Поиск на сайте

Кавказ тысячелетиями находился на переплетении дорог с Востока на Запад, впитав в себя дух многих великих цивилизаций древности

Наша газета продолжает просветительский проект «Древнее Ставрополье»: мы рассказываем читателям о стародавней истории нашего региона, которая насчитывает миллионы лет.
Недавно «Открытая» побывала в научной лаборатории реставрации древнего текстиля (единственной, между прочим, на Юге России), о чем рассказала в статье «Кавказ утопает в древних шелках» (см. №12 от 29 марта с.г.).
Возглавляет лабораторию Звездана Доде (на снимке), ведущий научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН, член Международного центра изучения древних тканей. Один из крупнейших в России специалистов по древнему текстилю, она была приглашена на работу в музей Метрополитен в Нью-Йорке и Национальный музей шелка в Китае.
Корреспондент «Открытой» встретился со Звезданой Доде, которая рассказала о секретах изучения древнего текстиля.

 

Автор фото - Игорь Кожевников

На Кавказе тоже были мумии

– Звездана Владимировна, спроси любого обывателя, что такое древний текстиль, и он вам почти с ходу ответит: мол, это какие-то «истлевшие тряпочки».

– Конечно, это никакие не тряпочки. Из глубокой древности в гробницах и погребениях до нас доходят в лучшем случае чудом сохранившиеся небольшие фрагменты и очень редко – целые одеяния или иные текстильные предметы.

В тех местах, где в древности ткани производили и окрашивали, мы можем и не отыскать самых древних образцов. Зато они сохраняются там, где позволяют природно-климатические условия.

– Например, в высокогорьях Кавказа?

– Не везде в высокогорьях, а в скальных могильниках. Здесь разреженный воздух и сухой грунт, поэтому органические останки устойчивы к гниению, даже тела погребенных подвергались естественной мумификации.

Мы находим фрагменты одежды и в курганных погребениях кочевников монгольского времени. Но иногда встречаются ткани и более древних периодов – скифского и сарматского. В грунтовых погребениях они сохраняются почти чудом: «консервируются» под какими-то металлическими предметами (под чашей, кубком или мечом).

Что касается шелков, то у меня есть одно предположение (правда, пока еще не подтвержденное) о причинах их сохранности в грунтовых могильниках: устойчивость шелка к гниению связана с тем, что в слюне шелкопряда имеется особый фермент – лизоцим.

– Неужели эту гипотезу сложно проверить с помощью химического анализа?

– Вы всерьез думаете, что это так просто?! Тонкий химический анализ древнего текстиля (как и радиоуглеродные пробы, которые позволяют оценить возраст органики, растительной или животной) – вещь дорогостоящая.

– Но если так сложно проводить химический анализ, то как вы вообще анализируете древний текстиль? Неужели просто описываете то, что видите?!

– Не только, проводим по возможности и сложные анализы. В международном центре изучения древнего текстиля, который находится в Лионе, создали подробную анкету с конкретными критериями, чтобы можно было описать любую находку древнего текстиля только по внешним признакам.

Текстиль изготавливают из разного сырья: хлопка, шелка, льна, крапивы, конопли, шерсти… Помимо этого есть еще и разные типы переплетения нитей: только базовых – три (полотняное, саржевое и атласное), плюс еще множество их вариаций.

Китайские шелка

Архызская «магия» чёрного перца

– Правда ли, что Россия заметно уступает другим странам по уровню изучения древнего текстиля?

– Когда я начала исследовать древние ткани, в нашей стране было мало ученых, занимавшихся исторической текстильной проблематикой. Да и музеи практически не брали тканые изделия из археологических раскопок на постоянное хранение, поскольку они очень недолговечны.

Сама реставрация древнего текстиля, найденного в погребениях, как правило, была не очень высокого качества. В общем, мы проигрывали исследовательским школам по текстилю, которые были и на Западе, и, разумеется, на Востоке. Сегодня же, к счастью, это отставание сокращается, но все еще остается существенным.

– Надеюсь, когда-то и наши исследователи не будут уступать китайским или европейским. И в этом, безусловно, есть и ваша заслуга, Звездана Владимировна.

– При сегодняшнем уровне информации любой желающий может узнать, во что одевались люди той или иной эпохи. Сохранились либо сами костюмы, либо изобразительные памятники – скульптура, живопись, вазопись, раритеты нумизматики (монеты), миниатюры, фресковые росписи.

Поскольку теперь легко представить одежду и костюмы древних народов, может показаться, будто уже и изучать нечего. На самом деле это крайне обманчивое мнение. Наиболее важным является вопрос, не что наши предки носили, а почему они это носили.

Лично для меня как ученого древний костюм интересен как исторический источник и культурный феномен. Именно такой взгляд позволяет рассматривать костюм в целом и его составляющие (в том числе и текстиль) не только как явление материальной и духовной культуры. Костюм – это социальный акт, устанавливающий многообразные связи в рамках той действительности, отражением которой он служит.

– А сколько таких связей было на Северном Кавказе, который всегда находился на перепутье торговых и миграционных путей!

– Действительно, многие археологические находки, сделанные в погребениях, являются тому подтверждением. В памятниках Белореченской группы были обнаружены шелковые импортные ткани, венецианское и сирийское стекло, металлические гарнитуры поясов, изготовленные в мастерских Восточного Крыма, и золотоордынские монеты. То есть вы можете представить, насколько здесь были переплетены торговые и культурные пути.

– Но наиболее сильно, наверное, было влияние Китая, все-таки по территории Северного Кавказа в средневековье проходил Великий Шелковый путь…

– Действительно, здесь проходил Шелковый путь, но это совершенно не значит, что сюда прямиком везли ткани из Китая. Допустим, купцы из какого-то китайского города продавали свой товар купцам из Самарканда, а те, в свою очередь, купцам из Дербента…

На Кавказе были отдельные находки китайских изделий. В материалах Мощевой балки были найдены фрагменты буддийской иконы и записи иероглифами на шелковой бумаге. Некоторые мои коллеги предположили, что там был погребен китайский купец, хотя объективных доказательств у этой гипотезы нет.

Или еще пример. В Архызе в Подорванной балке в погребении, где была захоронена женщина, нашли зерна черного перца. В наших широтах черный перец не произрастает. То есть на Кавказ плоды этого экзотического растения попали, скорее всего, из тропических стран, вместе с другими восточными товарами.

Причем нашли перечные зерна в самом неожиданном месте. У погребенной женщины при жизни была ампутирована рука на уровне локтя, поэтому рукав одежды был завязан узлом. И перец находился именно в этом узле. Почему он там оказался, с какой целью его использовали? Загадка! Возможно, в магических целях. Могут быть и другие причины, которые пока нам непонятны.

«Привет» из Внутренней Монголии

– Много ли на Кавказе археологических находок, которые ученые до сих пор не могут истолковать?

– В Ставропольском краеведческом музее хранится ожерелье из архызского могильника Подорванная балка. Оно состояло из нескольких предметов (плод водяного ореха, рог серны с солярным символом, раковины, бусины, косточка персика), которые были связаны друг с другом кожаными шнурами и сложной системой узелков.

Уникальность этого ожерелья в том, что оно как бы «соединяет» два конца Шелкового пути – Китай и Византию. Один из предметов – это глазчатые бусы, которые в средние века делали только в развитых центрах стеклодувного производства, таких как Византия. И с этими бусинами соседствовала косточка персика.

Персик в средневековое время был нехарактерен для Северного Кавказа и, скорее всего, прибыл сюда с караванами экзотических товаров. В китайской культуре и мифологии персик занимает очень важное место: это чудесное дерево, которое символизирует юность, весну и любовь, мудрость, долголетие и бессмертие.

То есть, безусловно, персиковая косточка попала в это ожерелье не просто так: вероятно, что владелец знал о магических свойствах этого дерева, которыми его наделяют в Китае.

– Для средневекового человека ведь все необычное и непривычное казалось магическим.

– Очень часто, если археолог не может объяснить функцию найденного предмета, то относит ее к числу магических. В одном из скальных захоронений еще до революции был обнаружен предмет, который записали в разряд магических. Это кожаный пояс, к которому были привязаны амулет в форме лошадки, бронзовая скалочка, туалетная кисточка, кожаный мешочек, стеклянная бусина.

Недавно я побывала в этнографическом музее в Хух-Хоте – это столица Внутренней Монголии. И в одном из залов увидела очень похожий пояс, к которому были привешены различные амулеты.

Экскурсовод по моей просьбе рассказала, что у некоторых этносов, проживающих на территории Центральной Азии, это традиционный предмет – своего рода летопись семьи.

Когда в семье рождается ребенок, когда он делает первый шаг, идет в школу, женится – на пояске появляются новые амулеты. Я не могу утверждать, что в кавказском могильнике был найден точно такой же предмет. Но, согласитесь, сходство имеется.

– Звездана Владимировна, мы много с вами говорили о Востоке. Ну а велико ли было влияние на средневековый Кавказ европейской культуры?

– До монгольского нашествия на Кавказе преобладали восточные влияния, а затем вектор культурного влияния постепенно меняется на западный.

Приведу пример. В одном из могильных курганов на Белой речке была сделана уникальная находка, которая позволила перекинуть мостик между средневековым Кавказом и Европой. Это узорный бархат, который, скорее всего, был изготовлен в венецианской мастерской в середине XV века.

Известно, что импортные шелка поступали на Кавказ как дары родственникам от адыгских супругов знатных иностранцев, если заключались межэтнические брачные союзы.

По другой версии (ее придерживается мой коллега Владимир Александрович Кузнецов), через адыгское княжество Кремух проходил торговый путь, который связывал итальянские торговые фактории в Северо-Восточном Причерноморье и восток Кавказа вплоть до Дагестана. Возможно, эти ткани были похищены у купцов: известно, что средневековые черкесы промышляли разбоем, грабя торговые караваны.

– Сколько интересных и необычных археологических находок! Очень жаль, что о многих страницах истории Северного Кавказа редко пишут в прессе. А ведь это позволило бы сюда привлечь новых туристов.

– Знаете, Антон, если мы ставим цель только привлекать туристов – это одно, а вот серьезная академическая наука – это совсем другое. Научная истина далеко не всегда так притягательна, как «красивые» мифы, привлекающие внимание обывателя. А сегодня, к сожалению, все чаще в археологическую и историческую науку пробиваются люди, которые занимаются мифотворчеством.

Как «придумывают» империи

– Неужели ученые-археологи придумывают мифы сознательно?

– Не всегда. Дело в том, что в археологии очень мало тканей, которые имеют четкую атрибуцию. Например, Кааба покрыта черным хлопково-шелковым покрывалом, которое меняется раз в год. И на нем всегда выткано его название – Кисва.

А вот что касается древних тканей, то отыскать такое название очень непросто. Сложно определить мастерскую, где ткань была изготовлена. В лучшем случае, можно предположить регион, для которого была характерна определенная орнаментика или текстильная техника.

В средние века для Кавказа все шелка были экзотическим товаром, поскольку здесь их не ткали. А попадали они на Кавказ не только из Китая, но и из Египта, Византии, Персии. Персы создали много ткацких техник, заимствованных китайцами, которые и сами были новаторами в текстильном искусстве. И еще одним ткацким центром был Согд – древнее государство со столицей в Самарканде. И именно с его тканями связана одна из крупнейших, пожалуй, мистификаций прошлого столетия.

В 1959 году английская исследовательница Дороти Шеперд нашла в соборе бельгийского города Юи шелковую завесу с древней надписью. Чтобы расшифровать ее, она обратилась к лингвисту Вальтеру Хенингу, который решил, что сделана надпись на согдийском языке.

Авторская реконструкция костюма из узорного бархата, найденного в кургане на Белой Речке

– То есть якобы эти древние шелка – родом из Самарканда?

– Не из Самарканда, а из деревушки Зандана, которая находилась в окрестностях Бухары. Хенинг увидел в надписи слово «занданечи», а Шеперд связала его с названием ткани, изготавливавшейся в селении Зандана. На этом основании она и решила, что шелковый текстиль из сокровищниц европейских церквей со схожей техникой и дизайном – родом из этой деревушки Зандана. Хотя прежде считалось, что выткали их персидские мастера.

– А при чем тут Северный Кавказ?

– При том что подобные шелка были найдены не только в европейских храмах, но и в скальных могильниках на Северном Кавказе.

Фактически эту деревушку Зандана «сделали» едва ли не мировым центром шелкового ткачества, причем еще в доисламские времена (VI век). А на основе так называемых «шелков Занданечи» археологи датировали те самые кавказские могильники…

Но в итоге оказалось, что «шелка Занданечи» – это не более чем миф. А возник он исключительно из-за того, что профессор Хенинг неправильно перевел надпись, сделанную на шелковой завесе из бельгийского собора. На самом деле надпись была сделана не на согдийском языке, а на арабском. И никакого названия ткани там не было!

Ученые, которые создали и развивали этот миф, предпочли не видеть и другую деталь. В X столетии в Бухаре жил историк Наршахи, который подробно рассказывал о текстиле, который ткался в его краях. Он упоминал среди прочего и о деревушке Зандана, только писал он, что ткани ткут здесь вовсе не из шелка, а из хлопка. Чувствуете разницу?

Да и писал Наршахи в X веке, а согдийским мастерам «приписали» выдающееся ткачество уже в VI столетии. Вот так, из-за неправильного перевода и предвзятого отношения к источникам порой и рождаются исторические мифы.

Как монголы «украли» бессмертие

– Археология ведь наука не стопроцентно точная, там всегда есть простор для неких гипотез и предположений.

– Любая гипотеза должна быть обязательно подкреплена научными аргументами. Иначе она превращается в мистификацию. Приведу вам, Антон, еще один недавний пример.

В Оренбургской области в окрестностях села Шумаево было обнаружено погребение кочевника, которое датировали XIII-XIV веками. Там были останки лошадей с великолепной уздой, копыта одной из лошадей были покрыты серебром…

Но уникальность этого погребения не в том, что оно было очень богато, а в том, что в нем была найдена ртуть. Ртутные шарики нашли в складках ткани от верхней шелковой одежды и под костями позвоночника погребенного.

Исследователи, которые занимались этим погребением, решили, что захоронен здесь некий тюрок, служивший монгольским ханам. Далее ученые красочно описали, как с погребенного сняли мягкие ткани при использовании буддийских ритуалов, связанных с ртутью. Вспомнили и об обретении «ртутного тела», в которое верили буддисты…

– Ну прямо хоть кино снимай!

– Кино – не кино, а несколько статей в научных изданиях на эту тему вышло. Но всю эту очень красивую гипотезу опровергала одна маленькая деталь. В шумаевском погребении сохранились шелковые ткани, которые меня попросили исследовать.

Достаточно одного взгляда на эти ткани, чтобы понять: они и по орнаменту, и по технике намного более древние, чем Монгольская империя, – примерно XI столетие.

– То есть это было хазарское погребение?

– Ткани не определяют этническую принадлежность погребенных. В то время шелка ткали в различных центрах, и они имели хождение у всего населения Евразии, поэтому назвать конкретную этническую принадлежность погребенного невозможно. Может быть, это был какой-то знатный половец. Установить это поможет генетическая экспертиза.

Для подкрепления датировки шумаевского погребения мы обратились к немецким специалистам, с целью радиоуглеродного анализа шелковой ткани. А заодно и кусочка деревянных носилок, который чудом сохранился, спаявшись с черепом погребенного человека. Действительно, XI столетие. Так что вся эта очень красивая гипотеза о буддизме и монголах рассыпалась.

– Ну а ртуть откуда взялась?

– Ее действительно использовали в погребальном обряде, но в каком качестве, доподлинно об этом мы уже не узнаем.

Приведу еще один пример. В монгольском захоронении в Калмыкии была найдена ткань с христианской вышивкой, которую также направили мне на исследование. Это был трофей, захваченный монголами в результате ограбления одной из христианских церквей на территории Восточной Европы.

Монголы зачастую грабили христианские храмы и присваивали церковные ткани, предназначавшиеся для алтарных и литургических облачений (например, как завесы для икон или рак).

В данном случае, скорее всего, это был антапендиум – церковная завеса, на которой изображена сцена вознесения Христа. На ней можно прочитать имена апостолов: частично читаются имена Луки, Фомы и Филиппа и последние буквы имени Андрей или Матфей. А имя святого Варфоломея сохранилось полностью.

Покрывало изготовлено мастерски. Вероятнее всего, в Византии или в одном из русских монастырей, которые находились под сильным византийским влиянием.

Итак, монголы украли из храма это красивое, драгоценное покрывало, а затем разрезали его на куски, которые беспорядочно сшили между собой, нарушив первоначальную композицию вышивки. И только потом использовали для украшения сапог или штанов.

– Но зачем было его перешивать?!

– Вот и мы задались этим вопросом, когда шелка попали к нам на исследование. И у меня родилась такая гипотеза.

Монголы верили в то, что вместе с кровью по организму человека циркулирует субстанция бессмертия – сюльде. Поэтому монголов, приговоренных к смерти, казнили без пролития крови – топили, душили, забивали камнями глотку. Чтобы вместе с пролитой кровью из их организма не ушла и бессмертная душа, способная к перерождению в новом теле.

В то же время не монголов казнили с кровопролитием. Например, князь Роман Рязанский был казнен особо жестоким, с позиции современного человека, способом: его тело расчленили по суставам.

– То есть это не только физическая, но и символическая казнь…

– Верованиями монголов, видимо, и можно объяснить, зачем они разрезали, а затем беспорядочно сшили куски украденной в христианском храме шелковой ткани с изображениями христианских святых.

То есть они захватили чужой сакральный символ и разрушили его, чтобы потом использовать шитую золотом ткань уже в утилитарных целях, не опасаясь ее магической силы. Но опять-таки, это лишь гипотеза…

Мы пытаемся лишь восстановить картину того мира, который существовал сотни и тысячи лет до нас. Но понять абсолютно достоверно тонкости жизни в далекие времена, увы, уже невозможно.

Беседовал
Антон ЧАБЛИН
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий