Поиск на сайте

Национальная идея новой России: православие, самодержавие, доходность

 

На прошлой неделе в подмосковном городе Голицыно состоялся семинар Московской школы политических исследований (МШПИ), на который был приглашен и обозреватель «Открытой» газеты. (Про предыдущий семинар, прошедший в июне, наше издание уже рассказывало: см. «Встать с колен», №25 от 25 июня 2008 года.) Десятки экспертов – политики, общественные деятели, экономисты, журналисты – сообща пытались найти ответ на самые актуальные вопросы современной российской действительности.

 

Расщепление «вертикали власти»
Пожалуй, самым обсуждаемым событием на голицынском семинаре стал властный накат на крупнейшую отечественную сталелитейную компанию «Мечел». Две недели назад, 24 июля, на каком-то рядовом совещании премьер-министр Владимир Путин заявил, что «Мечел» поставляет коксующийся уголь за границу вдвое дешевле, чем продает его в России, а незаконную прибыль «отмывает» через европейские офшоры. Путин потребовал провести дотошную проверку деятельности компании Федеральной антимонопольной службе и Следственному комитету.
В тот же день акции «Мечела» на биржах планеты рухнули на $6 млрд. – то есть компания подешевела на треть. А весь российский фондовый рынок потерял около $60 млрд. – иностранные инвесторы, испугавшись резкого путинского тона, поспешили забрать деньги из нестабильной России. Впрочем, это не помешало Минэкономики РФ на следующий день после заявления по «Мечелу» обнародовать планы создания в Москве мирового финансового рынка и превращения рубля в одну из основных мировых валют. Читайте между строк: плевать мы хотели на всех иностранцев, сами справимся.
Ну а неделю спустя после путинского спича, в минувший четверг, президент Медведев сделал прямо противоположное заявление: «Бизнес замучили проверки и всякого рода «наезды» по коммерческим наводкам! Надо, чтобы и наши правоохранительные органы, и органы власти перестали «кошмарить» бизнес». Никому не пришлось лишний раз объяснять, что Медведев имел в виду путинский «накат» на «Мечел».
По словам выступившего на семинаре председателя Института современного развития Игоря Юргенса, заочная пикировка президента и премьера лишний раз отражает усиливающийся раскол внутри властной элиты. Большая часть кремлевских обитателей зациклена на идее «сверхдержавности» России.
Причем, по их убеждению, место нашей страны не в Европе, не в Азии – якобы идти мы должны особым, «третьим» путем. Ну а чтобы доказать всему миру, какие мы крутые, постоянно изобретаем проекты вселенского масштаба: зимняя Олимпиада в Сочи, «газовый ОПЕК», саммит АТЭС во Владивостоке, создание мировой нефтяной биржи в Питере…
Второй клан, «либералы», по словам Юргенса, более дальновидный, хоть и малочисленный. Эти люди прекрасно понимают, что пресловутый «третий» путь приведет Россию скорее не к величию, а в тупик – когда от нас отвернутся все партнеры и друзья. А вместо создания «проектов века» нужно решать вполне приземленные экономические и социальные проблемы, коих немало. 
 
 

Халява, сэр!
Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг напомнил, что в середине 80-х именно наша страна дала мощный толчок на демократизацию всего социалистического блока – но потом мы же первыми с либерального пути и свернули.
Вот лишь один пример. Главной целью горбачевской перестройки было устранение в Стране Советов вопиющего классового неравенства (по примеру западных стран, где две трети населения составляет средний класс). В итоге же наше общество ныне оказалось полностью расслоено на несколько сословий.
По данным Гринберга, разница в доходах между 10% самых богатых и 10% самых бедных россиян превышает 1:15, а в Москве этот коэффициент и вовсе 1:40. А как же провозглашенная борьба с бедностью, спросит читатель? И снова сухая статистика – несмотря на все усилия правительства, у трети россиян годовой доход на члена семьи не превышает 7 тысяч рублей (по западным меркам это даже не бедность, а вопиющая нищета).
Но и эти скромные деньги сжирает инфляция. Которую, кстати, и провоцирует своими неумелыми и откровенно популистскими шагами само правительство. По словам главного экономиста «Тройки-диалог» Евгения Гавриленкова, только в прошлом году бюджетные расходы в РФ выросли на 40%. В минувшем ноябре за какие-то полчаса Госдума РФ сразу в трех чтениях приняла поправки к бюджету, «вбросив» в экономику 1,1 трлн. рублей (по преимуществу они пошли на создание госкорпораций, а заодно на предвыборный рост пенсий и зарплат).
Приток денег вызывает рост цен – это базовый закон экономики, напомнил Гавриленков. Вот в прошлом году инфляция в стране и превысила 15%. По меркам развитых стран (к которым Россия относит и себя) это настоящая социально-экономическая катастрофа. Причем, похоже, в нынешнем году инфляция будет ненамного меньше. Воистину, халявные «нефтяные» деньги вконец вскружили Кремлю голову (один из экспертов язвительно заметил: «Национальная идея новой России: православие, самодержавие, доходность»).
Впрочем, если вдуматься, то денег этих не так-то и много. По расчетам эксперта Московского центра Карнеги Евгения Рябова, на каждого россиянина приходится 5 тонн экспортируемой нефти (для сравнения: на одного жителя Казахстана – 17 тонн, а Саудовской Аравии – 32 тонны). Иными словами, отечественная «нефтянка» способна обеспечить безбедное существование лишь 40-50 млн. человек. А если экспортные цены на сырье пойдут вниз – и того меньше. Допустим, снижение глобальной цены на нефть лишь на 10% равносильно для российского бюджета экспортной стоимости тысячи(!) истребителей Су-30.
Только где эти истребители взять?! Пусть не истребители, а компьютеры, станки, да просто одежду – все, что способно заменить нефть и прокормить страну в обозримом будущем. У нас ведь ни заводов нет, ни дорог, ни даже рабочей силы. Зампред «Внешэкономбанка» Сергей Васильев жаловался: их банк должен финансировать строительство Нижнеангарского целлюлозно-бумажного комбината. Подобных заводов не строилось в России уже два десятилетия. Взялись за проект, и тут выяснилось, что во всей стране нет не только толковых инженеров для ЦБК, но и обычных техников – тех, кому за станками стоять!

 

Страна в ловушке
По скромным расчетам, в ближайшие десять лет Россию ожидает убыль трудоспособного населения на 10-12 млн. человек. По всему, заполнять демографическую «дыру» России придется за счет мигрантов. А это новый вал проблем – с пенсионной системой, миграционным законодательством, преступностью... Кто их будет решать, если Кремль этого в упор не видит?!
Впрочем, почивать на лаврах российской элите, судя по всему, осталось недолго. По словам экс-министра финансов, президента банка «ВТБ-24» Михаила Задорнова, серьезнейшей проверкой на прочность российской экономики станет мировой финансовый кризис. Полгода назад он бабахнул в США, катком прокатившись по всем западным странам, и вот ныне подбирается к России. Самый «мягкий» сценарий, обрисованный Задорновым для отечественной экономики, таков: рост цен на продукты (да-да, еще больше, чем сейчас), сокращение зарплат в частных компаниях, удорожание ипотеки и других видов кредитов, резкое падение спроса на недвижимость и автомобили... Не нокаут, конечно, но дистрофичную российскую экономику всерьез пошатает.
Выход один – либеральная модернизация страны, формирование гражданского общества, развитие свободной конкуренции в политике, экономике, социальной жизни. Чтобы не госкорпорации конкурировали друг с другом за подачки из бюджета, а развитые частные компании – за иностранные инвестиции. Чтобы дискутировали о путях развития страны не чиновничьи «крылья» «Единой России», а власть и умная оппозиция.
Впрочем, судя по выкладкам академического директора Центра экономических и финансовых исследований и разработок Екатерины Журавской, в российском обществе запрос на либерализм пока крайне низкий. Например, за демократические партии на ближайших выборах готовы проголосовать лишь около 2,5% населения.
Две трети граждан убеждены, что цены на продукты должно директивно устанавливать государство, а не свободный и конкурентный рынок. Вспомните, сколь безболезненно общество восприняло кремлевскую идею возродить подзабытые с дефицитных советских времен продуктовые карточки. И хотя эта идея провалилась, оказалось ясно: народ готов на любые эксперименты над собой.
Впрочем, это вполне закономерно, считает директор Центра этнополитических исследований Эмиль Паин. Как показывает история, во всех странах, где чрезмерно раздута роль государства (читай: авторитарных), народ охотно перекладывает решение любых проблем на власть. Помните, в СССР даже «разрешение» на развод супругам выдавал партийный местком. По всему, мы семимильными шагами движемся к восстановлению подобной системы. Доходит до абсурда: в некоторых регионах без разрешения «Единой России» ее члена уже нельзя уволить с работы.
Скромный оптимизм в этом отношении высказала президент Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева. Пускай либерально, граждански мыслящих людей в стране слишком мало, зато они уже готовы «продавливать» свои интересы даже сквозь бюрократическую толщу. Например, сейчас очень силен запрос на судебную реформу.
Причем формируют его те олигархи и высокопоставленные чиновники, которые, насмотревшись историй с «Мечелом» и «Юкосом», ныне боятся за будущее своего бизнеса. Вот и надеются, что независимый и честный суд обезопасит их от нового «передела собственности».
Этот запрос уже нашел отражение в «Национальном плане борьбы с коррупцией», который президент Медведев подписал на прошлой неделе. Теперь придется дожидаться, не останутся ли его лозунги лишь на бумаге. Ведь, похоже, ставка в этой межклановой борьбе – будущее России.

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель
«Открытой» газеты



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий