Поиск на сайте

Журналисты «Открытой» не станут участвовать в заседаниях Октябрьского районного суда, который уходит от объективного расследования действий судьи З. Кравченко, по мнению редакции, сфальсифицировавшей дело в интересах УК-16
 
В Октябрьский районный суд г. Ставрополя
 
Заявление
 

В вашем производстве находится дело по иску Савенко А. Л. (ООО «УК-16») к ООО «СВ», автору статьи «Хамство в рамках закона» О. А. Парфёнову и главному редактору «Открытой» Л. И. Леонтьевой о защите чести и достоинства.

В судебных заседаниях представители редакции «Открытой» газеты принимать участие не будут.

По следующим основаниям. Приняв к производству 27.10.14 г. данное дело, З. Л. Кравченко, по нашему мнению, злоупотребила служебным положением, осуществив подлог и фальсификацию судебных документов по иску к редакции А. Савенко (ООО «УК-16»), вступив в сговор с истцом.

В редакцию от Кравченко поступило исковое заявление Савенко с требованием дать на него письменный отзыв, который и был представлен автором публикации О. Парфёновым.

В исковом заявлении Савенко, принятым Кравченко и направленным ею в редакцию, требование о «защите чести и достоинства» сводится к единственной фразе: «Статья дает оценку организации ООО «УК-16», которую учредил и возглавил истец, как фирме-бездельнице, безобразно выполняющей услуги или не выполняющей их вовсе, купающейся в дармовых деньгах».

Заявленный Савенко иск изначально являлся необоснованным и не подлежащим удовлетворению, поскольку, как признает сам истец, вышеприведенная фраза является оценочной и потому не подлежит доказательству.

У суда не было иного выхода, как отказать в удовлетворении исковых требований Савенко. Однако судья Кравченко, как мы полагаем, вступила в сговор с истцом. Подтверждением этого являются ее дальнейшие действия и поведение.

Редакция получила очередное извещение от Кравченко  о том, что состоится судебное заседание по заявлению истца Савенко. Однако в самом начале заседания истцы заявили о проведении лингвистической экспертизы. Это указывало на то, что дальнейшие действия судьи Кравченко им известны и, как мы понимаем, с нею согласованы. Ведь никакой лингвистической экспертизы одной-единственной оценочной фразы (в иске это подтверждает и истец) не требовалось, поскольку она была четко и определенно выражена.

Но после данного ходатайства, тут же удовлетворенного, судья Кравченко удалилась в совещательную комнату, где провела несколько минут, и вернулась с готовым, уже отпечатанным многостраничным текстом определения, которое она сбивчиво, словно незнакомый текст, торопливо зачитала.

Этот текст изобиловал оскорбительными и клеветническими утверждениями в адрес лиц, не являющихся участниками процесса, домыслами в адрес членов семьи главного редактора «Открытой» газеты, «рассуждениями» об отношении редакции к судьям, которые когда-либо вели дела с участием журналистов этого издания.

Это многостраничное сумбурное, путаное определение Кравченко изобиловало грубой, вульгарной стилистикой с абсолютно узнаваемыми языковыми оборотами и эмоциональными повторами, постоянно употреблявшимися в заявлениях и выступлениях представителей ООО «УК-16» во множестве других процессов по их же искам к СМИ и гражданам, пострадавшим от их деятельности.

Эти иски рассматривались в арбитраже и судах общей юрисдикции: во всех требованиях ООО «УК-16» было отказано.

На недоуменный вопрос журналистов Кравченко объявила, что зачитывает свое определение(?!), в основу которого положено новое исковое заявление истца.

При этом Кравченко не могла не знать, что экспертиза проводится по точно процитированным конкретным фразам из публикации. Но никаких оспариваемых фраз в юридически безграмотном тексте, выдаваемом Кравченко за свое определение, приведено не было.

Между тем никакого нового искового заявления истца ни редакция, ни главный редактор Л.И. Леонтьева, ни автор статьи в «Открытой» газете О.А. Парфёнов не получали.

Более того, по требованию участников процесса Л. Леонтьевой и О. Парфёнова судья Кравченко не смогла представить им новое исковое заявление, его в материалах дела не было.

Этот факт, считаем, явственно, неоспоримо указывает на то, что судья Кравченко в интересах истца совершила фальсификацию судебных документов, из чего усматривается коррупционная составляющая.

Кравченко, скрывая следы подлога, попыталась провести новое заседание в целях «исправления опечаток» в своем определении. На этом заседании мы огласили ходатайство о недоверии судье и ее отводе.

Объясняя доводы по ходатайству, главный редактор Леонтьева зачитала текст статьи в «Открытой» газете «С брезгливостью и презрением» («Открытая», №5 от 11 февраля с.г.), в которой были изложены факты фальсификации судебных документов судьей Кравченко.

Эти факты были столь убедительны, что ни единого возражения  Кравченко высказано не было, что мы понимаем как подтверждение наших доводов о фальсификации дела судьей, после чего ею был взят самоотвод.

Судебно-лингвистическая экспертиза текста Кравченко в сравнительном анализе с многочисленными заявлениями в суде ООО «УК-16» с абсолютной достоверностью доказала бы, что судья не является автором определения. Этот текст ей был передан истцами, по всей вероятности, за несколько минут до данного заседания, который она не успела ни прочесть, ни осмыслить.

Мы это утверждаем как филологи с большим стажем работы в журналистике.  Главный редактор «Открытой» Л. И. Леонтьева - филолог с 45-летним стажем работы в печатных изданиях, главным образом в федеральной прессе (специализация -  журналистские расследования). Лауреат, победитель ряда всероссийских профессиональных конкурсов. В 2015 году за расследования в сфере ЖКХ награждена президентской премией ОНФ Фонда «Правда и Справедливость».

Попытки руководства Октябрьского районного суда уйти от объективного и всестороннего расследования вышеизложенных фактов путем втягивания редакции в судебный процесс по изначально сфальсифицированному делу и с предсказуемым результатом в интересах процессуальных оппонентов редакции, по нашему убеждению, являются недостойными, нарушающими правовые нормы и этический кодекс судьи, попирающими Правду и Справедливость, умаляющими авторитет российского правосудия.

Подобные попытки и действия расцениваем как воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов, являющихся выразителями общественного мнения и выступающих в судах в качестве общественных защитников жертв коммунального мошенничества.

 
Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор газеты «Открытая»,
Олег ПАРФЁНОВ,
зам. главного редактора
 
(Дается в сокращении)
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

владимр (не проверено)
Аватар пользователя владимр

Кравченко З.Л. надо из органов. Низкая квалификация.
Склонность к нарушению Законов РФ

Добавить комментарий