Поиск на сайте

 

Какой была краевая столица задолго до Рождества Христова - познавательная экскурсия «Открытой» во тьму веков

 
«Открытая» продолжает просветительский проект «Ставрополь и его окрестности» о заповедных уголках краевой столицы. По-прежнему наш провожатый - известный краевед, автор ряда книг о природе Северного Кавказа и Ставрополя,  член Русского географического общества Василий Гаазов.
В прошлый раз маршрут наш пролегал по Русскому лесу. Сегодня нам предстояло пройти по тропкам и нехоженым крутым склонам леса Татарского, изюминкой которого по праву можно считать Татарское городище, с 1995 года памятник археологии федерального значения. Другим нашим провожатым и экскурсоводом в поход по городищу отправился сотрудник Ставропольского государственного историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве Владимир Колпаков.
 
 
Суровый век, железный
 

Добраться до Татарского городища не так просто, тут нужен опытный проводник. Сразу оговоримся: «дикарем» отправляться сюда нет никакого смысла - вы просто ничего не увидите и ничего не поймете. Поэтому для всех желающих экскурсии по городищу организует краеведческий музей-заповедник - в любой удобный для вас день и в любое время.

Но если хотите получить истинное удовольствие от познавательной прогулки, то непременно возьмите с собою детей. Если устанут, экскурсовод всегда готов подкорректировать маршрут, крутые его части оставив в стороне. Рассчитывайте часа на три-четыре похода, с учетом небольших остановок. Не забудьте прихватить чай в термосах, бутерброды и - никаких сигарет, ведь это еще и поход за здоровьем.

Владимир Колпаков рассказал, что это городище пользуется большой популярностью, а по выходным сотрудники музея водят сразу по несколько групп. В основном, конечно, это школьники и студенты, но бывают тут даже иностранцы, приезжающие в Ставрополь по делам. Итак, к существу вопроса. Татарский лес расположен на южных склонах Ставропольских высот, изрезанных глубокими оврагами и балками. Здесь много родников. Среди деревьев выделяются дуб, ясень и граб, в подлеске можно найти боярышник, терн, кизил, лещину и калину. На территории Татарского городища компактно произрастает буковая роща.

Городище, ныне замкнутое в плотном кольце дачных товариществ, насчитывает почти две тысячи лет. Первые поселенцы появились тут в VIII веке до нашей эры, то есть во времена раннего железного века.

Первым описал памятник Григорий Николаевич Прозрителев в статье «Музей Северного Кавказа», а также в «Историко-археологическом путеводителе по городу Ставрополю и его окрестностям» в 1928 году. В научный оборот памятник ввела Татьяна Максимовна Минаева, опубликовав материалы по его обследованию в статье «Памятники эпохи раннего средневековья на Ставропольской возвышенности» в сборнике «Материалы по изучению Ставропольского края» за 1949 год.

Но почему городище назвали Татарским, спросите вы?

Название городищу дали русские военные топографы, составлявшие в конце XVII века первые карты Северного Кавказа. В те времена остатки древности на осваиваемых Россией южных территориях обычно связывались с татарами, хотя на самом деле городище не имеет к ним никакого отношения. Но в этой местности жило много тюркских народов, которых русские, не вникая в их национальность, называли «татарами».

 
 
Место, удобное для жилья
 

Между тем в стародавние времена на месте городища никакого леса не было - здесь гулял степной ветер. Место для городища выбирали тщательно. Много веков назад оно представляло собой мощный защищенный район: глубокие, непролазные балки ручьев укрепили оборонительными сооружениями. Внутри городища было много родников, питающих его обитателей живительной влагой.

Если быть точнее, то городищ три. Одно, самое крупное, находится в лесу прямо за садоводческим товариществом «Спутник», куда мы и прибыли. Два других, расположенных по соседству, размерами заметнее скромнее, но историческая ценность их от того не меньше.

Каждое из городищ окружали рвы и валы, по верху которых тянулась высоченная крепостная стена из панцирных камней. Судя по дошедшим до наших дней остаткам сооружений, высота стены достигала метров десяти. На холмах располагались сторожевые башни, с которых хорошо просматривалась местность за пределами городища.

Естественно, чудом инженерной мысли эти стены и башни современный человек вряд ли назовет - это были известняковые валуны, скрепленные глиной. Но и эти нехитрые сооружения оставались непокоренными многие столетия. На протяжении двух тысячелетий в городищах последовательно сменяли друг друга четыре археологические культуры - кобанская, скифская, сарматская и, наконец, хазарская.

Племена так называемой кобан-ской культуры - местного, северокавказского происхождения. Культура получила наименование по месту открытия первых памятников, расположенных у села Кобань в Северной Осетии. Славились племена искусством изготовления бронзовых изделий. В районе Ставрополя ими было основано несколько населенных пунктов, в том числе и на месте Татарского городища. Площадь кобанского поселения здесь достигала 40 гектаров. Это самый крупный из известных памятников этой культуры на Северном Кавказе.

 
Ничто не вечно под луной
 

На рубеже VIII-VII веков до н. э. на Предкавказье проникли сильные и воинственные кочевые племена скифов, которые превратили территорию Ставрополья в плацдарм для походов в Переднюю Азию. Скифы подчинили кобанские племена, но затем, обеспечивая тылы, вступили с ними в союзнические отношения. С этого времени и до появления сарматов в районе Татарского городища обитало смешанное население племен кобанской и скифской культур.

В тот период поселение начало укрепляться и превращаться в значительный северокавказский город. Жители занимались сельским хозяйством, скотоводством, охотой и ремеслом. Активное мужское население сочетало мирные занятия с ратным делом, охраняя поселения или участвуя вместе со скифами в походах, в которых они достигали стен Ниневии и границ Египта.

В результате их тесного взаимодействия здесь сложилась новая археологическая культура с новыми социально-экономическими отношениями, уникальным, неизвестным ранее, обрядом захоронения, при котором использовался новый тип погребальных сооружений в виде каменных склепов с большими курганными насыпями.

В сарматский период (III век до н. э. - III век н. э.) городище продолжало развиваться и застраиваться. Это было время особой активизации в южнорусских степях кочевников-сарматов, очень близких по языку и культуре скифам.

В III веке до н. э. сарматы вторглись на скифские территории и вытеснили последних в Крым и Приазовье. Набеги сарматов сопровождались разрушениями, пожарами, гибелью большей части населения скифских поселений и городов. Подобная судьба постигла и многие населенные пункты Ставропольской возвышенности, но Татарское городище оказалось не затронутым сарматским нашествием. Здесь не отмечено ни следов штурма, ни крупных разрушений и пожаров, ни массовой гибели его жителей.

Последний, самый верхний культурный слой связан со временем существования одного из крупных средневековых государств Восточной Европы - Хазарского каганата.

Эпоха Великого переселения народов, начавшаяся с гуннского нашествия во второй половине IV века н. э. сильно изменила этнический состав населения Центрального Предкавказья. Здесь наряду с ираноязычными аланами, являвшимися прямыми наследниками и продолжателями традиций сарматов, появились тюркоязычные болгары, авары, савиры, хазары и другие кочевники евразийских степей.

К VIII веку н. э. хазары захватили господство среди разноэтничных кочевых племен Северного Прикаспия, Подонья и Предкавказья. Ставропольская возвышенность вошла в территории Хазарского каганата, а Татарское городище стало одним из ключевых военно-политических и торгово-экономических центров этого могущественного государства.

В этот период завершилось сложение исторической топографии городища, были перестроены и отстроены заново его мощные оборонительные сооружения, была возведена крупная, хорошо укрепленная цитадель, где были сосредоточены основные силы хазарского гарнизона, находились военные и продовольственные склады, казармы, культовые сооружения.

Город хазарского периода просуществовал до конца X - начала XI века и погиб, вероятно, под натиском кочевников-печенегов или сменивших их половцев.

 
 
Тайн больше, чем открытий
 

И вот мы заходим на территорию городища со стороны садового товарищества «Спутник». Пробитая бульдозером дорога, пересекая многослойное кольцо осевших со временем валов и рвов, выводит нас на просторную поляну. Когда-то здесь жили люди.

Любопытно, что в советское время эту поляну раздали под дачи, люди раскорчевали целину, начали строить сарайчики и домики, но потом спохватились - место это заповедное, никаких дач, садов-огородов тут и близко не должно быть. И что вы думаете? Всех попросили «на выход». Вот время было! А сегодня не можем совладать с одним бессовестным застройщиком - он диктует, какой особняк снести, какой дом построить на его месте.

Но ладно, не будем о грустном. Мы вновь углубляемся в лес, выходим за пределы крепостной стены и движемся вдоль нее. Переходим через Каскадный ручей и взбираемся на лесистый холм. Тут находится один из могильников. Все они были сложены по одной технологии: углубление, изнутри выстланное плоскими камнями, по бокам стены, а сверху крыша, которая, понятно, не сохранилась. С южной стороны расположен каменный коридор-дромос. В целом сооружение напоминало землянку, но более крепкую, основательную.

Хоронили тут знатных людей: женщин и мужчин, иногда вместе со слугами, лошадьми в полной сбруе. Один такой склеп был рассчитан на полсотни тел. В общем, что-то вроде братской могилы.

 
Пряслица и грузила
 

Вообще, о городище ходит много легенд, перемешанных с историческими фактами.

Согласно одной из них, именно здесь находилась Упса (в переводе с персидского - Белый город) - столица одного из сарматских племенных союзов, роксоланов-сираков, которых величают даже предками русичей.

А вот то, что известно доподлинно: именно здесь проходил один из самых северных трактов Великого шелкового пути. Изнывающие от жажды путники находили тут приют, воду и пищу. Заморские путники, похоже, и принесли в эти края продвинутую земледельческую культуру. Местное население разводило крупный рогатый скот - держали скотину прямо посреди городища, выделив специальную площадку.

В стороне от жилья и ремесленных построек располагался, говоря по-научному, «зольник» - громадная яма, в которую сваливали золу из очагов. Покопаться в этой свалке, которая росла столетиями, для археологов большое счастье - сколько тут ценных открытий уже было сделано и сколько еще предстоит сделать!

Водитель Саша, как самый внимательный и все примечающий вокруг, тут же обнаружил пару осколков глиняной посуды. Сколько им столетий? Десять? Двадцать? Но, по совету экскурсовода, на память их не прихватил, а пристроил под соседний кустик: прогулка по территории памятника федерального значения потребует от вас не только выносливости, но и культуры. Пусть все находки здесь принадлежат археологам.

Вообще, находок на Татарском городище было сделано множество. Зернотерки и удила, пряслица и керамические грузики для ткацких станков. Планомерные и регулярные археологические исследования на Татарском городище начались с 1992 года.

Первая археологическая экспедиция была организована Ставропольским краеведческим музеем, возглавил ее кандидат исторических наук В.Н. Каминский. Первым делом был составлен подробный топографический план городища с нанесением на него всех археологических памятников.

 
 
Кит вынырнул из леса
 

Вдоль балки Каскадного ручья выходим к языческому капищу (капея - статуя, изображающая бога) родноверов, последователей славянского языческого культа. Посреди каменного круга 10-15 лет назад некто водрузили деревянный столб идола, но позднее его кто-то сжег, остались одни головешки. На оставшемся камне лежат яблоки и россыпь монет - надо понимать, жертвоприношения.

Известно, что этнических носителей славянского язычества в X-XI  веках на территории Предкавказья наукой не зафиксировано. Вызывает беспокойство и то, что для устройства капища используется материал, незаконно изымаемый из остатков фортификационных сооружений городища.

О поклонении древним богам рассуждать можно долго, но совершенно очевидно, что никаких капищ на территории археологического памятника быть не должно. Это закон, который обсуждению не подлежит.

Две почти отвесные стены крутой балки ограничивают цитадель, а с двух других сторон хорошо просматриваются остатки земляного вала. Тут же, на территории цитадели, находился арсенал (место для хранения оружия). Кроме того, остался фундамент (около трехсот квадратных метров) древнего храма, предположительно христианского, построенного в X столетии. Раскоп аккуратно, как говорят археологи, законсервировали.

Выйдя из цитадели, мы петляем по склонам балки, любуясь красотой матушки-природы. Издали кажется, будто поросшие лесом склоны словно разорваны изнутри - тут обнажились известковые останцы. Местами они нависают над тропинкой, образуя продолговатые пещеры. В одной из них, самой скрытой, в годы большевистского воинствующего атеизма проводили богослужения избежавшие лагерей или расстрела священнослужители, сюда втайне от безбожной власти приходили истинно верующие люди.

Вот так Татарский лес стал приютом для самых разных религий и верований прошлого и настоящего.

Если пройти дальше, то можно увидеть еще одну причудливую скалу, которую прозвали Китом. Немного присмотреться - и впрямь, словно огромный кит вынырнул из морской пучины. Скорее всего, это следы землетрясений, которые некогда здесь случались довольно часто. Как свидетельствуют геологи, 40-50 тысяч лет назад Эльбрус был активным вулканом, и содрогания земли от его деятельности достигали Ставропольской горы.

Побродив по лесу, если есть еще силы, можно посмотреть еще множество красивых местечек. Например, водопады. Один из них в простонародье называется Пагода - вода медленно стекает с пригорка по отполированным до блеска известковым уступам (это и есть исток Каскадного ручья). Другой водопад - Стеклянная струя - расположен рядом с дорогой, которая некогда связывала первое и третье городища.

Но самый, пожалуй, красивый водопад - Травертиновый. Василий Гаазов, как турист со стажем, немедленно с фотоаппаратом ринулся по его ступеням вниз, чтобы сделать для газеты оригинальный снимок. Вообще-то занятие это - скакать так резво по травертиновым уступам - дело нелегкое и, откровенно говоря, небезопасное. Довершить задуманное Василию Леонидовичу позволили горные ботинки и опыт, хотя подъем наверх и ему дался нелегко.

После небольшого подъема мы снова выходим на поляну, с которой и начинали свое путешествие по первому городищу, только с противоположной ее стороны.

 
 
Маршрут для выносливых
 

С первого городища по дну балки мы решили перебраться на второе, также расположившееся на пригорке. С холма посмотреть - кажется, рукою подать, но по прелой листве и крутым оврагам шагать не меньше часа. Взбираться наверх (забудьте о сигаретах!) пришлось с постоянными остановками, чтобы выбирать места удобнее.

И вот мы на втором городище (подъезд для машин находится со стороны дачного товарищества «Орловка», которым, пока мы шли пешком, и воспользовался наш водитель). Центром этого места являются две поляны, красивые, но в размерах скромнее, чем на первом городище.

Дачное товарищество так близко подбирается к городищу, что, кажется, вот-вот поглотит его. Странно, но поблизости мы не обнаружили никаких указателей границ федерального памятника... Причина банальна: нет денег.

В этом году на базе Татарского городища разработан проект «Городок в удобном месте», ставший победителем конкурса «Музейный гид» Благотворительного фонда Владимира Потанина в номинации «Страна – музей». Основная цель проекта - музеефикация ландшафта археологического и природного памятника с помощью информационных модулей.

Информационные модули будут установлены около объектов, частично сохранивших внешние признаки историзма: оборонительных сооружений, могильников, бытовых построек, древнего христианского храма. Свое отражение в информационных модулях найдут и яркие памятники природы: скалы, гроты, травертиновые родники, водопады, редкие образцы флоры...

Интересная деталь: модули будут изготовлены из антивандальных материалов. На них планируется нанести туристическую маршрутную карту, краткую информацию и QR-коды.

Использование QR-кода позволит туристам выходить на официальный сайт Ставропольского государственного музея-заповедника, что сделает доступными интерактивную карту Татарского городища с изображением всех наиболее важных объектов, 3D-реконструкции исторической, культурной картины древнего и средневекового городища, фотогалерею с описанием раскопов и раскопок. Все эти новшества должны появиться уже в будущем году.

 
На дне майкопского моря
 

С одной из полян второго городища, если чуть спуститься по направлению села, можно прикоснуться к так называемым Татарским скалам. Это выходящие на поверхность огромные глыбы желтого песчаника.

Местами корни выросших в трещинах деревьев раскололи их, и тяжеленные камни могут обвалиться вниз. Ходить тут стоит с большой осторожностью. Правда, экстремалов никакими опасностями не испугать - они устраивают тут соревнования по скалолазанию.

Романтики тоже отыщут здесь занятие по душе: в каменных нишах, вооружившись геологическим молоточком, можно отыскать в наслоениях древние ракушки. Ведь когда-то это было дно Майкопского моря...

Тянутся они на несколько сотен метров. Если взглянуть на них издалека, со стороны самого села, скалы похожи на бугристую ленту, опоясывающую уступ. Проехать сюда можно по старой дороге на Невинномысск, что мы и сделали. Но по пути заехали еще в одно интереснейшее место - к истоку реки Татарка.

Отыскать в лесу его не так-то просто. От дороги идем с полкилометра по гребню, нависающему над оврагом. Василий Гаазов просвещает нас, показывая вниз на крутые бока оврага, словно бы ножом срезанные. Скорее всего, тут не природа постаралась, а человек - ливневые стоки от частного сектора, а с недавних пор еще и от многоэтажек, выросших в районе автостанции. Мощные потоки воды ускоряют эрозию почвы, глядишь, скоро овраг доберется до самой дороги.

 
 
Крест, сруб, скит
 

Путь хотя и небольшой, но, прямо скажем, нелегкий: кустарники растут густо и туго хлещут по ногам, коряг навалено так, что приходится перебираться с трудом. Откуда столько погибших деревьев? Татарский лес нездоров, объясняет Василий Гаазов, болеет, отсюда и сплошные завалы.

Короче, добираемся до родника, скрытого в пещере под каменной толщей, подпертой рукотворной бетонной плитой, чтобы не обвалилась. Пещера карстовая, а подземные воды, богатые солями, вымывают ее изнутри. Так, к слову, образовался пятигорский Провал.

Василий Гаазов с фонариком и фотоаппаратом смело скрылся в пещере - лезем вслед за ним. Внутри намного теплее, чем снаружи, где-то в глубине журчит водичка, стены гладкие и словно вылизанные - это отложения кальцита. Сверху свисают сталактиты - коротенькие, в пару сантиметров, но и это для наших широт редкая находка. Пещера уходит под гору метров на пятнадцать, но лезть в глубину не рискуем.

Сделав несколько выразительных фото, мы выбираемся на свет божий. Последний пункт нашего путешествия - это Татарский Святой источник.

До Святого источника добраться можно по-разному. Самый простой способ - подъехать к опушке Татарского леса, а дальше по тропе спуститься к роднику. Вот тут-то на подступах к источнику и сталкиваешься с чисто российскими «пейзажами»: покореженные металлические конструкции, брошенные давно строительные блоки, автомобильные покрышки… Все это густо усеяно банками и бутылками разного калибра. Рукотворная прелюдия к знакомству со святыми местами.

От опушки по каменным ступенькам спускаемся к источнику. На лесной полянке, окруженной вековыми деревьями, мелодично журчит родник, лет семь назад заключенный в трубу. Дебит его небольшой, но полторашку можно еще наполнить секунд за пять.

Начало свое источник берет из-под сарматской плиты известняка-ракушечника. Эта удивительная вода проходит через мощные фильтры осадочных пород, приобретая по пути особые качества. Атмосфера здесь наполнена добротой и душевной теплотой. У родника не принято ругаться и выяснять отношения, идиллии способствует сама обстановка.

Родник известен еще с начала XIX века. Местная казачка Елена Бабичева заприметила, что ее буренки, бродя в дебрях Татарского леса, охотно посещают один из родников. Затем ей приснился похожий на странника старец, повелевающий возле родника поставить сруб, поскольку вода в источнике святая и может исцелять физические и душевные недуги.

Казачка отправилась в Ставрополь, в Иоанно-Мариинский женский монастырь, где ей вновь во сне явился тот же старец, наказавший отслужить у родника молебен с водоосвящением. После того как женщина поведала об этом отцу Мефодию, решено было отслужить молебен. У источника поставили деревянный крест, а над самим родником - сруб с крышей.

Спустя много лет здесь выросла часовенка, а потом небольшой монастырь (скит). Насельников (монах или послушник) тут всего шестеро, каждый живет в уединенной келье. Над территорией монастыря раздается из динамиков распевный голос священника. На большие православные праздники сюда съезжаются жители Ставрополя и окрестных сел, особенно на Крещение и на Пасху. Да и в обычные дни тут постоянно бывают люди - отдохнуть душой, подумать о бренности бытия…

 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий