Поиск на сайте

«Решал в мантиях», пойманных на подлогах и фальсификациях, спасают  от ответственности «старшие товарищи»  из квалификационной коллегии судей. А потому на реальное очищение правосудных рядов надеяться трудно.

Иллюстрация тому – давняя история криминальной деятельности ессентукского «Партнёра». Долгожительство его афер в сфере ЖКХ обеспечивают именно ставропольские судьи

В статье «Если судья принимает клиента, сколько же стоит судейская рента?» (№25 с.г.) я писала о том, что мировой судья Предгорного района Мадине Бирабасова 13 июня принимала у себя в кабинете руководителя ассоциации товариществ собственников недвижимости «Партнер».
Мое внимание к этому эпизоду объясняется тем, что «Партнер» под маской «некоммерческой организации» фактически присваивает средства собственников, чему газета посвятила немало публикаций.
Это статьи:
И буквально в каждой статье я хоть и писала о разных «крышах» «Партнера», но неизменно подчеркивала, что ключевая роль в этом «крышевании» принадлежит именно судам.
Именно суды, не обращая внимания на требования всех Кодексов сразу, пачками выносят решения в интересах «Партнера», которыми потом руководитель «Партнера» машет во всех инстанциях. Поэтому-то я так внимательно отнеслась к этой ситуации, ибо она наглядно показывает, как именно руководитель «Партнера» Дмитрий Захарьящев наводит «мосты» в судах, перестраивая их под свои интересы.

Судейские камеры наводят резкость

Зафиксированное судебными камерами общение Захарьящева с судьей Бирабасовой позволяет нам, образно говоря, «навести резкость», посмотреть внимательнее, как именно происходит «приручение» судей руководителем «Партнера» и – главное! – почему они ничего не боятся!

Первая причина, видимо, состоит в том, что записи с камер никто не истребует: мне сказали в управлении мировых судей, что я первая проявила настойчивость в этом вопросе. Ну что ж, не в первый раз я протаптываю дорожку там, где другие не ходили, и, возможно, мой пример кого-то вдохновит.

Для того, чтобы записи с камер оказались сохранены, достаточно оказалось дать телеграмму в управление мировых судей, но вот отсмотреть их оказалось очень непросто. Но и это в итоге получилось: первый раз я отсмотрела записи в краевом суде, а уже потом повторно, не спеша, с фиксацией точного времени каждого эпизода, у администратора мирового суда.

Сделала несколько фотографий с экрана, подтверждающих мои доводы в жалобе на судью Бирабасову, считаю необходимым часть из них опубликовать, чтоб не   обвинили в «напраслине» на судью.

Вот, например, момент, когда Захарьящев вместе с судьей выходят из ее кабинета, в котором он пробыл шесть минут. Вы только посмотрите на эти довольные лица, они явно о чем-то договорились!

А поскольку у Мадины Бирабасовой на рассмотрении только один процесс с Захарьящевым, а я в нем представляла интересы ответчика, то договаривались они явно о моем процессе. Потом судья проводила своего визави до лестницы, но с лестничной камеры запись оказалась отвратительного качества, по уверениям администратора суда, именно только за этот день. Бывают же странные совпадения!

Но это ничего не меняет – на лестнице оказался человек со случайно включенным диктофоном, и запись прощальной сцены, где судья горячо благодарит Захарьящева, а он дает ей последние инструкции, тоже у меня есть.

Потрясает даже не то, как просто и легко судья «задруживает» с богатой стороной процесса, а то, как нагло, на следующий же день, в судебном заседании (тоже под аудиозапись!) она не только раз за разом отрицала факт знакомства с Захарьящевым, но и лгала о том, что камеры в коридоре суда не работают!

Эти провалившиеся попытки, по меткому народному выражению «прикрыть языком задницу», только убедили меня в том, что нельзя допустить, чтобы судья, не боящаяся терять совесть, не боялась потерять кресло. И я сделаю все, чтобы судья не осталась безнаказанной. Тем более что это был еще не конец событий.

Накануне заседания судья Бирабасова «посовещалась» с клиентом - директором «Партнёра» Захарьящевым. Из кабинета выходят друг другом весьма довольные.

С Абрамовой обманом «справилась» и на обед судья отправилась.

Чем дальше в лес, тем явственней всё видно

На фото видно, какая молоденькая эта судья, она действительно работает первый срок, я легко простила бы ей непроцессуальный контакт – все живые люди, все делают ошибки. Но дальнейшие события убедили меня в том, что судья вовсе не чувствует за собой вины, а ровно наоборот – она гнет свою беззаконную линию до конца!

Более того, втягивает в паутину лжи технических работников, подставляет их под дисциплинарную ответственность!

19 июня, когда я безуспешно пыталась ознакомиться с протоколом судебного заседания, помощник судьи пятого участка Анна Пивоварова раз за разом подходила ко мне, уговаривая не дожидаться протоколов, так как у судьи-де сейчас «сложный уголовный процесс» и она выйдет из совещательной комнаты не раньше 16 часов (то есть через четыре часа).

Поддерживаю эту легенду, Анна даже позвонила мне в половине пятого: вот, мол, судья наконец-то закончила писать приговор и вышла из совещательной комнаты.

А что же на камере? В 12 часов 45 минут Анна стоит около меня, уговаривая уйти, - и уговорила-таки! При этом никаких преступников, ожидающих приговора по «очень сложному уголовному делу», камера так и не показала. Зато показала судью Бирабасову, выходящую из своего кабинета в 13 часов 08 минут, то есть практически сразу сразу после моего ухода.

Слушайте, и это можно было бы простить! Ну не успела подготовить протокол, испугалась, спряталась, подставила Пивоварову.

Но ведь есть «финальный аккорд» всего этого безобразия – как судья вела процесс! Не устаю повторять выражение председателя крайсуда Евгения Кузина: ангажированного судью с головой выдает «правовой почерк». Вот тут я соглашусь полностью.

Не хватит газетного места описать все эти подлейшие моменты, которые проходили в этом процессе, в котором еще накануне состоялись договорные встречи с Захарьящевым и все уже было «решено».

Упомяну только один эпизод: судья задает вопрос представителю «Партнера» А. Анашкину, тот на вопрос ответить не может, но судья объявляет замечание мне! В ответ на мое недоумение получаю от судьи «контрольный выстрел в голову»: «А кому хочу – тому и объявляю!»

Вот таких замечаний я огребла в процессе аж семь штук. Мое твердое мнение: такая судья уже не просто профнепригодна – она социально опасна. Про дискредитацию суда я уж и не говорю.

Проделки судьи прикрывает председатель райсуда

Недолго пришлось ждать ответа, почему судья Бирабасова такая смелая: она была уверена, что председатель суда ее прикроет! Так и вышло: председатель суда Владимир Железняков прислал мне аж два ответа на мои заявления.

В одном он меня заверяет, что Бирабасова вела «прием граждан по вопросам организации работы на судебном участке». А в другом ответе убеждает: мол, Захарьящев приходил-де узнать, к кому из судей попал его иск, направленный на пятый участок.

Возможно, я нарушу какие-то этические нормы, если оба ответа назову наглейшим враньем, но нет другого слова, подходящего к этому случаю.

Председатель сам ведет приемы граждан, и я сама не раз была на приемах у него. При этом всегда присутствует секретарь и фиксирует доводы лица, который пришел на прием. Но ведь в материалах проверки лежат объяснительные секретаря и помощницы судьи Бирабасовой, которые поясняют, что Захарьящев приходил к судье в кабинет, но о чем они говорили, мы не знаем.

Еще нелепее выглядит версия насчет того, что Захарьящев приходил узнать номер участка, куда попал его иск: для этого он и должен был зайти на пятый участок, но он-то напрямую прошел сразу на шестой! И такие вещи всегда уточняются у помощника судьи, но нет, Захарьящев целенаправленно ждал, когда освободится судья и он туда зайдет поговорить наедине.

А главное, председатель суда не захотел выслушать девушку, невольную свидетельницу с диктофоном, не пожелал узнать, за что же так горячо благодарила судья Бирабасова богатого посетителя?

Точно так же на голубом глазу председатель суда отметает мои претензии насчет моего выдворения 19 числа, он тоже повторяет лопнувшую версию насчет «сложного уголовного дела».

Удивили ли меня эти отписки? Вовсе нет, и я объясняю почему. Дело в том, что есть ряд признаков, позволяющих понять, откуда дует попутный ветер в паруса «Партнера» в Предгорном суде, – он дует сверху.

Это особенно наглядно стало в этом году, когда в связи с новшествами в законах судьи стали взыскивать долги по коммуналке судебными приказами, без проведения заседаний.

Повторюсь, судья замещает коллегу с пятого участка по очереди, и по «партнерским» ТСЖ они все одинако нарушают закон.

В ГПК четко указано, что платежные реквизиты в судебном приказе указываются только тогда, когда долги взыскиваются в доход бюджета, но ВСЕ судьи, принимая заявление на судебный приказ от «партнерских» ТСЖ, проставляют в судебном приказе банковские реквизиты «Партнера», набивая его бездонный кошелек.


В ТЕМУ

О муза пламенной сатиры!
Приди на мой призывный клич!
Не нужно мне гремящей лиры,
Вручи мне Ювеналов бич!
Не подражателям холодным,
Не переводчикам голодным,
Не безответным рифмачам
Готовлю язвы эпиграмм!
Мир вам, несчастные поэты,
Мир вам, журнальные клевреты,
Мир вам, смиренные глупцы!
             ***
А вы, ребята подлецы, –
Вперед всю вашу сволочь буду
Я мучить казнию стыда!
Но если же кого забуду,
Прошу напомнить, господа!
О, сколько лиц бесстыдно-бледных,
О, сколько лбов широко-медных
Готовы от меня принять
Неизгладимую печать!
             Александр ПУШКИН, 1825

Только отписки на заявления о беззакониях

Я писала об этом тотальном нарушении закона председателю Железнякову и получила в ответ отписку: вы, мол, не назвали точные номера дел. Я обратилась повторно, назвав номера, с которыми ко мне обращались люди, и я помогла им эти приказы отменить.

И вновь от Железнякова отписка: эти приказы отменены, права восстановлены, нет причин вмешиваться. Сотни других приказов, где суд помогал незаконно набивать карман «Партнеру», председателя суда «не заинтересовали».

Есть и другие яркокрасочные примеры по «партнерским» судам: например, судья Власов изъял из дела фальсифицированную доверенность (от одного из руководителей ТСЖ), с которой Захарьящев явился на заседание. И выбросил из дела мою аудиозапись, подтверждающую этот факт.

Но ведь велась и судебная аудиозапись, я даже получила ее копию! И вновь отписка-прикрытие от председателя суда Железнякова: ничего, мол, не подтвердилось. Но если судебные записи ничего не подтверждают, зачем же они ведутся?!

Для чего председателю суда раз за разом подписываться под обманками, всякий раз спасая интересы «Партнера», покрывая при этом судей-беспредельщиков, порассуждай, читатель, самостоятельно.

Но он не оставляет мне другого пути, как выводить ситуацию на уровень краевой квалификационной коллегии судей (ККС), хотя и этот путь не будет простым. Эта коллегия — тема отдельного расследования и, возможно, не одного.

Все жалобы на судей нейтрализует ККС

Почти все наши читатели знают,  что квалификационная коллегия судей – это тот орган, где специально выбранные судьи и представители общественности  должны коллегиально рассматривать проступки судей, нарушения ими судебной этики. Но что же получается на практике?

На практике получается, как правило, ничего!

Есть три стадии процесса с соответствующими тремя вариантами отписок: - если дело находится на стадии рассмотрения, заявителю отвечают, что, мол, дело еще не рассмотрено, может быть, «недостатки» будут устранены при дальнейшем судебном разбирательстве, «нет оснований реагировать»; - если дело рассмотрено апелляцией и решение не отменено, значит, другой вариант отписки: «решение вступило в законную силу, вышестоящая инстанция не усмотрела нарушений, нет оснований реагировать».

А если решение все-таки отменила вышестоящая инстанция, то тут из рукава достается третий вариант: «Решение отменено, права восстановлены, нет оснований реагировать».

Просто офигеть от этой логики: схватили вора с чужим кошельком, заставили его вернуть кошелек: мол, права жертвы восстановлены! Какой ценой люди восстанавливают права, сколько усилий, времени и средств затратили, кто в этом виноват – никого не волнует!

Чаще всего жалобы на судей передаются из ККС председателям судов, хотя все доказательства уже налицо в самой жалобе. А председатели, как мы видим на примере с судьей Бирабасовой, бо-льшие мастаки в трактовке событий.

Еще более яркий случай: в моем процессе судья Н. Турлаева в судебном заседании под диктофон (при свидетеле!) зачитала одно определение, а на руки выдала противоположное. И тот же Железняков ее спасает: мол, произошла «техническая ошибка»! Судья после этого, правда, ушла в отставку, но в почетную, с большой пенсией.

Недавно я читала решение Высшей дисциплинарной комиссии по достаточно мягкой, по нашим меркам, ситуации: заседание началось без заявителя, и прокурор уже успел высказать свое суждение по делу.

Тут подоспела сторона, и судья им передал слова прокурора от себя, то есть постановление было вынесено в условиях, когда сторона несколько минут отсутствовала на заседании, но от нее ничего не скрыли.

Судья был отправлен в отставку за такие «шалости», и с большим трудом восстановился через высшую инстанцию: проступок признавался, но наказание признано чрезмерным.

А что у нас? Вывод нерадостный: всем панам, что шагают по нам, дан зеленый свет. Пройдохи в мантиях творят безобразия «именем Российской Федерации».

Раиса АБРАМОВА,
руководитель краевогообщественного движения
«Народная инспекция», лауреат премии
Всероссийского конкурса «Суд будущего»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий