Поиск на сайте

Алексей Симонов: «Идейных людей сегодня нет. Потому что нет идей»

 
Восемь лет назад корреспондент «Открытой» Антон Чаблин в Москве встретился с Алексеем Симоновым, который согласился дать интервью нашей газете. Публикация называлась «Идейных людей сегодня нет. Потому что нет идей» (см. №28 от 18 июля 2007 года).
И многие мысли, высказанные восемь лет назад председателем Фонда защиты гласности на страницах «Открытой», сегодня кажутся еще более актуальными и поистине пророческими. Вот что Алексей Симонов говорил тогда о состоянии современной журналистики.
- Двигателем прессы исторически являются только два начала: профессионализм и совесть, которые в итоге формируют репутацию. Можно, конечно, в том или ином регионе наплодить безумное число газет, но в итоге они будут такими же беззубыми, как их малочисленные предшественники.
- Журналистика сегодня в России подменяется пропагандой, пиаром. Журналист побуждает читателя воспринимать все многообразие жизненных явлений, а пропагандист дает ему лощеную, но однобокую картину мира.
- Средний тонус журналистики сегодня резко снижен. Нет борцов, нет искателей. Серьезнейший бич - это самоцензура журналистов, которая обеспечивает им безбедное существование, но не дает ощущения своей востребованности в обществе.
- Есть ли сегодня в обществе возможность сколько-нибудь свободного обсуждения насущных проблем? Наверное, здоровая полемика в России сегодня в принципе невозможна, потому как нет противоборствующих идей, есть только столкновение личных амбиций.
- Во всем мире люди вынуждены выбирать из тех политиков, которые есть, а не тех, кто действительно нужен. И утрата доверия к СМИ - следствие этого явления. Избиратель просто видит, что демократия постепенно замещается демагогией.
 
Элла Памфилова, уполномоченный по правам человека в Российской Федерации:
- Невероятно уважаю Симонова за его поддержку региональной прессы. Он обладает самым мощным из всех капиталов – репутацией. Абсолютная непродажность на протяжении многих лет, независимо от того, поддерживается это обществом или не поддерживается.
 

Мы — листики на ветвях ели

 
С каждым днём в стране всё меньше правозащитных организаций и независимых СМИ
В Ставропольском крае только «Открытая» обладает самым мощным из всех капиталов – репутацией
 
Алексей Симонов
 
Агенты гласности
 

19 ноября Минюст объявил о том, что Фонд защиты гласности, существующий в стране более 20 лет и возглавляемый Алексеем Симоновым, сыном популярного советского поэта Константина Симонова, внесен в реестр иностранных агентов. В вину защитникам свободы СМИ вменяют выступление современного писателя Акунина и оценку деятельности региональных чиновников.

Внеплановую проверку Фонда защиты гласности провели по доносу лица, пожелавшего остаться для общественности неизвестным.

Фонд в еженедельных дайджестах фиксирует нарушения свободы слова.

Как собственный корреспондент Фонда защиты гласности, я постоянно вела мониторинг поползновений на прессу в СКФО. Чуть ли не каждое второе сообщение касалось «Открытой» газеты - судебных исков против газеты и отказов в доступе к информации.

Удивлялась: как редакция, практически не вылезая из судов (испытанный способ чиновников дестабилизировать работу непокорного СМИ) и получая от официальных органов на свои запросы об информации сплошь отписки, умудряется не только не срывать выход газеты, а заполнять полосы качественными журналистскими расследованиями? И постоянно побеждать в региональных и федеральных конкурсах журналистского мастерства.

Журналист «Открытой» Елена Суслова в 2013 году была номинантом премии имени Андрея Сахарова «Журналистика как поступок», премии, тоже учрежденной Фондом защиты гласности. Это очень серьезный конкурс, в нем участвуют не только лучшие «перья» страны, но и самые мужественные, дотошные, долбящие ситуацию до конца, того конца, который рано или поздно все равно влияет на общественное мнение.

В этом году двое журналистов «Открытой» - главред Людмила Леонтьева и собственный корреспондент газеты по Кавминводам Елена Суслова - награждены на организованном ОНФ медиафоруме в Санкт-Петербурге президентскими премиями Фонда «Правда и справедливость» за журналистские расследования в сфере ЖКХ и деятельности судов.

В этом году проект газеты «Зачетка» был награжден и отмечен как один из лучших в стране Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, поддержавшим этот проект материально.

И чиновники, имеющие незамыленный глаз, понимают и признают высокий профессионализм издания, его патриотическую и гражданскую направленность.

Однако ставропольская бюрократия, которая часто становится объектом критических публикаций, использует огромный административный ресурс для преследования газеты и ее разорения.

Фонд защиты гласности не может помочь каждому СМИ, права которого нарушены, но придавая гласности каждый случай (у Фонда один из самых высоких международных индексов цитируемости среди правозащитных организаций), а потом анализируя  и обобщая нарушения, влияет на судебную практику, противится попыткам сузить правовое поле.

Прикрепляя Фонду обидный ярлык иноагента, государство, по сути, ликвидирует организацию. Оспорить решение Минюста в суде практически невозможно. Президент Фонда Алексей Симонов считает, что внесение в реестр иностранных агентов – своеобразный способ изъятия средств с неугодных НКО до тех пор, пока они не прекратят работу. За то, что НКО добровольно не признает себя иностранным агентом, присудят штраф в 300 тысяч рублей. Если каждый дайджест не маркировать ярлыком «иноагента», штраф будет расти и расти. «В конце концов, мне предъявят штраф на миллионы рублей и посадят за решетку», - грустно констатирует Симонов.

 
Последний юбилей?
 

В июне 2011 года Фонд защиты гласности отмечал юбилей, и я присутствовала на его итоговом семинаре в Москве. Многие вещи, о которых там говорили, были провидческими. Вспоминаю свои впечатления – они ничуть не устарели и помогут читателям понять, что происходит в стране сейчас.

Семинар этот был необычный. Сели за круглый стол в Доме журналиста те, кто все эти годы помогал Фонду, и те, кому Фонд помог, подвели итоги.

20 лет борьбы, 20 лет попыток что-то изменить. За это время в России 300 убитых журналистов - и только 20% расследованных по этим убийствам дел.

Автор закона о СМИ Михаил Федотов заметил:

- Пройден огромный путь… Только вот куда? 20 лет назад на первой пресс-конференции, которую давал Фонд, были десятки телекамер и тьма народу… А на этом юбилее - ни одной телекамеры, ни одного журналиста, пришедшего специально освещать событие…

Нет той гласности, которая с упоением начиналась в 1991 году. Многие из тех, кто тогда основал ФЗГ, занялись другими делами – делают большие капиталы, издают глянцевые журналы. В правозащитной журналистике произошло резкое размежевание…

Додожон Атовуллоев, Алексей Симонов и Людмила Алексеева.

Зато каждый, кто тогда пришел поздравить ФЗГ, был не просто талантливым, совестливым человеком. Это были люди-легенды: Людмила Алексеева, Сергей Ковалев, Элла Памфилова, Михаил Федотов, Павел Гутионтов, Павел Гусев, Дмитрий Муратов, Всеволод Богданов, Ясен Засурский, Марк Розовский… Журналиста Михаила Бекетова привезли в коляске.

Вот что сказала Элла Памфилова:

- Невероятно уважаю Симонова за его поддержку региональной прессы. Он обладает самым мощным из всех капиталов – репутацией. Абсолютная непродажность на протяжении многих лет, независимо от того, поддерживается это обществом или не поддерживается. Жизнь ФЗГ – залог, что не стоит опускать руки, что когда-нибудь ситуация изменится.

У Эллы Памфиловой в руках раритетное издание – проект закона о СМИ, подготовленный Фондом защиты гласности в 1991 году.

 
В регионах обкатывается общая модель власти
 

Первыми обратившимися к Фонду были оппозиционные журналисты из Таджикистана. Они не считали власть президента Рахмонова легитимной, и она жестоко с ними расправилась: одних убила, других посадила в тюрьму, третьих заставила уехать.

Фонд защиты гласности призвал президента России Бориса Ельцина обратить внимание на положение журналистов-беженцев из Таджикистана, а  мэра Москвы Юрия Лужкова - предоставить им официальный статус беженцев. Его поддержали Союз журналистов России (Всеволод Богданов) и Международная конфедерация журналистских союзов (Эдуард Сагалаев).

На лидера таджикской оппозиции Додожона Атовуллоева заведены на родине десятки уголовных дел, которые составили 80 томов. Семь лет он просидел там в тюрьме. Не думал, что на свободе его кто-нибудь встретит. Но его встретил… Симонов.

С тех пор его арестовывали и сажали неоднократно. Амнистировали. Снова объявляли в розыск. Сейчас возглавляет движение «Ватандор», проживает в другой стране. На юбилей Фонда приехал полулегально. Пока ситуация в бывшей братской республике не меняется.

- Когда-нибудь в Душанбе будет улица Симонова, - сказал он.

Одновременно с юбилеем Фонда отмечалась еще одна горькая дата – 13 лет со дня похищения и зверского убийства Ларисы Юдиной. Представители общественности и правозащитники считают, что это убийство имело политическую окраску, поскольку на страницах своей газеты «Советская Калмыкия» Юдина публиковала журналистские расследования, нити которых вели к тогдашнему президенту Калмыкии Кирсану Илюмжинову и его окружению.

Мы так хотели, чтобы Михаил Бекетов выкарабкался!  Но через три года он умер. Бандитов, сделавших его инвалидом за антикоррупционные разоблачения, так и не нашли.

В период его правления в Калмыкии был внедрен авторитарный вариант медийной модели времен советской эпохи - фальсификация выборов, цензура. На основе данных, собранных в 57 регионах России, Фондом защиты гласности была составлена карта гласности и свободы слова в СМИ. Калмыкия в этой среде заняла последнее место.

12 с половиной лет газета «Советская Калмыкия сегодня», созданная Союзом журналистов России (при поддержке партии «Яблоко») как протест на зверское убийство Ларисы Юдиной, выходила в свет, печатаясь за пределами республики.

Сейчас у республики другой президент, но новая, оппозиционная власти газета «Современная Калмыкия» тоже печатается за пределами республики. В самой Калмыкии – черная информационная дыра. И до сих пор заказчики убийства журналистки не найдены.

Похожие ситуации во многих регионах России.

В Белгородской области, при двадцатилетнем правлении губернатора Савченко, УВД, прокуратура и областная администрация долго травили независимую газету «Колная». Травили даже в прямом смысле. Неизвестные врывались в редакцию и в присутствии коллектива распыляли жидкость для тараканов. Редактор Ольга Дубинская с помощью ФЗГ и адвоката Генри Резника довела дело до Европейского суда. Выиграла, но следователя по особо важным делам «тихо перевели на Север».

- Я писала про украденные из бюджета сотни миллионов рублей… Ни один журналист меня не поддержал. А сейчас там уже миллиарды бюджетных средств пускают налево – и опять никого это не колышет. Конца этому не видно, - говорит Дубинская.

В Приморском крае в результате двух судебных процессов военный журналист Григорий Пасько оказался на свободе. Но нельзя назвать победой, когда ты не оправдан, а выпущен по УДО. Хотя ученые, шедшие вслед за журналистом, у которых не было такого защитника, как ФЗГ, получили сроки и до сих пор сидят.

Пасько зарегистрировал с помощью ФЗГ Фонд расследовательской журналистики. Ведет спецкурс на журфаке.

 
Увы, помочь удаётся не всем
 

Ларису Юдину и Анну Политковскую в тот юбилей вспоминали чаще всего. Как они приходили в Союз, в Фонд, рассказывали об угрозах, преследованиях…

- Мы их слушали и думали: «Не у тебя же одной…», - каялся Богданов.

- Мы оказались не на высоте, - признался Симонов.

Не протянули вовремя руку. Не поняли, что личность – это особая ситуация…

Почти три года длилось противостояние корреспондента «Комсомольской правды» Ирины Черновой из Волгограда местным правоохранительным органам. Она расследовала непрофессионализм, халатность, противоправные действия сотрудников Волгоградского УВД.

На Ирину подавали в суд около двадцати раз, и лишь два иска были удовлетворены частично.

Ирина подала заявление в прокуратуру, обвинив руководство Волгоградского УВД в злоупотреблении служебным положением, в нарушении ее конституционных прав, в воспрепятствовании ее профессиональной деятельности и шантаже.  Предъявить обвинение начальнику штаба УВД полковнику Никищенко по статье 140 Уголовного кодекса («Злостное воспрепятствование законной профессиональной деятельности») удалось не скоро.

Ирина обратилась в областной суд, сославшись на Закон «Об обжаловании действий и решений должностных лиц». Она просила признать незаконными задержание ее СОБРом и заведение на нее оперативного дела, прослушивание ее телефонов. Суд признал задержание незаконным, а во всем остальном истице отказал, сославшись на действующие законы.

Тогда она обратилась в Конституционный суд, и тот, в конце концов, признал жалобу Ирины обоснованной и пришел к выводу о незаконности дела против нее и проведения оперативно-розыскных мероприятий по нему. Он обязал взыскать с Волгоградского УВД тысячные судебные расходы, понесенные Черновой.

Центр защиты прав СМИ, детище Фонда защиты гласности, попал в иностранные агенты раньше прародителя. Сейчас там все известные правозащитные организации – «Мемориал», Центр имени Андрея Сахарова, «Голос», «Московская Хельсинкская группа», «Комитет против пыток», Музей истории политических репрессий «Пермь-36», «Горбачев-фонд», «Матери Беслана», «Матери Дагестана», чеченское «Женское достоинство», сахалинская «Экологическая вахта»… 103 правозащитные организации! Как шутят сами «агенты», скоро это звание будет считаться почетным.

 
Рабство сытнее и безопаснее
 

Современная наука может просчитать все, в том числе и такую хрупкую вещь, как индекс свободы слова. Чтобы он был высокий, необходимо сочетание многих факторов:  отсутствие у СМИ в учредителях органа власти или постоянных бюджетных субсидий, наличие в регионе негосударственных типографий, предприниматель, желающий распространять СМИ, мог бы легко основать свою торговую точку, не собирая десяток подписей, без взяток, чиновники в срок и без отписок должны отвечать на запросы об информации и т.д.

Стоит ли объяснять, что на Ставрополье индекс свободы слова весьма призрачен и, может быть, даже с минусовой отметкой?

Не будем во всем винить власть. Очень важно сохранить иронию по отношению к себе. Свободу слова, а затем и гласность в большей степени уничтожили сами журналисты. Не НКВД, КГБ, МВД, ФСБ… А мы сами - ОПРСТ и ЕКЛМН…

Как мы стремимся к соитию с властью! Более 90% общественно-политических СМИ в стране кормятся от власти любого уровня. Они не хотят даже учиться быть самостоятельными.

Когда президент Медведев в 2010 году обмолвился, что надо бы провести разгосударствление СМИ, больше всего ужаснулся Союз журналистов. Ведь почти все СМИ погибнут! Большинство тружеников пера не хотят выстраивать структуру самоспасения, рабство сытнее и безопаснее.

Поэтому я обращаюсь к читателям «Открытой» газеты и других независимых СМИ. Любите, распространяйте, поддерживайте всем, чем можете, эти драгоценные источники информации! Вы - их надежда и спасение.

Вас много, а их так мало! Их закрывают, устраивают им экономическую и информационную блокаду, заваливают судебными исками, отбирают помещения, типографии, эфир, правовое поле, в котором они существуют, сужается как шагреневая кожа. Им все труднее и труднее работать, чтобы помогать всем нам.

 
Ольга ВАСИЛЬЕВА,
собственный корреспондент Фонда защиты гласности в СКФО
Пятигорск
 

Спорим, вы не знали, что:

 
  • первая акция Фонда – протест против закрытия коммунистических газет. Обращение к Ельцину согласилась опубликовать только одна газета – «Московский комсомолец» (редактор Павел Гусев);
  • учредили Фонд вовсе не журналисты, а кинематографисты на своем пленуме. Это были все звезды - Андрей Смирнов, Элем Климов, Георгий Данелия, Бэлла Куркова, Алексей Герман, Марк Розовский… Кинодокументалист Алексей Симонов был среди них самым малоизвестным. Президентом Фонда избрали Егора Яковлева. Потом все звезды потеряли интерес к гласности, а Симонов остался;
  • именно Фонд профинансировал выпуск брошюры с авторским проектом Закона «О СМИ», который впоследствии был принят и который все время хочет отредактировать власть. Деньги на издание брошюры перечислили театры после благотворительных спектаклей в пользу гласности.
 
Булату Окуджаве
 

Песенка о свободе

 
Ах, свобода, ах, свобода.
Ты - пятое время года.
Ты - листик на ветке ели.
Ты - восьмой день недели.
 
Ах, свобода, ах, свобода.
У меня одна забота:
почему на свете нет завода,
где бы делалась свобода?
 
Даже если, как считал ученый,
ее делают из буквы черной,
не хватает нам бумаги белой.
Нет свободы, как ее ни делай.
 
Почему летает в небе птичка?
У нее, наверно, есть привычка.
Почему на свете нет завода,
где бы делалась свобода?
 
Даже если, как считал философ,
ее делают из нас, отбросов,
не хватает равенства и братства,
чтобы в камере одной собраться.
 
Почему не тонет в море рыбка?
Может быть, произошла ошибка?
Отчего, что птичке с рыбкой можно,
для простого человека сложно?
 
Ах, свобода, ах, свобода.
На тебя не наступает мода.
В чем гуляли мы и в чем сидели,
мы бы сняли и тебя надели.
 
Почему у дождевой у тучки
есть куда податься от могучей кучки?
Почему на свете нет завода,
где бы делалась свобода?
 
Ах, свобода, ах, свобода.
У тебя своя погода.
У тебя - капризный климат.
Ты наступишь, но тебя не примут.
 
Иосиф Бродский,
1965 г.
 
 

Если вы готовы бороться с коррупцией вместе с нами, подпишитесь на газету или зайдите на эту  страничку и переведите любую сумму. Вместе мы обязательно победим!

 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий