Поиск на сайте

Можно ли Книгу памяти жертв политических репрессий в крае считать законченной?

 
По традиции 30 октября жители Ставрополя собрались на Холодном роднике, чтобы почтить память жертв политических репрессий. Народу на мероприятие собралось немного, человек двести, - по разнарядке сюда не сгоняют, приходят по внутренней потребности люди разного возраста и социального статуса. Но глубоких стариков, кого репрессии коснулись лично, было мало - свидетелей той жуткой эпохи почти не осталось. У многих в руках были цветы.
Отрадно, что обошлось без длинных речей и напутствий. Панихиду по невинно убиенным отслужил настоятель храма святого преподобного Александра Невского архимандрит Василий Лукьянов. Память погибших почтили минутой молчания.
 
 
История должна быть злопамятной
 

В 1947 году в Ставрополь после отбытия лагерного срока на поселение прибыл писатель и журналист Лев Эммануилович Разгон. Именно здесь у него зародилась мысль написать о пережитом.

Спустя три года Разгона арестовали снова, обвинив в антисоветской агитации, и освободили в 1955 году. Тогда же он приступил к написанию мемуаров, увидевших свет только в конце 1980-х, в итоге и принесших автору известность.

Человеческие качества, писательская и правозащитная работа сделали Льва Разгона одним из символов борьбы против тоталитарного прошлого. Один из немногих, он понимал: без осознания обществом масштабов трагедии, без покаяния виновных невозможно двигаться дальше. Но общество с необъяснимым равнодушием отнеслось к своему еще кровоточащему прошлому.

Символично, что книга Льва Разгона «Непридуманное» вышла именно в Ставрополе. Тогда же в одной из местных газет было опубликовано интервью с писателем, посетившим город после долгого перерыва.

«Знаете, у Карамзина есть одна очень нужная и близкая мне мысль: история должна быть злопамятной, должна помнить зло и говорить о нем, - делился Разгон с журналистом. - Чтобы люди знали и боялись повторения. А ведь история состоит из деталей, без которых порой трудно что-либо понять.

Сколько было споров о личности Малюты Скуратова, о его объективно прогрессивных усилиях - как же, искоренял боярство! Но в книге академика Веселовского я нашел одну маленькую деталь: оказывается, Малюта изобрел специальную казнь для боярских жен - их сажали на проволоку и распиливали… Думаю, этой детали достаточно для того, чтобы определить отношение к этой исторической личности…»

Писатель завещал потомкам раскрыть архивы. Во-первых, чтобы «лагерная пыль» обрела имена и даты на могилах, ведь отчетность была поставлена превосходно. А во-вторых, назвать имена «стукачей», провокаторов, палачей... Не для того, чтобы наказать их или привлечь к суду, а просто назвать.

«Этого будет достаточно, чтобы подобное больше не повторилось. Наверное, люди это понимают…» - размышлял Лев Разгон.

 
Живее всех живых!
 

К сожалению, не понимают даже те, чьи родственники попали в молотилку сталинского режима. В свое время мне довелось познакомиться с жителем Железноводска, как он сам отрекомендовался, «убежденным сталинистом» (имя его называть не стану).

Дед его до 1918 года работал в Азербайджане рука об руку с Зайналовым, управляющим промышленными предприятиями, принадлежащими знаменитому шведу Альфреду Нобелю. У него было все: дома, деньги, предприятия, положение в обществе. Всего этого лишила его революция.

Более того, она отняла главное - здоровье и вместе с семьей обрекла на долгие мучения. В начале 1920-х деда моего знакомого назначили ответственным работником по раскулачиванию в Калмыкии и Астраханской губернии.

В деревне под Элистой восставшие крестьяне почти полностью перебили отряд. Самого командира и еще нескольких избитых до полусмерти бойцов связали, бросили в хате, объявив: «Утром повесим!» Выйти из того переплета живым никто не надеялся, но утром на деревню налетел красноармейский отряд и пленных освободил.

Однако в строю дед «убежденного сталиниста» пробыл недолго, всего полгода - сказались побои и перенесенный стресс, его разбил паралич. Государство даже не вспомнило о герое. Супруга пережила его на 36 лет.

На три года в 1930-х был осужден отец моего знакомого за то, что украл на стройке  килограмм гвоздей. Семья рухнула.

Однако искалеченные судьбы отца и деда, их семей, потомка не озлобили против власти. Более того, он стал убежденным сталинистом, чего не скрывал никогда, ни при каких обстоятельствах.

Пару лет назад в Ставрополе «Коммунисты России» провели митинг, подняв вопрос о создании сталинского мемориала. На эту мысль натолкнула их круглая дата - 60 лет со дня смерти вождя. Партия даже направила на этот счет в администрацию города пространную петицию. Там озадачились, долго думали, наконец, дипломатично ответили, что вопрос, мол, слишком непростой и требует широкого общественного обсуждения. Отказать же - открыто и прямо - не посмели.

Отчего образ Сталина, этого великого инквизитора, но, вдруг оказывается, «эффективного менеджера», продолжает будоражить умы и сердца миллионов? Может, оттого, что мы до сих пор не сказали всей правды о нем? Как и почему ползучий сталинизм незаметно пробрался в нынешний просвещенный век, продолжая отвоевывать в душах современников свободное пространство?

 
 
Могилы никто не искал
 

Издана «Книга Памяти жертв политических репрессий Ставропольского края». Каждый том - это тысячи справок: имя, год, место рождения осужденного, место жительства, национальность, партийность, образование, профессия, приговор.

Писалась «Книга» на основании «надзорных производств» подвергшихся аресту по политической статье в 1930 - 1950-е годы, постановлений об отмене в годы оттепели приговоров особых судов, двоек, троек, военных трибуналов, народных судов, а также других документов о реабилитации репрессированных из архивов ФСБ, ГУВД, краевого суда и прокуратуры.

Вот в такие строки режим денно и нощно спрессовывал людские судьбы:

…Жуков Степан Васильевич, 1884 года рождения, уроженец и житель станицы Александрийской Георгиевского района, русский, беспартийный, крестьянин-единоличник. Арестован 20 ноября 1930 года. Расстрелян.

…Золотарева Екатерина Леонтьевна, 1877 года рождения, уроженка и жительница села Новозаведенного, русская, беспартийная, монашка. Арестована 30 декабря 1937 года. Расстреляна.

…Сестры Сорокины, Александра Георгиевна и Пелагия Георгиевна, годы рождения 1888 и 1895 соответственно, уроженки и жительницы станицы Григорополисской, русские, беспартийные, сборщики семян Ворошиловского лесничества. Арестованы 18 сентября 1937 года. Расстреляны...

В крае узниками тюрем и лагерей стали более 60 тысяч человек, еще около шести тысяч были расстреляны. Места захоронений многих, согласно официальной версии, не найдены до сих пор. А кто искал их? По дошедшим до наших дней рассказам бывших сотрудников УНКВД, казни заключенных совершались где-то у Старомарьевского шоссе. Там же, видно, находятся и массовые захоронения.

Но молчит наш внутренний голос, не тревожит души и совесть. Хранят молчание палачи и те, кто принял из их рук эстафету. Мы никогда не узнаем, где находится место массовой казни узников ставропольских тюрем. Тайна останется вечной.

Можно ли вообще процесс реабилитации считать завершенным с изданием «Книги Памяти»? Сколько еще таких книг и учебников надо написать, чтобы вспомнить поименно всех, кого расстреляли, посадили в тюрьму, отправили в лагерь, заперли в психбольницу?

Сколько надо еще сделать, чтобы мы, наконец, осознали, что большевистские реалии - это не часть отдаленной временем, потусторонней истории, а наше общее вчера, наша общая боль и трагедия?..

«Книги Памяти» изданы сегодня во всех российских регионах и странах ближнего зарубежья. Но куда более внушительными тиражами выходят сочинения Сталина. Два года назад свет увидел первый том масштабного издательского проекта «Сталин. Труды». Сегодня вышло шесть томов великого кормчего, книги пользуются уверенным спросом.

 
 
Настоящее как отражение прошлого
 

Нет, не лозунги, а конкретные дела должны быть мерилом любых начинаний, как человеколюбивых, так и человеконенавистнических.

Месяц назад президент подписал указ о возведении мемориала жертвам политических репрессий. «Стена скорби» будет создана в Москве по проекту скульптора Георгия Франгуляна, чей проект победил в конкурсе, который проводил музей истории ГУЛАГа.

В День памяти жертв политических репрессий в столице открылось новое здание музея истории ГУЛАГа - о лагерях от Соловков до Дальнего Востока, о безымянных братских могилах в вечной мерзлоте, о сотнях тысяч имен в списках приговоренных.

Наконец, последняя новость пришла на днях. Премьер-министр Дмитрий Медведев распорядился внести в Госдуму РФ проект закона о полномочиях органов власти по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. В частности, документ расширяет список некоммерческих организаций, занимающихся увековечиванием памяти жертв репрессий, которым может оказываться поддержка со стороны региональной и местной власти.

На встрече с членами совета по правам человека Владимир Путин сказал, что политические репрессии в стране - это одна из самых горьких и тяжелых страниц отечественной истории, которая не менее поучительна, чем страницы побед и триумфов, потому как несет важнейший урок нынешним и будущим поколениям.

Хочется надеяться, что эти слова будут услышаны в крае, где и в наши светлые дни торжественно возводят памятники Сталину, славят в прессе и с неподдельной гордостью украшают кабинеты его портретами.

Запретить делать это нельзя - слишком разнородные возрастные, культурные, психологические и социальные пласты образуют наше общество. Но власть на местах, как кажется, должна на этот счет занять четкую и недвусмысленную позицию.

Только этого не происходит, а историческое воспитание молодежи лежит исключительно на энтузиазме одиночек, которые стараются в книгах и газетных статьях раскрыть суть тоталитарного режима.

Какие же еще указы президента и программы правительства по увековечиванию памяти жертв политических репрессий нужно издать и разработать, чтобы элита на местах наконец поняла: корни многочисленных наших бед и неурядиц - в экономике и политике, нашем раболепии, чинопочитании, гражданской незрелости и откровенной трусости - надо искать в собственном тоталитарном прошлом?..

Бесследно ничего не проходит, печать былого неотразимо лежит на всех нас, даже на самых лучших. Оказаться в заложниках жуткой эпохи и не иметь духовных сил обрести свободу - общее для всех нас тяжкое наследство.

 
Олег ПАРФЁНОВ


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

В нашем светлое время время, надо очень хорошо подумать, перед тем, как в нести в информационную базу в Интернете свои мысли, оставив комментарий.
Уже легализуют до повседневности: http://rusnovosti.ru/posts/395384

Николай Углов (не проверено)
Аватар пользователя Николай Углов

Не понятна позиция "Открытой".... Я - один из ещё живущих узников Пихтовской зоны. К 30 октября послал в газету сразу две публикации (на выбор) - "Мёртвый город" (опубликована в 67 странах мира в альманахе) и "30 октября - день жертв политических репрессий" (42 главных уголовных дел Сталина). Газета 30 октября..... промолчала. Обидно, понимаешь, как говорил один киногерой. Я подарил в библиотеки Кавминвод 600 экз. своей книги "Солёное детство в зоне" и второе переиздание романа "Детство в ГУЛАГе". Пусть молодёжь узнает всю правду о сталинских репрессиях.
Писатель, журналист, правозащитник Николай Кузнецов (лит. псевдоним УГЛОВ Николай)

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

Не поймите меня неправильно, но задайтесь вопросом сколько людей ходит в библиотеку, а если ходят, то зачем.
На электронных носителях, в наше быстротекущее время, люди хоть сколько-нибудь ещё уделят внимание книгам не приоритетного значения.

Вот ссылки на:
"Солёное детство в зоне" 
http://elan-kazak.ru/sites/default/files/IMAGES/ARHIV/Literatura/uglov/1...

Вот и вся суть того светлого времени: "Салов всё время домогался меня и, кроме этого, требовал тысячу рублей. А где я их найду? Если бы была эта проклятая тысяча - нас бы не выслали."

Сталин или Гитлер за всю войну или репрессии, насколько мне известно, лично ни одного члеовека не убили.

Добавить комментарий