Поиск на сайте

Кто превращает законопослушных граждан краевого центра в бомжей-изгоев? Конкретную социально-правовую коллизию анализируют известные ставропольские правозащитницы, руководители городской общественной организации «Протестный комитет» Любовь ЧЕРНОВА, Татьяна НИКИТУШКИНА:

 
Пустые доводы правительственной чиновницы без всякой их критической оценки были раболепно приняты краевым судом, скопом отменившим законные решения первой инстанции, вынесенные в защиту конституционных прав более полусотни ставропольских семей
 
 

В публикации «Губернатор распорядился: людей не выселять! Зампред правительства приказала: выселить всех!» («Открытая» газета, №20 от 27 мая с.г.) мы рассказали о чрезвычайной ситуации, в которой оказались 53 семьи, проживающие в доме по улице Октябрьской, 164а, в Ставрополе. Над ними нависла угроза в ближайшее время оказаться без крыши над головой. При этом перспектива лишиться единственного крова не связана со стихийным бедствием или техногенной катастрофой.

В этой драме решающую роль сыграло правительство Ставропольского края в лице вице-премьера Ирины Владимировны Кувалдиной. Два года назад она заявила представителям жильцов, что «костьми ляжет», но приватизировать жилье не позволит.

Более того, высокая чиновница поручила юристу подготовить документы к выселению «сторонних лиц» из здания, которое по факту давно уже является многоквартирным жилым домом с изолированными квартирами.

Основание приватизировать квартиры, в которых люди живут по двадцать и тридцать лет, появилось у них согласно закону «О приватизации жилищного фонда РФ». А большинство обитателей бывшего общежития относятся к категории граждан, которых не имеют права выселить без предоставления другого равноценного жилья, что подтверждается определением Верховного суда РФ от 27 ноября 2012 года (№45-КГ12-11).

Однако в планы Кувалдиной, похоже, задавшейся целью выбросить на улицу более 53 семей, не входит предоставление людям другого жилья. Скорее всего, вопрос обеспечения равноценным жильем никогда даже не стоял в повестке дня краевого правительства.

А вместо того, чтобы добиваться соблюдения конституционных прав граждан, Кувалдина деятельно занялась освобождением дома от так называемых «сторонних лиц», иными словами - от тех, кто проживает в нем на законных основаниях несколько десятков лет.

В письме на имя министра имущественных отношений края чиновница дает указание обжаловать все решения Октябрьского районного суда Ставрополя, признавшие за 53 семьями право на приватизацию квартир, в которых они проживают. Очевидно, что письмо зампреда правительства, приобщенное к каждому из дел, как раз и сыграло свою роль в апелляционной инстанции, хотя, по сути своей, оно совершенно пустое, бездоказательное.

Кувалдина утверждает, что ответчики в суде не относятся к категории лиц, имеющих право на проживание в общежитии, то есть вселились незаконно. Однако в спорном доме в основном и проживают работники колледжа, которым место в общежитии предоставлялось десятки лет тому назад на законных основаниях.

Некоторые из них являются учеными, заслуженными педагогическими работниками, отдавшими свои знания и опыт развитию образования в крае.

Но в своих огульных обвинениях Кувалдина пошла дальше. Оказывается, люди не только заняли жилье незаконно, но якобы еще препятствуют праву студентов на получение мест в общежитии.

Между тем на протяжении двух десятков лет общежитие заселялось исключительно как семейное и в основном сотрудниками училища, позднее ставшего колледжем. При чем тут вообще студенты?

Несмотря на неоднократные просьбы в суде представить данные о числе нуждающихся в общежитии студентов, таких сведений ни колледж, ни краевая администрация дать не смогли. И можно предположить почему: они бы полностью опровергли доводы Кувалдиной.

По факту за колледжем сегодня закреплено три пятиэтажных здания, но положению об общежитиях в полном объеме соответствует лишь одно, в котором студенты занимают лишь два этажа. В то же время на основании бессрочного договора(!) в этом общежитии спокойно обитают артисты со своими семьями одного из творческих коллективов, вообще не имеющие никакого отношения ни к колледжу, ни к образованию.

То есть зампред правительства закрывает глаза на действительные нарушения, но «костьми ложится» в борьбе с людьми, многие из которых на благо образования проработали в разы больше, чем высокопоставленная дама!

Процедура отмены решений Октябрьского суда была поставлена на поток после того, как Кувалдина, по информации жильцов, ходила на прием к одному из руководителей суда, убедив его развернуть дело вспять. Когда мы прямо сказали об этом Кувалдиной, то вызвали с ее стороны бурю негодования.

Но поведение Ирины Владимировны нас убедило: давление на суд она все же оказывала, используя служебные полномочия. Иначе не объяснить, почему краевой суд поспешил исполнить желание чиновницы, проигнорировав закон, разъяснения Верховного суда РФ и сложившуюся  практику рассмотрения дел по таким коллизиям в стране и на Ставрополье.

Изумленно слушали мы пустые доводы высокомерной чиновницы и рвались из сердца слова: «Госпожа Кувалдина, у вас совесть есть? А сострадание к образованным и достойным людям?»

Эти люди честно трудились на благо родного края и в конце жизни  больше ничего не имеют, кроме этого единственного жилья, которое теряют. Теряют по злой воле члена краевого правительства, не знающего ни законов, ни Конституции.

Определение статуса жилого помещения и возможность его приватизации находятся в компетенции суда - эта правовая позиция Конституционного суда РФ изложена в постановлении от 24 октября 2000 года №13-П.

 
 

Поэтому суд не должен был ограничиться формальным заявлением представителя министерства имущества края о целевом назначении жилых помещений. Его обязанность состояла в том, чтобы с учетом всех представленных доказательств провести проверку обоснованности прав граждан на приватизацию.

Такую проверку апелляционная инстанция краевого суда проводить не стала, полностью проигнорировав тот факт, что здание по улице Октябрьской, 164а, по своим характеристикам никак не может быть студенческим общежитием.

Апелляционные определения по делу были вынесены не только с нарушением норм процессуального и материального права, но и с нарушением единообразия в толковании и применении норм права по аналогичным делам, в том числе в практике самого краевого суда.

Так, в 2013 году в Невинномысске (дело №33-4701/13) в аналогичной ситуации суд встал на защиту граждан, позволив им приватизировать квартиры в бывшем общежитии.

Люди не просто шокированы, они морально раздавлены государством, от имени которого были вынесены чудовищные судебные акты, не соответствующие требованиям закона.

Закон «О приватизации жилищного фонда в РФ» не ограничивает возможность приватизации помещений, подобных в здании по улице Октябрьской, 164а. Более того, никак не препятствует приватизации и отсутствие у людей на руках договоров социального найма.

На этот счет Верховный суд РФ дал разъяснения, согласно которым право граждан на приватизацию не может ставиться в зависимость от бездействия органов власти.

Только вот не мог Верховный суд предусмотреть, что «прыткие» ставропольские органы власти способны не только бездействовать, но еще активно противодействовать росту социального благополучия граждан.

Приватизацию специализированного жилищного фонда запрещает закон «Об образовании в РФ», но касается это исключительно студенческих общежитий. В нашем случае спорное здание заселялось как семейное общежитие и в результате узаконенных перепланировок превратилось в многоквартирный жилой дом с изолированными квартирами.

То есть здание не соответствует положению о студенческом общежитии, утвержденному 10 июля 2007 года за подписью замминистра образования и науки РФ В. Фридлянова.

По закону здание по ул. Октябрьской, 164а, должно быть зарегистрировано в органах государственной регистрации объектов недвижимости в качестве специализированного жилищного фонда, то есть студенческого общежития. Однако суду доказательств такой регистрации представлено не было, ибо такого документа попросту не существует.

Более того, такой документ не может появиться сейчас. Согласно правилам, утвержденным постановлением правительства РФ от 26 января 2006 года №42, отнесение жилых помещений к специализированному жилищному фонду не допускается, если эти помещения заняты по договорам социального найма и найма жилого помещения, находящегося в государственной или муниципальной собственности.

Но неправедная власть и прислуживающий ей суд хуже стихийного бедствия и техногенной катастрофы разрушают судьбы людей. Манипулируя законом, выворачивая наизнанку конкретные его нормы, апелляционная коллегия суда вынесла решения с противоречивыми и взаимно исключающими выводами.

***

Например, суд установил, что свое жилое помещение в отдельную квартиру В. Каменев переоборудовал на законных основаниях, а доказательств того, что произведенная им перепланировка и переустройство нарушают права и законные интересы граждан, не имеется. Суд пришел к выводу о сохранении за Каменевым жилого помещения в нынешнем его состоянии.

То есть фактически подтвердил: спорное здание является не общежитием, а многоквартирным жилым домом, поскольку другие его жильцы находятся ровно в той же ситуации, что и Каменев.

Вот тут бы и решить, что изолированные квартиры всех 53 жильцов, проживающих в данном здании, подлежат приватизации. Однако выводы суда оказались прямо противоположными.

При этом в мотивировочной части судебного определения отсутствует ссылка на правила от 26 января 2006 года за №42, согласно которым, напомним, отнесение жилых помещений к специализированному жилищному фонду не допускается, если эти помещения заняты по договорам социального найма и найма жилого помещения.

Противореча самому себе, суд ограничивает Каменева в правах, отказывая ему в приватизации квартиры на основании ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, защищающей нарушенные права и законные интересы других лиц. Но позвольте, суд же сам установил, что Каменев не нарушал прав и законных интересов других лиц!

Нелепость? Конечно, нелепость - полная и очевидная. Но скрыть ее невозможно, как и в любой иной ситуации, когда «доводы» сильных мира сего идут вразрез с законом.

Аналогичные решения коллегия вынесла и по всем остальным делам. Суд так и не смог пояснить, каким же образом граждане, проживающие не один десяток лет в изолированных квартирах, подлежащих по закону приватизации, нарушают основы конституционного строя и уж тем более как они подрывают безопасность государства.

Многие из жильцов дома вселились в него еще молодыми. В этих квартирах прошла их жизнь, в них они встретили старость, некоторые стали инвалидами, и теперь, выйдя на пенсию, не только не могут приватизировать свои квартиры, но имеют большие шансы быть выброшенными на улицу, что равносильно гибели.

***

Почему же апелляционная инстанция, вынося свой античеловечный вердикт, не вняла ст. 2 Конституции РФ, согласно которой «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»? Почему забыла о ст. 40 Конституции РФ, закрепляющей право каждого на жилище?

Полагаем, что в этом деле неуважение к закону и правам граждан является следствием «заказа» со стороны исполнительной власти в лице Кувалдиной. Ошибиться можно было в частном случае, но не 53 раза подряд - массово, под копирку, тиражируя полные абсурда, до крайности аморальные выводы.

Ложные доводы правительственной чиновницы были раболепно приняты краевым судом, скопом отменившим законные решения суда первой инстанции, вынесенные в защиту более полусотни ставропольских семей.

После всех перенесенных издевательств и унижений жильцы вынуждены были обратиться в целый ряд федеральных инстанций с просьбой защитить их от правового беззакония ставропольских чиновников и судей.

Это еще раз подтвердило печальную статистику: Ставрополье входит в числе первых пяти регионов по числу жалоб на решения судов. Обращение в том числе адресовано и лидеру Общероссийского народного фронта, президенту РФ Владимиру Путину.

Одновременно с этим мы не теряем надежды, что президиум краевого суда под председательством Евгения Кузина все же поправит апелляционную инстанцию, дело примет законный оборот и права граждан будут восстановлены в полном объеме.

 
Любовь ЧЕРНОВА,
Татьяна НИКИТУШКИНА,
руководители «Протестного комитета» Ставрополя
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий