Поиск на сайте

 

Кто опекает игорный бизнес на Ставрополье?

 

Эпидемия игромании
Именно так можно охарактеризовать ситуацию, которая сложилась в России с конца 90-х. Годовой оборот игорного рынка превышал $1 млрд. рублей, две трети которого находилось в «тени».
По данным научного Центра наркологии Миздрава РФ, среди населения страны хоть раз в жизни удачу у автомата пробовали 14% населения. Каждый десятый из них страдает игровой зависимостью, оставляя в игорных заведениях до 40% своего дохода.
Ставрополье, по заключению экспертов, было одним из самых играющих регионов. Только в краевом центре в период расцвета игровой деятельности работало не менее 4,5 тысяч клубов, причем лишь треть из них состояла на учете в налоговых органах.
Понимание надвигающейся катастрофы пришло с большим опозданием, но и после этого все попытки ограничить рынок «азартных услуг» блокировались целых семь лет. Закон был принят лишь в конце 2006-го.
Согласно документу, с 1 июля 2009 года все игорные заведения на территории России должны быть выведены в четыре особых зоны (продолжить свою работу в прежнем режиме смогут лишь тотализаторы и букмекерские конторы). А до этого времени требования к игорным заведениям существенно ужесточались.
Власти регионов обязали сделать выбор: до 1 июля 2007 года либо вовсе свернуть игорную деятельность на своей территории, либо поднять к ней требования. Ставрополье пошло по первому пути.
 
Блэк-джек в подполье
Но тут же возникла заминка. Документ краевые думцы одобрили 25 июня, а на подпись губернатору он поступил лишь 2 июля вечером - на сутки позже определенного федеральным законом срока. Комедия, но стопку бумаг главе региона несли из одного крыла Белого дома в другое целую неделю! К слову: по расчетам экспертов каждый день работы «однорукого бандита» приносит доход его владельцу порядка 30 тысяч рублей.
В итоге закон вступил в силу только с 3 июля, а ряд местных игорных компаний обжаловал запрет на игры в Верховном суде. Дело рассматривалось почти четыре месяца, и лишь в конце октября суд подтвердил: краевой запрет остается в силе.
Казино закрывались неохотно и долго, порой просто меняя вывески. Игровые клубы переехали в арендуемые помещения, находящиеся в частной собственности, куда может попасть только «проверенный» клиент. Такие клубы работают исключительно ночью и тщательно замаскированы: недалеко от входа дежурит мобильная охрана, ведется видеонаблюдение, позволяющее четко отсеивать подозрительных посетителей, развита сеть информаторов.
Во всех городах и районах края по горячим следам создали телефоны доверия, на которые можно было позвонить и «сдать» адресок подпольного игрового клуба. Позднее, правда, выяснилось, что повсеместно созданные телефоны доверия владельцы игровых клубов нередко используют, чтобы всласть поиздеваться над милицией.
Пока где-то в подвальчике под носом у правоохранительных органов вовсю делают ставки, в милицию поступает ложная информация с липовым адресом - там, мол, расположился притон. Отрываясь от реальных дел, опергруппа выезжает по звонку на место и тщетно по подвалам и чердакам разыскивает одноруких бандитов. В общем, игорный бизнес хоть и сбавил обороты, но лишь отчасти.
А в городах Кавминвод число желающих сделать ставку даже возросло. Дело в том, что в соседних республиках с «однорукими бандитами» церемониться не стали и вымели со своей территории весьма решительно. Тамошние игроки хлынули на Ставрополье. Например, поездом «Грозный – Минводы» каждый вечер на ставропольский курорт наезжают десятки молодых людей, просаживают деньги и ночью, обратным рейсом, отправляются домой.
За прошлый год (с июля по январь) в целом по краю милиция изъяла более 3,5 тысяч игровых автоматов. По ст. 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство») и ст. 198, 199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов с организаций и физических лиц») было возбуждено 30 уголовных дел. Уже в этом году милиция выявила 48 незаконно действующих игровых заведений, а из незаконного оборота изъято 596 автоматов.
Но даже за этими, на первый взгляд, оптимистичными цифрами скрывается бессилие правоохранительных органов. В милиции ссылаются на то, что в краевом законе не прописана процедура его исполнения.
Так, для установления наличия в действиях предпринимателя состава преступления, согласно ст. 171 УК РФ, необходимо доказать извлечение прибыли как минимум на 250 тысяч рублей.
На практике сделать это очень сложно: денежный оборот осуществляется не через автоматы, а через тех, кто за ними присматривает и хранит у себя всю наличность. Пойди докажи, что деньги в кармане «смотрящего» не его личные! Приходится ограничиваться привлечением к административной ответственности. Но штрафы спокойненько оплачивают, а вместо изъятых аппаратов закупают новые – стоят они от 3 до 5 тысяч рублей.
- Последнее время правоохранительные структуры заметно «сдали» в борьбе с игорной заразой, - говорит депутат краевой Думы Борис Оболенец. - Одно время местная милиция жаловалась, что не имеет реальных рычагов воздействия на их владельцев. Мы вняли увещеваниям и нынешней весной приняли поправки в краевой закон «Об административных правонарушениях», согласно которому физлица, занимающиеся игорным бизнесом, могут быть оштрафованы на сумму 30-40 тысяч рублей, а юрлица на 400-500 тысяч. Однако подпольные игровые заведения продолжают плодиться. Вывод один: их «крышуют».
Впрочем, на это у милиции есть свои аргументы. Штрафы, действительно, увеличили, но в большинстве случаев установить физическое или юридическое лицо, на которое оформлены игровые автоматы, невозможно.
Допустим, проверяющим удалось «накрыть» точку, но привлекать к ответственности, кроме девочки-оператора, которая следит за работой автоматов и собирает деньги с клиентов, больше некого. Автоматы ей не принадлежат, кто их хозяин, она «не знает». Всё обходится штрафом, который в данном случае не превышает 2 тысяч рублей.
Радикальный метод борьбы с игорным бизнесом предложил депутат краевой Думы Айдын Ширинов: вынимать из автоматов электронную «начинку» и отправлять ее на проверку, которая может затянуться и на год, и на два. Чем дольше, тем лучше. Однако здравое предложение Ширинова осталось нереализованным.
С недавних пор игорный спрут нашел еще одну лазейку в законодательстве. Вчерашние казино и клубы сменили вывески и превратились в интернет-кафе. Их владельцы теперь на вполне законных основаниях предоставляют интернет-услуги, а на самом деле занимаются тем же игорным бизнесом, но уже в виртуальном пространстве с сервером где-нибудь в Марокко. Те же правила, ставки, выигрыши, проигрыши, только привлечь к ответственности, пусть даже административной, невозможно.
 
Когда появится «Лас-Вегас»?
В ситуации, подобной российской, во времена Великой депрессии оказалась Америка. Вплоть до 1932 года в США существовал запрет на казино, в результате чего возникла обширная сеть подпольных игровых заведений. После снятия запрета гангстер Бенджамин Сигель (выходец из семьи российских евреев-эмигрантов) в 1946 году основал Лас-Вегас – знаменитый город-казино, приносящий доход со скоростью 500 баксов в секунду.
С июля будущего года в России должны заработать целых четыре «Лас-Вегаса» - игровых зоны: «Сибирская монета» на Алтае стоимостью 30 млрд. рублей, «Янтарная» - в Калининградской области (10 млрд. рублей), пока безымянная зона на острове Русский в Приморском крае (15 млрд. рублей) и самая перспективная - «Азов-Сити» на границе Ростовской области и Краснодарского края. Стоимость последнего проекта составляет около 350 млрд. рублей, еще 70 млрд. намерены вложить в развитие ее инфраструктуры «Газпром» и «Российские железные дороги».
В конце мая проект «Азов-сити» представили на суд российских и иностранных инвесторов в Краснодаре, которых прибыло в кубанскую столицу около шестисот человек. Было объявлено о начале открытых торгов для инвесторов на приобретение в долгосрочную аренду земельных участков в «Азов-Сити».
С не меньшим размахом проект строительства южно-российского «Лас-Вегаса» был представлен и Европе во время презентации Кубани в Вене, Каннах, Берлине. Проектом заинтересовалась австрийская компания АСАТИ, которой в аренду под строительство в «Азов-Сити» игорных залов (всего 100 тысяч кв. м) администрация Краснодарского края предоставляет 20 гектаров земли. Оптимисты из Австрии намерены свои объекты сдать уже к 1 июля 2009 года, а до этого администрация региона в лице ОАО «Краснодарская дирекция «Азов-Сити» должна полностью сдать в эксплуатацию инженерные и транспортные сети.
Суммарные вложения в четыре зоны едва ли не вдвое превышают затраты на проведение зимней Олимпиады в Сочи.
Недавно, правда, депутат-единоросс Александр Попов внес в Госдуму законопроект, предусматривающий трехлетнюю отсрочку для создания игорных зон. Не потому ли, что игорному бизнесу и в подполье неплохо? Как бы то ни было, поддерживать инициативу своего коллеги большинство депутатов пока не спешат.
 
Полцарства за коня!
Впрочем, на Ставрополье уже есть свой «маленький» «Лас-Вегас» - Пятигорский ипподром. Весной этого года экс-министр сельского хозяйства края Василий Лозовой предложил внести поправки в закон о запрете игровой деятельности, разрешив тотализаторы.
«На Пятигорском ипподроме уже более сотни лет проводятся испытания племенных лошадей. На сегодняшний день это один из ведущих верховых ипподромов России, а единственным источником его доходов является тотализатор, который успешно работал до июля 2007 года как основа для развития коневодства не только в крае, но и России в целом. Деятельность тотализатора будет способствовать широкой пропаганде конного спорта», - обосновал свое предложение Лозовой.
Поправку, разрешающую деятельность тотализаторов на ипподромах, приняли в конце мая, а незадолго до этого после реконструкции открылся пятигорский ипподром. Пока завершен первый этап реконструкции, длившийся почти полтора года, - в соответствие с мировыми стандартами привели поверхность скаковых дорожек, установили электронное оборудование, отремонтировали трибуны. В дальнейшем здесь планируют построить новые конюшни и гостиницу.

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий