Поиск на сайте

Ставрополье оказалось в эпицентре глобальных геополитических игр

 
«Мёртвый сезон» продолжается
 

Ставропольский краевой суд приговорил к 18 годам лишения свободы бывшего подполковника Российской армии Теймураза Алиева, который шпионил в пользу Грузии. Известно, что он служил в одной из войсковых частей на Кавминводах (в какой именно, не сообщается). 

Три года назад его однофамилицу Ирину Алиеву осудили в Северо-Кавказском окружном военном суде на восемь лет лишения свободы. Завербовала она сына Давида, старшего лейтенанта, служившего в Ростовской области. Через мать он должен был передавать для минобороны Грузии секретную информацию о передвижении войск Южного военного округа России.

Всех троих задержали оперативники ФСБ во время передачи данных. Например, Теймураза Алиева прямо во время закладки в тайник компакт-диска с информацией. Это произошло два года назад: пока шло следствие, а затем суд, подполковник находился в СИЗО. Краевой суд лишил его воинского звания и всех государственных наград.

Стоит отметить, что даже в советское время в Российской армии на Северном Кавказе не было шпионов: серия шпионских скандалов началась с «пятидневной войны» 2008 года. Так, в августе 2009 года Северо-Кавказский окружной суд приговорил к шести годам подполковника Михаила Хачидзе, который был завербован грузинскими спецслужбами как раз во время войны.

В 2010 году в Северной Осетии осудили начальника отдела службы войск и безопасности Вооруженных сил Южной Осетии, россиянина Эдуарда Гобозова. В том же году необычайно мягкий приговор (шесть лет колонии вместо девяти, предусмотренных Уголовным кодексом РФ) получил старшина Джемал Накаидзе, служивший в штабе Северо-Кавказского округа.

В 11 годам лишения свободы был приговорен грузинский разведчик Заза Херкеладзе: секреты ему передавали двое российских подполковников. Все подобные дела проходили в закрытом режиме, поскольку в процессе оглашались секретные данные (рассекретить их можно будет не раньше чем через 25 лет). Имена некоторых осужденных за госизмену даже официально не раскрываются.

 
Террористическая «гидра» не знает границ
 

Все эти примеры свидетельствуют, в каком враждебном окружении пребывают сегодня регионы Юга России, и в первую очередь Ставрополье. Пользуются этим вербовщики «Исламского государства» (решением Верховного суда запрещено в нашей стране), куда уехали воевать сотни жителей северокавказских регионов – чеченцы, ногайцы, кабардинцы, русские...

Недавно в Северо-Кавказском окружном суде завершилось рассмотрение дела выходца из Хасавюртовского района Дагестана Хабиба Хабибова. Он промышлял рэкетом на Кавминводах, а когда попал в оперативную разработку, сбежал в Турцию. Обосновавшись здесь, занялся вербовкой новых боевиков, а также поисками финансов для «Исламского государства» по всему миру. В августе 2014 года сотрудники Интерпола задержали его… в аэропорту Сараево, откуда он пытался транзитом через Египет вылететь в Сирию.

На днях окружной военный суд вынес приговор 26-летнему гражданину Таджикистана Хуршеджону Михтоджову. Из родного таджикского кишлака он уехал работать в Москву, где был завербован для отправки в Сирию. Только вот ехать одному молодому человеку не хотелось, и он принялся искать себе невесту.

В «Одноклассниках» познакомился с девушкой-студенткой из Ставрополя, которую уболтал выйти за него замуж, а затем вместе улететь в Турцию, а оттуда на войну в Сирию. Чтобы забрать «невесту», Михтоджов приехал из Москвы в Ставрополь… где был задержан сотрудниками ФСБ. Во время обыска у парня обнаружили героин, а также компакт-диск с пособием по изготовлению самодельных бомб. Приговорили его к семи годам колонии, сейчас адвокат приговор обжаловал.

 
Строить мечети или школы?!
 

О том, каким образом противостоять пагубной идеологии «Исламского государства», на минувшей неделе говорили в Грозном. Здесь прошло сразу два совещания, на которые был приглашен и автор этих строк. Первое заседание – для экспертов, а второе – для чиновников.

Глава республики Рамзан Кадыров, который считается самым яростным противником «Исламского государства», уверен, что необходимо создавать возможности для отправления религиозных чувств. Именно это, мол, и выбьет почву из-под ног радикалов, которые пытаются убеждать молодых мусульман в том, что государство будто бы «зажимает» их.

 
 

В числе регионов, где, по его мнению, не хватает культовых объектов, Кадыров назвал Ставрополье. «Местные власти не разрешают их строить. И это несмотря на то, что мы сами готовы покупать участки, вести строительство. Сколько бы мы ни говорили, нас никто не слышит!» – возмущался Кадыров.

Чеченский лидер привел пример Грозного, где еще десять лет назад был восстановлен разрушенный во время войны православный храм Михаила Архангела на проспекте Ахмата Кадырова. Планируют здесь построить воскресную школу, православную библиотеку, трапезную и гостиницу для паломников. И это при том, что в Грозном сейчас проживает лишь 9 тысяч русских (около 3% населения).

А вот в Ставрополе мусульман на порядок больше, подчеркнул Кадыров. При этом нет ни одной мечети, а только один молельный дом, который находится на территории бывшей швейной фабрики «Восход» на улице Октябрьской.

Студенты, которые приезжают из соседних республик Северного Кавказа на учебу в краевую столицу, активно обсуждают в соцсетях: а где в Ставрополе можно помолиться, купить исламскую атрибутику, книги и халяльные продукты?

Несколько магазинов исламских товаров в Ставрополе все же есть, только вот дислокацию меняют слишком часто: владельцы признаются, что спрос на такие специфические товары невелик, клиентов очень мало... Чтобы привлечь покупателя, наряду с традиционными одеяниями в таких магазинах приходится продавать и вполне европейские халаты и платья для домохозяек.

Что касается халяльной продукции, то единственная крупная фирма, которая ее выпускает, – это «Ставропольский бройлер». Соответствующих исламским традициям курочек под брендами «Благояр» и «Ставропольские зори» производят в Пятигорске, но небольшими партиями. Большого спроса нет...

Так, может, и заявления исламских правозащитников о том, что в Ставрополе «зажимают» религиозные свободы, объективных оснований под собой не имеют?! Вот и на совещании с Рамзаном Кадыровым вступил в полемику руководитель Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН) Игорь Баринов: дескать, культовые сооружения в России и так активно строятся.

А поскольку деньги вкладывают меценаты и рядовые члены религиозных общин, то и появляются новые культовые сооружения там, где верующие реально в этом заинтересованы. Баринов напомнил, что по закону из бюджета нельзя финансировать строительство церквей и мечетей. Задача властей – строить детсады, школы и больницы... Все-таки Россия – светское государство.

 
Арена пропагандистских интриг
 

Пока политики пикируются и бросаются громкими лозунгами, эксперты решают приземленные задачи – ищут способы противостоять агрессивной пропаганде «Исламского государства». Большой доклад на эту тему презентовал на экспертном круглом столе в Грозном исследователь СМИ из Ставрополя, тележурналист Даниэль Аракелян.

Он проанализировал различные соцсети, в которых сегодня «гуляет» пропаганда «Исламского государства», и пришел к выводу, что самый ходовой ресурс среди них – это твиттер. Главные его преимущества – высокая скорость обмена информацией (одно сообщение не длиннее 140 символов) и обилие хэштегов.

По подсчетам Аракеляна, только за один месяц «Исламское государство» сгенерировало в соцсетях более тысячи различных новостных поводов. Для сравнения: после присоединения Крыма западная пресса в информационной кампании против России использовала чуть более двух тысяч самостоятельных поводов.

Причем львиная доля пропаганды – это сообщения вовсе не о военных победах, а о том, как ИГИЛ налаживает мирную жизнь. Напомним, на территории, которую контролируют террористы, проживает почти 6 млн. человек. Вот пропагандисты охотно и делятся в соцсетях новостями о том, что сейчас в «Исламском государстве» почти все бесплатно – проезд в автобусах, горячее питание в школах, прививки для детей, жилье для малоимущих...

 
 

При этом, естественно, боевики не рассказывают, откуда деньги на весь этот «социализм» берутся. Квартиры, которые дают нищим, – те, что отобраны у казненных христиан. Деньги на восстановление школ и больниц – выручка от торговли оружием, рабами, человеческими органами (изъятыми у казненных) и награбленным в древних святилищах.

По подсчетам Даниэля Аракеляна, активно рассказывают пропагандисты о жертвах среди мирного населения в результате авианалетов натовской коалиции и наступления сирийской армии. По задумке радикалов, это должно создать у верующей молодежи убеждение, будто «Исламское государство» ведет войну за истинный ислам.

Но это, разумеется, ложь!

Люди в черных робах, которые вещают в YouTube о своей истовой религиозности, – абсолютно неверующие, которые каждым своим действием противоречат Корану. Так, эта священная книга прямо запрещает убивать мирных жителей и военнопленных, запрещает использовать детей на войне...

Святотатцы и вероотступники – это именно сами адепты «Исламского государства», а вовсе не христиане и иудеи, как они пытаются лживо представить. Только знают ли об этом сами мусульмане, которым пропагандисты ИГИЛ столь настойчиво «забивают» в головы десятки и сотни созданных ими опасных мифов?!

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Дмитрий (не проверено)
Аватар пользователя Дмитрий

Кругом враги!Прямо 37-й год,скоро страну захлестнет волна доносов,арестовали,показательных судов.И это не Оруэлла,это современность,нет никакого иммунитета,даже чувства самосохранения

Добавить комментарий