Поиск на сайте

Состоявшаяся на прошлой неделе конференция краевого Союза журналистов произвела удручающее впечатление
 
Большинством голосов пишущая братия края переизбрала своим председателем на очередной (то ли пятый, то ли шестой) срок Ивана Зубенко. Выбор тем удивительнее, что на самой конференции председателя много и по разным поводам критиковали. В частности, директор радиостанции «Русь» Игорь Воронин заметил, что среди делегатов практически нет молодых, которые составляют уже больше половины краевых «акул пера». То, что молодежь не стремится в Союз журналистов – весьма симптоматично. Молодые не видят никаких перспектив в этой организации, по всем признакам закостенелой и замшелой.
Журналист Николай Ермоленко обратил внимание делегатов на такой парадокс. В крае вот уже полвека вручается премия имени Германа Лопатина – первого переводчика на русский язык марксовского «Капитала» (а во всех других регионах вручают «Золотое перо»). Да и то «премия» – громко сказано. У краевого Союза на нее даже денег нет, и премию обязан выплачивать… работодатель лауреата. Абсурдно, но факт. С момента появления этой награды до начала 90-х ее получали 5 человек в год. Нынче же дипломантами становятся по 15-20 «акул пера» ежегодно. Так что премия имени марксистского переводчика есть уже у половины членов краевого Союза журналистов, и она, фактически, полностью девальвирована.
На конференции Иван Зубенко отметил, что за годы его председательства численность Союза журналистов выросла почти вдвое. В ответ на это секретарь кисловодской «первички», главный редактор газеты «На водах» Галина Стрыжкова задалась закономерным вопросом: к чему этот бестолковый рост рядов в организации, которая попросту ничем не занимается? О новостях профессионального сообщества журналисты узнают из Моск­вы, откуда угодно, только не от краевого творческого союза. Последний не издает никакой методической литературы, не проводит творческие семинары, не отстаивает на­сущные интересы СМИ – в частности, перед монополистами (Роспечатью, типографиями), которые неуклонно повышают тарифы на свои услуги.
Просто неловко было слушать финансовый отчет о работе журналистской организации за прошедшие четыре года. Ее бюджет за эти годы составил... 200 тысяч рублей. Смешные деньги для структуры, насчитывающей полтысячи человек. Да что там говорить, у журналистского Союза нет ни собственного кабинета, ни компьютера, ни стола со стульями. Для сравнения: ежегодный бюджет осетинских журналистов составляет 1 млн. рублей, воро­нежских – 3 млн. А, допустим, в Краснодаре на содержание Союза журналистов краевая казна ежегодно выделяет 300 тыс. рублей. У нас – ни копейки.
Но хуже другое. По словам выступавших, в среде ставропольских журналистов «нет духовного единства», царит полное безразличие к творческим делам друг друга. Отсутствует даже понятие о корпоративной солидарности, подразумевающее моральную поддержку собратьев по перу, нередко испытывающих мстительный прессинг власти.
В полной мере это проявилось и на конференции, которая напоминала типичный базар. Каждый пытался перекричать остальных, не слыша никого, кроме себя. Эмоции перехлестывали через край: участники конференции припомнили друг другу все прежние обиды, в выражениях не стеснялись – «негодяй», «болваны», «подлец» (а шепотком по рядам летели и словечки по­круче).
Единственным трезвомыслящим человеком в этой ситуации остался приглашенный на конференцию руководитель кубанского Союза журналистов Виктор Ламейкин. Он был по­трясен яростной и враждебной атмосферой, царящей в зале, и безуспешно призывал: «Колле­ги, одумайтесь, что же вы делаете! Уважайте же, наконец, друг друга!»
Бсстрастно, равнодушно взирает ставропольский Союз журналистов на происходящее в общественно-политической жизни края. Не имеет он собственной, принципиальной позиции по важным событиям, имеющим высокое гражданское звучание.
На каждых выборах правозащитники, избиркомы, прокуроры до исступленья кричат: страницы краевых СМИ захватил «черный пиар». Журналистская организация как в рот воды набрала. Не «вздрогнула» она и когда краевой парламент зарубил проект закона «Об Общественной палате», способный встряхнуть население Ставрополья, пробудить полезные гражданские инициативы.
Даже недавнее убийство обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, которую мир назвал «совестью честной журналистики», не стало поводом, чтобы обсудить на конференции животрепещущую тему свободы слова.
Да что там столица, если проблема безопасности даже ставропольских журналистов не трогает никого в местном профессиональном сообществе. Ни один из выступавших на конференции не вспомнил о диком случае избиения в Пятигорске четверых журналистов пару недель назад. Автор этих строк попросил председателя журналистского Союза Ивана Зубенко прокомментировать это шокирующее событие, и был поражен его ответом: «Я ничего об этом инциденте не слышал…». Но ведь про это писала вся местная пресса, в которую главный журналист края, выходит, даже не заглядывает. Не мудрено, что жертвы нападения не стали обращаться за помощью в корпоративный Союз. Зачем? Вопль в пустоту?
Ясно как день, что журналистский Союз нужно срочно и радикально реформировать, решительно отметать затхлое, застойное прошлое. По словам гендиректора СГТРК Михаила Лукаша, организации необходима свежая кровь, люди с принципиально новыми менеджерскими, деловыми, финансовыми подходами. Но благие пожелания, по всему, таковыми останутся еще долго. На пост руководителя Союза журналистов претендовали три человека и все трое в итоге остались за бортом. Победил Иван Зубенко, накануне конференции заявивший, что уходит со своего поста, чтобы дать дорогу новым, молодым силам.
Ситуация в краевом Союзе журналистов отражает моральное состояние всей российской творческой интеллигенции. А оно аховое. Интеллигентская среда разобщена, пронизана интригами, здесь бушуют нешуточные скандалы – по всем фронтам идет подковерная борьба за деньги и власть. У того же Союза журналистов уже немало «клонов» – корпоративных ассоциаций, гильдий и конфедераций. Только вот ничего не слышно про реальные, конкретные дела, о гражданской позиции этих расплодившихся структур.
На недавнем съезде Союза кинематографистов в Москве объявили вотум недоверия его руководству. Раздрай царит в российском Союзе театральных деятелей. Союз писателей, как известно, и вовсе расколот на две автономных организации. Глядишь на этот разброд и шатание и поневоле вспоминается саркастическое замечание сатирика Михаила Задорнова: «Это раньше была интеллигенция, а сейчас – тусовка».
 
Антон ЧАБЛИН
 
 
Есть ли на Ставрополье честная журналистика?
 
Иван ЗУБЕНКО, председатель Союза журналистов Ставропольского края:
– Да, честные журналисты есть, но вот честной журналистики, напротив, становится все меньше. Как правило, краевые СМИ сейчас являются выразителями чьих-то интересов. Свобода прессы тоже есть – и порой мне кажется, что ее даже слишком много. Особенно когда я слышу матерок из уст ведущих коммерческих радиостанций или гляжу на пошлые обложки желтых газеток.
Галина ТАШМАТОВА, председатель организации независимых журналистов «Голос Кубани», главный редактор «Новой газеты Кубани» (Краснодар):
– Если говорить о честности и объективности, то каждый человек понимает их индивидуально. Истины в чистом виде не существует, она всегда субъективна. Но то, что сегодня идет наступление на свободу прессы со стороны государства – факт. Самый недавний пример – убийство нашей коллеги Анны Политковской, которое всколыхнуло все мировое сообщество. Тревожит меня и избиение журналистов в Пятигорске, произошедшее на минувшей неделе.
Елена КУЛАКОВА, главный редактор еженедельника «Южный репортер» (Ростов):
– Объективной журналистика не может быть по определению. Все мы люди, для всех нас характерны некие комплексы, личные предпочтения, и как следствие самоцензура. А насчет честности… Пожалуй, по этому критерию среди регионов ЮФО я бы поставила Ставрополье вровень с Кубанью, Волгоградом и Ростовом. Свобода слова, конечно, здесь относительная, но все равно по 10-балльной шкале оценила бы ее на «5».
Марина АЛЕКСЕНКО, директор Южного представительства «Российской газеты» (Ставрополь):
– Хотелось бы верить. Но жизнь показывает, что свобода прессы у нас постепенно съеживается. И в первую очередь в силу экономических причин: многие краевые издания вынуждены не жить, а выживать, считая копейки. А голодный журналист, по сути, не может быть объективным. 
Ирина СТРЫЖКОВА, главный редактор газеты «На водах» (Кисловодск):
– По-настоящему объективных и честных журналистов на Ставрополье можно пересчитать по пальцам. На мой взгляд, пресса должна быть независимой прежде всего от государства. Если же она зависима от бизнеса, то ничего страшного в этом нет. И в этом плане меня не может не радовать то, что в крае увеличивается доля частных изданий – а доля государственных, соответственно, уменьшается. Рынок и есть свобода.
Марина КОРНЕЕВА, член президиума краевого Союза журналистов, доцент СГУ:
– В крае немало профессиональных журналистов и редакторов, а в понятие «профессионализм» входят прежде всего социальная ответственность, честность и непредвзятость. По свободе прессы на фоне других регионов Юга мы выглядим неплохо. В национальных республиках большинство СМИ принадлежат местным олигархическим группам, диктующим свои интересы и запросы.
Анатолий ЛЕСНЫХ, руководитель пресс-службы губернатора Ставропольского края:
– Считаю, что есть. В нашем крае пресса вообще чувствует себя весьма вольно, никакого административного или финансового давления не испытывает. О притеснениях же, как правило, говорят те журналисты, которые сами не готовы работать честно и ответственно, кто свою свободу обращает во вседозволенность. Как в пословице: громче всех «Держи вора!» кричит сам вор.
Николай МАРЬЕВСКИЙ, член правления краевого Союза журналистов, доцент СГУ:
– Честная журналистика, бесспорно, есть. Но возникает крамольный вопрос: а нужна ли она нашему обществу? Где реакция властей на самые кричащие, полемичные, острые статьи? Взять хотя бы недавнее ограбление квартиры вице-спикера Госдумы РФ Любови Слиски. Бриллиантов на полмиллиона долларов вынесли. Вся страна депутатшу теперь клеймит, а Слиске все равно – она газет-то не читает.
Виктор ЛАМЕЙКИН, секретарь Союза журналистов России по ЮФО, главный редактор газеты «Вольная Кубань» (Краснодар):
– Все зависит прежде всего от личности каждого конкретного редактора: кто-то будет лизать, а кто-то – кричать. Насчет Ставрополья мне сложно судить, я плохо знаю вашу журналистику. А вот относительно Кубани могу сказать: планка свободы прессы у нас очень высока. Губернатор Александр Ткачев уделяет развитию СМИ очень большое внимание – поскольку понимает, что только через прессу можно построить настоящее гражданское общество.
Федор БАРМИН, руководитель краевого комитета по печати, связи и информации:
– О журналистике нужно судить по конкретному эффекту ее работы, а не по достаточно абстрактной «независимости». Даже служащая кому-то, ангажированная пресса может блестяще выполнять социальный заказ, публикуя патриотические, просветительские, честные материалы. Что касается нашего края, то у нас со свободой прессы все в порядке. Это принципиальная позиция властей: не вмешиваться в работу СМИ.
Валерий ГОЛУБОВСКИЙ, генеральный директор холдинга «Объединенные сети коммерческого вещания» (Ставрополь):
– В общей своей массе краевая журналистика сегодня чинопочитающая – за исключением редких примеров. В других регионах ситуация, впрочем, еще хуже. Например, на Кубани. Там вообще все информационное поле губернатор как катком заровнял – чтоб никто не высовывался. А тех, кто осмеливается выступать против властей, – сразу на «выселки» в какую-нибудь третьесортную контору.
Алексей СЕЛЮКОВ, уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае:
– Скорее как исключение. СМИ сегодня слишком зависимы от власть предержащих. Увы, эта ситуация типична для российских регионов. Если где-то еще и сохранились островки свободы слова, то лишь в столице – там независимые СМИ могут рассчитывать, в частности, на финансовую помощь от западных правозащитных структур 
Сергей СПИВАКОВ, руководитель краевого отделения «Молодой гвардии «Единой России»:
– В лице отдельных людей, возможно, и есть. Сейчас мало кто хочет работать забесплатно, за идею. И это, увы, беда не только журналистики, но и любой профессии.
Юрий ЕФИМОВ, президент краевой общественной организации «Содействие-Юг»:
– С большой натяжкой. Независимых СМИ, кроме вашей газеты, я не вижу. Причин тому – несколько. Во-первых, в провинции частным изданиям сложно находить деньги на развитие. Во-вторых, серьезна кадровая проблема – лучшие журналисты уезжают в Ростов, в Москву.
Константин ВИШНЕВСКИЙ, председатель краевого центра общественных инициатив «Альтер Вита»:
– Практически нет. С одной стороны, у нас катастрофически мало гражданско-ориентированных СМИ. С другой – это закономерный процесс. Как журналист может быть объективным, если у нас в крае нет честной политики?! Постоянно урезается финансово-экономическая свобода изданий. А без денег о какой независимости можно говорить? 
Игорь ЕПРИНЦЕВ, спикер гордумы Ставрополя:
– Мне трудно судить, я читаю в основном специализированные издания. Думаю, что свобода прессы у нас существует, хотя и не в таком виде и не в таких масштабах, как, скажем, на Западе. А в некоторых СМИ этой свободы даже слишком много – например, в бульварных газетках. Вообще, я пожелал бы журналистам быть более ответственными в своей нелегкой и социально важной профессии.
 
Репортер 08 июня 2007, 16:42

Уважаемый господин Чаблин, Я понимаю, что со времени выхода данной статьи прошло полгода, но мне, Вашему коллеге она попалась на глаза только вчера, и захотелось ответить. Вы пишете: «Проблема безопасности даже ставропольских журналистов не трогает никого в местном профессиональном сообществе. Ни один из выступавших на конференции не вспомнил о диком случае избиения в Пятигорске четверых журналистов пару недель назад. Автор этих строк попросил председателя журналистского Союза Ивана Зубенко прокомментировать это шокирующее событие, и был поражен его ответом: «Я ничего об этом инциденте не слышал…». Но ведь про это писала вся местная пресса, в которую главный журналист края, выходит, даже не заглядывает. Не мудрено, что жертвы нападения не стали обращаться за помощью в корпоративный Союз. Зачем? Вопль в пустоту?». Затем они не обращаются, что прецедент уже был. В 2003 году в УВД Ставрополя были избиты и подвергнуты психологическому давлению корреспонденты газеты «Ставропольский меридиан» Мария Маслюкова и Артур Трубин. Что сделал наш бессменный господин Зубенко? Начал писать во все инстанции, встретился с милицейским и прокурорским руководством? Нет, он открыл рот и произнес следующее (цитирую по статье «СМИрительная рубашка для свободной прессы»): «Для нас корреспонденты "Ставропольского меридиана" - это встречный поток. Сотрудники этой газеты не являются членами Союза журналистов, и в наших уставных обязанностях не прописаны функции защиты таких корреспондентов». И фактов вроде случившегося в Пятигорске или Ставрополе, если очень покопаться, можно много набрать. Реакция товарища Зубенко будет примерно такой же: «Я ничего не слышал» или «Мы таких корреспондентов защищать не обязаны». Принцип персонажа «Республики ШКИД» - «Боюсь писать, побьют» - видимо, такова позиция руководства краевого СЖ.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий