главные участники - дагестанские предприниматели, рассыпать.

Возможности для этого, судя по монологу Гасанова-младшего, были довольно большими, но вот только отказ Кухаря от особого производства по делу, похоже, сломал им все планы. И теперь его противники усиленно работают над схемой новой западни….

Елена СУСЛОВА

 

Комментарий

Николай Стороженко, адвокат:

Уголовное дело носит сугубо заказной характер - откровенный и циничный

 
- Полагаю, что уголовное дело в отношении предпринимателя Андрея Кухаря носит сугубо заказной характер — откровенный и циничный.
И потерпевший Андрей Кулаков имеет к этому непосредственное отношение, оказывает на ход дела давление, используя свои обширные ресурсы и связи, как, возможно, в криминальном мире, так и в госструктурах.
Владимир Путин неоднократно заявлял о недопустимости уголовного преследования законопослушных предпринимателей, предлагал установить десятилетний срок тюремного заключения для силовиков, которые занимаются их шантажом в рейдерских целях.
Однако правоохранительные органы Ставрополья, как всегда, его категорически не слышат.
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Адвокат (не проверено)
Аватар пользователя Адвокат

Странно — если подсудимый возражает против особого порядка , то судья обязан !!!!! Прекратить особый порядок.вы уверены редакция , что судья отказал в прекращении особого порядка ?

не Вася (не проверено)
Аватар пользователя не Вася

Действительно, судья ведет себя странно. Ведь столько вещей после этих "откровений" необходимо проверить! Суды, как мы знаем, собственных расследованмй не ведут. Вернула бы дело, пусть бы его вместе с основным и расследовали бы

Добавить комментарий