Поиск на сайте

 

Как ставропольский судья изобретательно отмазывал оборотня в погонах от заслуженного наказания

 

Признав факт сбыта наркотиков в особо крупных размерах полностью доказанным, судья Ленинского райсуда Максим Соловьев... отпустил преступника на свободу.

 

Осенью 2006 года сотрудники милиции, в числе которых был и оперуполномоченный отдела по борьбе с преступными посягательствами на грузы (ОБППГ) Ставропольского линейного отдела внутренних дел на транспорте (ЛОВДТ) Спартак Найденов, задержали в районе завода автоприцепов краевого центра двух молодых парней «за незаконное хранение и ношение наркотиков», после чего доставили их в здание транспортной милиции.
Однако допрашивать задержанных Найденов не стал, а с места в карьер потребовал мзду по 10 тысяч рублей с каждого за обещание отмазать их от уголовной ответственности. Денег у задержанных не нашлось, и они предложили откупиться своими сотовыми телефонами. Найденов телефоны взял, а задержанных с миром отпустил.
Откупились ли наркоманы только телефонами, история умалчивает: что именно при задержании изъяли у парней следствию и суду выяснить не удалось. Зато известно, что в течение полутора месяцев после этого оборотистый борец с наркотой Найденов сам регулярно приторговывал марихуаной.
В целях конспирации даже подыскал себе посредника для дальнейшего сбыта наркотиков - жителя Ставрополя Романа Чмулева. Однако налаженную схему очень скоро раскусили оперативники, и роль «потребителя» сыграл внедренный сотрудник краевого управления наркоконтроля.
Короче, в результате тщательно спланированных и четко проведенных оперативно-разыскных мероприятий правоохранители собрали неопровержимые доказательства преступления Найденова, не оставив ему шансов выдумать себе алиби, а суду - сомневаться в представленных доказательствах.
Суд был вынужден доказательную базу признать. Только вот то, что произошло потом, сотрудников прокуратуры, краевого управления наркоконтроля и всех, кто скрупулезно раскручивал это дело, повергло в ступор.
Судья Ленинского райсуда Максим Соловьев освободил оборотня в погонах прямо в зале суда, назначив ему по совокупности преступлений наказание в виде 9 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет. Чмулев получил два года условно.
Прокуратуру Ленинского района приговор изумил до крайности: условный срок при совершении особо тяжкого преступления в судебной практике нонсенс! К тому же, в соответствии со статьей 6 УК РФ, наказание должно соответствовать степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности самого виновного.
Суд начисто проигнорировал тот факт, что, занимаясь продажей наркотиков, в том числе и в особо крупных размерах (до полукилограмма), Найденов являлся сотрудником Ставропольского ЛОВДТ, а значит, по долгу службы обязан был не плодить преступления, а выявлять и пресекать их.
Не удалось Найденову заручиться и положительной характеристикой по месту прежней службы, что, впрочем, не помешало суду сослаться в приговоре на некую таинственную безупречную рекомендацию бывшего опера. Проштудировав материалы дела, сотрудники прокуратуры обнаружить ее так и не смогли.
Впрочем, выдуманная характеристика еще не верх судейской изобретательности - выводы Соловьева и по многим другим пунктам вкривь расходятся с фактическими обстоятельствами уголовного дела.
Так, в качестве смягчающего обстоятельства суд учел возмещение Найденовым ущерба потерпевшим. О том, кому и при каких обстоятельствах продавец зелья возместил ущерб, суд умолчал, не пытаясь даже исследовать документы, подтверждающие это. Вероятнее всего, они просто отсутствуют.
Однако главный фокус судьи Соловьева даже не в том, что он наркоторговца превратил в добропорядочного гражданина, а в том, как он обставил его освобождение, какими способами выгораживал, раз за разом выхолащивая моменты преступных действий Найденова.
В описательно-мотивировочной части приговора судом, как уже говорилось, факты сбыта Найденовым марихуаны признаны доказанными. Но затем Соловьев неожиданно приходит к выводу, что действия Найденова следует квалифицировать как приготовление (?!! - Ред) к незаконному сбыту наркотических средств. (А вот с квалификацией преступления Чмулева, подельника Найденова, спорить почему-то не стал, оставив ее в том виде, на каком настаивало гособвинение - сбыт наркотиков.)
По необъяснимой логике Соловьева получается, что Найденов, с одной стороны, уже во всю торговал наркотой, а с другой - только готовился к этому.
О том, с какой изобретательностью Соловьев потрошил Уголовно-процессуальный кодекс, сотрудники прокуратуры Ленинского района в своей практике столкнулись впервые. Судья словно и знать не знал о постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре», согласно которому обязан был дать оценку всем доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подозреваемого.
В частности, в ходе судебного следствия в качестве свидетеля был допрошен следователь М. Параскевич, в производстве которого находилось уголовное дело Найденова и который по полочкам разложил все обстоятельства отлаженного Найденовым канала по сбыту наркотиков. Однако его показаний в приговоре не оказалось. Веские аргументы и железные доводы гособвинения из дела испарились.
Приговор буквально трещит от натяжек и фальсификаций, которые себе позволил судья. Например, Соловьев констатирует, что приговор провозглашен с участием государственного обвинителя, старшего помощника прокурора Ленинского района Т. Кошмановой. Но о судебном заседании сотрудница прокуратуры узнала лишь после его завершения, а процесс вообще состоялся в отсутствие гособвинителей, поскольку их о нем не известили.
Устроив из правосудия комедию по раздаче наркоторговцам условных сроков, Соловьев, однако, попытался обезопасить себя от явной - при таких-то подлогах и натяжках! - отмены приговора в кассации. А потому просто-напросто не направил в прокуратуру копию приговора, таким образом лишив ее права обжаловать решение в установленные законом сроки.
Когда прокуратура попыталась восстановить сроки обжалования приговора, Соловьев представление невозмутимо вернул назад: мол, повода для этого не вижу.
Таким образом, простое дело (при обширной доказательной базе) Соловьев, исхитряясь в фокусах, волокитил более года. А потому вопрос ребром: чем еще можно объяснить жонглирование судьей фактами, процессуальными требованиями, если не его личной заинтересованностью?!
Сегодня дело о наркодельцах находится на рассмотрении судебной коллегии по уголовным делам краевого суда, а Соловьев, как мавр, который сделал свое дело, тенью бродит по коридорам райсуда. Его полномочия закончились еще более полугода назад, и по итогам рассмотрения краевой квалификационной коллегии судей за массовый брак в работе полномочия ему не продлили, а потому новые дела рассматривать Соловьев не имеет права.
Дело о наркодилерах было одним из последних, если не самым последним у судьи Соловьева - и, принимая по нему неправедное решение, он по всему шел вабанк, напролом. А что, собственно, грозило ему на закате карьеры в краевом суде, если и раньше многое сходило с рук?!
И сейчас покидать коридоры суда он не торопится - приличная зарплата идет, а сколько времени уходящему судье нужно для завершения оставшейся работы, закон не определяет. Тем более, как говорят, он дожидается для себя места мирового судьи.
В свое время (№ 43 от 31 октября 2007 г.) «Открытая» опубликовала разоблачительную по своим фактам статью «Да плевать мне на ваш закон!» с подзаголовком: «Только таким отношением к конституционным правам граждан можно объяснить некоторые вердикты ставропольских судей, поражающие заведомой неправосудностью и унижением человека». Статья эта о том, как простейшее гражданское дело превращено в 9 лет (!!!) судебных издевательств над семьей престарелых вузовских преподавателей.
На примере «дела» беспомощных интеллигентов, доведенных до предсмертного состояния, их адвокат Владимир Хомутинников шаг за шагом, детально анализирует правовой беспредел, который творят судьи Ленинского райсуда. Он называет их поименно, и в их числе - Максим Соловьев. Но на Олимпе Фемиды сделали вид, будто публикации не было.
Статей об ангажированных ставропольских судьях в «Открытой» было немало и в каждой - серьезные доказательства беззаконной деятельности некоторых служителей Фемиды. Ни один из фактов публикаций не был опровергнут, а их «герои» продолжают осуществлять правосудие, которое они, по сути, опозорили.
Сколько еще подобных историй надо рассказать со страниц газеты, чтобы на них обратили внимание и сделали выводы, которые должны делать по долгу службы? !

Иван ВЕЛИХОВ

 

Арарат 01 февраля 2012, 12:41

БЫВШЕГО СУДЬЮ СОЛОВЬЕВА М.Г. можно частенько встретить у нас в городе на бэлий.новэй авто марки ХОНДА АККОРД с гос. номерами Р090РР26rus. Вот и живем ...кто и как и на что потом.

Армагеддон 26 июня 2008, 09:25

Не суди и не судим будешь - пел Соловей Фемиде для Судей.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий