Поиск на сайте

Кавказские Минеральные Воды стали приютом и вдохновением для многих людей, прославивших Россию.

Наша обязанность знать и помнить о них

Кавказский край - родина десятков народностей и наречий, колыбель множества ремесел и искусств, живительный и неиссякаемый исток мудрых народных традиций, многовековой пласт культур, взаимообогащающих друг друга, неисчерпаемых, самобытных, до конца еще не познанных.

Край суровых гор и живописных долин, древних караванных путей и современных магистралей. Край, который во все времена притягивал к себе взор купца и поэта, романтика и завоевателя.

Отчего он так близок нам? Чем нас покорил, чем околдовал и заставил полюбить себя на всю жизнь? Какую роль сыграл в нашей судьбе, и какая роль уготована каждому из нас в сложной, подчас противоречивой драматургии новейшей истории?

У Анны Ахматовой есть стихотворение:

Есть три эпохи у воспоминаний.
И первая - как бы вчерашний день.
Душа под сводом их благословенным,
И тело их блаженствует в тени.
Еще не замер смех, струятся слезы,
Пятно чернил не стерто со стола -
И как печать на сердце поцелуй,
Единственный, печальный, незабвенный…
Но это продолжается недолго.
Уже не свод над головой, а где-то
В глухом предместье дом уединенный,
Где холодно зимой, а летом жарко,
Где есть паук, и пыль на всем лежит,
Где истлевают пламенные письма,
Исподтишка меняются портреты,
Куда, как на могилу, ходят люди,
А, возвратившись, моют руки с мылом.
И стряхивают беглую слезинку
С усталых век и тяжело вздыхают…

Памятник А.С. Пушкину в Кисловодске

Вот и я в своих изысканиях условно выделяю три исторические эпохи, три этапа культурного становления Кавказских Минеральных Вод: первая половина XIX столетия, весь двадцатый век и уже 17 лет века 21-го.

Характерно, что уже первый этап, период освоения курортов, был очень богат культурными и историческими событиями: здесь были Пушкин, Лермонтов, декабристы. Роль пребывания «первенцев свободы» на Кавказе огромна. Досадно, что подход к изучению их литературного и эпистолярного наследия по сей день неравноценный.

Кроме Марлинского, Одоевского, Лорера, Розена и Якубовича - об остальных мы знаем мало. Но важны свидетельства всех без исключения, будь то братья Александр и Петр Беляевы, Вегелин, Костенецкий, Загорецкий, Игельсторм, Лихарев, Кривцов - список этот велик…

«В литературе, как в армии, важны не только генералы, но и рядовые», - говорил Чехов. Ведь все эти люди здесь отнюдь не «безмолвствовали» - они занимались литературным творчеством, они повлияли на здешнее общество.

Но ведь упоминали о Водах и раньше Пушкина. Именно упоминали. И Державин, и Херасков, и Ломоносов. Упоминали Кавказ, здесь не побывав и не увидев этот край воочию. Не восприняв эту землю, здешних людей душой и сердцем. Первым из «восприявших» был Пушкин. С него я начинаю свое летоисчисление культурной жизни «на Водах».

Сегодня Кавказ - властный, всемогущий, многонациональный - стал вулканом страстей. Поэтому и писать и говорить о Кавказе надо осторожно, обдуманно, всегда помнить, что земля эта миролюбивая, дружная, ведь здесь живут люди 91 национальности. Все они равноправны и равноценны. Поэтому я в своей работе стараюсь выделить «героя» в каждой национальной культуре.

Я написал десятки статей о Коста Левановиче Хетагурове, потому что питаю к нему симпатию и уважение. Долгие годы занимаюсь самобытной и неповторимой личностью балкарского князя Исмаила Мурзакуловича Урузбиева (сегодняшний Баксан – бывший Урузбиевский аул). Он - крупная фигура, очень образованный человек, и его «вотчина» - исток интересных народных традиций. А взять карачаевца Крымшамхалова, ученика художника Ярошенко…

В «колоде» истории Северного Кавказа были, есть и будут «все масти». Это обусловлено географией, климатом, уникальными природными богатствами. В Магнитогорске варят сталь и живут магнитогорцы, в Твери - тверичане. У нас живет вся страна. Здесь вы можете встретить человека любой национальной принадлежности, в том числе немца, француза, американца. Суть культурного кавказского феномена заключается в многонациональности. Хотя данное явление гораздо шире.

Взять, к примеру, Глинку - он мог бы написать своего «Ивана Сусанина», здесь не побывав. Но он не написал бы лезгинку к «Руслану и Людмиле»! Балакирев не написал бы «Исламея», если бы не встретился с Урузбиевым. Ярошенко не написал бы таких шедевров, как «Эльбрус», «Красные камни», «Песни о былом», если бы не был здесь.

Памятник М.Ю. Лермонтову в Кисловодске

Под словом «был» я не подразумеваю: приехал, попил водички и вернулся домой. Суть феномена в том, что Кавказ овладевает душой и творчеством того или иного человека. В судьбе Льва Толстого Кавказ стал не просто местом временного пребывания, поскольку именно на нашей, пятигорской земле была написана им первая повесть «Детство». Даже автор тогда далеко не был уверен, опубликуют ее или нет. Это ведь уже потом были «Рубка леса», «Набег», «Записки маркера», наконец, «Кавказский пленник» и «Хаджи-Мурат». Имя и слава - это уже потом.

Вот это и есть в моем понимании Кавказ, который владеет человеческим сознанием. Кавказ становится неким катализатором творчества одаренных людей. И не только творчества, подчас - всей последующей жизни.

Представьте только: кадровый офицер, генерал Николай Александрович Ярошенко, имеющий прекрасную квартиру в Петербурге, роскошный дом, всегда наполненный гостями, друзьями - приезжает сюда и очаровывается этой землей, влюбляется в этот край, в людей, которые его населяют, и остается здесь навсегда.

Кто-то бездумно запустил в обиход выражение «лица кавказской национальности». Разом обезличил все народы, их неподражаемую сущность. Следует вспомнить и тех, чьим девизом стали слова «всякое настоящее вырастает из прошлого».

Не мы начали эту тему: изучение культуры народов Кавказа. И мы обязаны помнить наших предшественников. Писать о них, рассказывать, издавать сборники их трудов, которые недоступны широкой читательской аудитории.

Вот жил на нашей земле профессор словесности Всеволод Александрович Васильев. Кроме того, что он был школьным учителем Владимира Маяковского - больше о нем не слышали почти ничего.

А вы знаете, что он основал Ставропольский педагогический институт, служил в Пятигорске и во Владикавказе? Что у него в Пятигорске была библиотека, равной которой сегодня нет? Не сохранили. Не сберегли. Так должны, обязаны сохранить это имя! Так же, как имя профессора Северо-Осетинского университета Девлета Азаматовича Гиреева.

Представление о том, что все уже давно задокументировано, рассказано, исследовано - удел невежества и равнодушия. Мы должны сегодня с благодарностью вспоминать и имена журналистов, первыми опубликовавших литературные материалы о Кавказе. Это В. Измайлов, П. Свиньин (издатель «Отечественных записок», напечатавший Лермонтова), В. Бурнашов, К. Зелинский, Г. Гераков. Таких поэтов, как Тепляков, Григорьев, Нечаев, таких писателей, как Е. Ганн, Л. Микулич, Е. Лачинова…

К длинному списку можно добавить фамилии композиторов, художников, ученых. Это целый культурный пласт в истории России.

Памятник А. Ф. Реброву в Кисловодске

Мало талантов произросло на земле курортов. Регион наш не слишком «урожаен» на таланты. В этом отношении его сложно сравнивать с тем же Поволжьем или, тем более, с Петербургом. Если говорить о Кисловодске, в котором я живу, могу назвать лишь два имени «первой величины», которые его прославили. В XIX веке это Сафонов, в ХХ - Солженицын. В Ессентуках жил писатель Андрей Губин, в Пятигорске провел детские годы Сергей Михалков.

Наше богатство - гости, «прихожане», те, кто приезжал (и будет приезжать) сюда за здоровьем, за дополнительным импульсом к творчеству. Вот почему так интересны события и места, с ними связанные, их окружение.

На слуху не так много имен: Толстой, Чехов, Мамин-Сибиряк, Брюсов… Но ведь тот же Мамин-Сибиряк прибыл не один, а в сопровождении интереснейших людей. С ним были Михайловский и Фидлер, Успенский, Ковалевский. Знаем, что в 1915 году отдыхал в Ессентуках Короленко. А ведь его спутником был прекрасный писатель Ремизов. Немирович-Данченко, Сургучев…

И подобных примеров можно, при желании, привести много. Стоит только «потянуть за ниточку». Вот, жил в Пятигорске Брюсов, а ведь его тогда окружало целое созвездие молодых поэтов.

В поле зрения исследователей должны попасть и малоизвестные имена - Анны Барыковой (поэма «Русалка нарзана»), Дмитрия Мордовцева, написавшего более 350 романов. В этих романах есть целые главы, посвященные Кавказу, а один роман целиком о нем - «Железом и кровью». Когда-то в Кисловодске была даже улица Мордовцева.

Посещал воды Иван Бунин. Событие! А у нас об этом и по сей день ни одной публикации. Телешов, Тихонов-Серебров, сатириконцы Аверченко, Тэффи, Бухов - наши места нашли отражение в их творчестве, а для нас их пребывание затерялось.

За весь ХХ век вышла одна литературная антология, посвященная нашему краю. Это работа профессора Александра Владимировича Очмана «Новый Парнас». В ней были собраны воедино и прокомментированы сочинения, с приведением биографических подробностей, увлекательных штрихов, из которых явствует отношение авторов к курортам и курортной публике.

А серия «курортных романов», изданных в виде книг и на страницах журналов, - это тоже странички прошлого.

Досадно, что мало изучена эпистолярная проза - письма, отправленные с Кавказа и на Кавказ в разное время. Совсем недавно читал письма художницы Остроумовой-Лебедевой - это настоящая живопись в прозе!

Сейчас в Мюнхене готовят к выпуску сборник стихов пятигорского поэта Николая Мазуркевича, редактора бывшего «Кавказского журнала». И, к счастью, совсем недавно появилось исследование доцента Невинномысского института О.А. Лотиевой о творческой деятельности Николая Ивановича Мазуркевича. Огромное ей спасибо за этот труд!

У нас трудились талантливый драматург Алексей Славянский, поэт Леонид Трумпельдорф. В Париже, Нью-Йорке интересуются творчеством поэта, а мы знаем лишь об одном стихотворении «На Машуке», опубликованном в сборнике «Пятигорье».

Жили у нас великолепные фольклористы Евгений Баранов, Лев Доброумов, Евгения Стефанеева, составившие сборник легенд народов Кавказа, ставший раритетом. Но о творчестве, судьбе, биографиях самих составителей у нас - ни строчки. А ведь это обширнейший фольклор кабардинцев, карачаевцев, народов Дагестана.

Мы только сейчас, спустя полсотни лет, возвратили своему народу имя поэта Исмаила Семенова. Это ведь он написал ставшую настоящим «народным хитом» песню «Эльбрус красавец смотрит сквозь тучи». А сколько еще лирических стихов, легенд, преданий… Наш долг - сделать его творчество народным достоянием.

Важно быть небезразличным человеком, не просто исследователем, но, главное, патриотом истории и культуры Кавказа. Это значит: мало того, что ты что-то знаешь сам об этой земле. Если знаешь - обязан рассказать как можно большему числу людей. Так, как это сделал Девлет Гиреев, написавший книгу «Булгаков на Тереке». Он первым поведал нам о судьбе Михаила Афанасьевича, которая начиналась в 1919 году в Пятигорске, затем  продолжилась во Владикавказе.

Память - это наша власть над нашим прошлым. Главный лозунг исследователя истории: «Пока помню - живу». И уже самое последнее дело менять точку зрения в зависимости от «политических ветров», заниматься наклеиванием ярлыков.

В начале ХХ века требовали свергнуть с пьедестала Пушкина, потом приступили к свержению Маяковского, сейчас якобы устарели Шолохов, Фадеев, даже такие «политически невинные» писатели, как Паустовский и Пришвин. Разве это справедливо?

Нельзя ломать имена и памятники, какими бы ужасными они нам ни представлялись. Мне, например, не по нраву памятник чекистке Ксении Ге на центральной улице Кисловодска. Так что же, уничтожить его? Боже упаси! Его тоже надо сохранить. Но в фондах краеведческого музея или на Аллее памяти.

А в центре города должны стоять памятники, которыми город гордится, которые могли бы стать его своеобразными символами. В Кисловодске это памятник Алексею Федоровичу Реброву, первопоселенцу этой земли.

Большое спасибо нашему земляку, замечательному скульптору, ныне покойному Гургену Вараздатовичу Курегяну, поставившему памятник Пушкину в Курортном парке. А ведь до 200-летия поэта и этого не было. Также совсем недавно в Кисловодске появился памятник Лермонтову владикавказского скульптора Ходова.

Время беспощадно. У нас уничтожен исторический дом Реброва. Дом, где жили Пушкин, Лермонтов, Белинский, Толстой, дом, описанный в «Герое нашего времени». В плане и надеждах возродить этот дом. Будем ждать и надеяться.

Сейчас под угрозой уничтожения еще одно здание - бывшая гостиница Зипалова. Это прекраснейшее архитектурное сооружение. В гостинице останавливались Чехов, Куприн, Бунин… Завтра этот замечательный дом в центре города продадут, и он тоже канет в Лету.

Какой мог бы появиться литературный музей в этом здании! Здесь могли бы разместиться материалы о Пушкине, Лермонтове, Толстом, писателях и поэтах Золотого и Серебряного века, о наших земляках.

Итогом многолетних кропотливых изысканий стал издаваемый уже не один год ежегодник «Ставропольский хронограф», а до него - «Календарь памятных дат и событий». Недавно издан «Репертуар дореволюционной книги Ставрополья за 150 лет».

Я в содружестве с коллегами завершил работу «Первопоселенец», собрав все имеющиеся материалы о жизни, творчестве и общественной деятельности Реброва.

Двадцать первый век ждет достойной литературы о Кавказских Минеральных Водах - научной и художественной. После гибели талантливого Андрея Терентьевича Губина назвать равных ему сложно. А ведь и с его наследием катастрофа. Из запланированных восьми томов собрания сочинений изданы только три. Я хочу, чтобы мы выполнили свой долг перед писателем, патриотом Ставрополья.

Еще я хочу, чтобы все будущие научные работы и художественные произведения были достойны этого щедрого благодатного края. Пусть наши потомки вспоминают нас добрым словом, воздают не хулу, а хвалу.

Борис РОЗЕНФЕЛЬД,
почетный гражданин
Ставропольского края,
член Союза писателей России
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий