Поиск на сайте

Привлекательной миграционную политику делают не только материальные стимулы и льготы, но и доброжелательное отношение общества к мигрантам и, в первую очередь, к тем, кто уже переселился в страну
 В июне этого года президент Путин подписал указ «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом». Уже разработана программа содействия переселению, которая начнет работать с января 2007 года. Государство продекларировало, что возместит переселенцам из федерального бюджета расходы на проезд к будущему месту проживания, выдаст единовременное пособие на обустройство (подъемные), а также компенсационный пакет, включающий в себя услуги учреждений дошкольного воспитания, общего и профессионального образования, здравоохранения и служб занятости. За счет федеральной казны переселенцам должны компенсировать расходы на уплату госпошлины за оформление документов, определяющих их правовой статус.
Казалось бы, что еще нужно, чтобы миллионы людей, считающих Россию своей Родиной, поехали к нам? Неужели власть и впрямь осознала, что приток в страну новых граждан – великое благо? Об этом корреспондент «Открытой» беседует с лидером «Форума переселенческих организаций», на протяжении почти двух десятков лет защищающим самую обездоленную категорию граждан – мигрантов, автором публикаций в ведущих отечественных и зарубежных изданиях, номинантом премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок» Лидией Графовой.
 
- Лидия Ивановна, прежде всего, хотелось бы понять, о каких людях говорится в президентской программе? Азербайджанцы или таджики, владеющие русским языком, тоже наши соотечественники?
- Этот вопрос мне задают всегда, когда речь заходит о мигрантах. Поясню: согласно закону о соотечественниках, ими считаются все граждане бывшего СССР. Документ появился по инициативе «любвеобильных» депутатов Думы прежнего созыва, но, к сожалению, так и остался декларацией благих намерений: мы, мол, признаем вас своими, но не настолько, чтобы вы ехали к нам и жили где вздумается. По сути, это не забота о соотечественниках, а всего лишь - обычное проявление имперского комплекса.
В 2002 году под лозунгом борьбы с терроризмом появился новый закон о гражданстве и о правовом положении иностранных граждан. Никто из здравомыслящих людей не возражает, что терроризм – это зло, а миллионы нелегальных мигрантов несут опасность, но получилась парадоксальная ситуация: именно эти законы превратили в нелегалов пять миллионов наших соотечественников, многие из которых давным-давно находились на территории России, но не могли легализоваться по вине несовершенного, умопомрачительно сложного законодательства. Это позволило милиции заняться потрясающе доходным бизнесом. На нелегалов открыли настоящую «охоту» - ловили, штрафовали, унижали, депортировали, разлучая с детьми. Делают это и поныне.
- Но многое же изменилось, например, появилась программа добровольного переселения соотечественников, не так ли?
- О чем вы говорите! Посмотрите, что получается: в будущем году государство планирует принять из-за рубежа 50 тысяч человек, на что отпущено 4,5 миллиарда рублей. При этом на обустройство 147 тысяч человек, имеющих статус вынужденного переселенца и давно ожидающих обещанной законом госпомощи, выделяется в год всего лишь 250 миллионов. Кстати, статус переселенцам уже давно не дают, только отнимают из-за разных формальных придирок. Да что там говорить о статусе, когда элементарной регистрации в России соотечественники получить не могут и превращаются в нелегалов.
Государство изощренно издевается над теми, кто еще в девяностых, бросив все нажитое, с великой любовью к России перебрался сюда и превратился в изгоя. Ведь без регистрации люди не могут учиться, лечиться, получать пенсию, да просто опасаются спокойно выйти на улицу. А ехали-то лучшие из лучших, энергичные, умные, настоящие патриоты.
Так, может, прежде чем звать новых мигрантов, изобретая программу «великого» переселения, стоило сначала легализовать тех, кто приехал к нам еще в прошлом тысячелетии, но, попав под бюрократический пресс, до сих пор находится на положении непрошеных гостей?
- Что же мешает нам принять нормальный закон о гражданстве, провести иммиграционную амнистию, вон, боевикам амнистию объявляют чуть ли не каждый год?
- Думаю, не стоит вам рассказывать, что политика дело лицемерное. Но более лицемерной политики, чем миграционная, по-моему, даже придумать невозможно.
После распада Союза из стран СНГ и Балтии в Россию переселилось около 11 миллионов человек. Только 1,3 миллиона успели получить официальный статус вынужденного переселенца или беженца, сулящий мизерные льготы. И лишь 500 тысяч из них за все годы успели эти льготы получить. Остальные выживают по пословице: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».
Вы только вдумайтесь: в России бедствуют миллионы переселенцев, которые нужны стране, но государство от них отвернулось. А теперь мы вдруг, пробудившись, радушно приглашаем новых переселенцев. Не понимаю: как можно, не замечая бед миллионов мигрантов, которые давно уже живут у нас на птичьих правах, строить новую привлекательную миграционную политику? Может ли быть успешной такая политика?
Все, кто мало-мальски занимается вопросами миграции, программу переселения не воспринимают всерьез. Ни демографических, ни экономических проблем она не решит. Это циничный пиар. А тем временем Россия вымирает. На глазах происходит то, о чем давно предупреждали демографы: резко сокращается население трудоспособного возраста. И, знаете, сейчас даже не о геополитических интересах идет речь, не о том, чтоб удержать Сибирь и Дальний Восток, а о насущных нуждах самих россиян. Демографический кризис каждого из нас делает беднее.
- По некоторым оценкам сегодня в странах бывшего СССР осталось около трех-четырех миллионов представителей славянских народов и народов, имеющих государственность на территории России, например, татар, башкир, чеченцев, калмыков. Так все-таки сколько людей мы хотим привлечь к себе на постоянное место жительство?
- Три-четыре миллиона, о которых вы говорите, - это лишь миграционный потенциал, иными словами, люди, которые как бы в принципе не прочь перебраться в Россию. Но это их желание не означает, что они бросятся немедленно осваивать просторы Сибири или затыкать собою дыры в сельском хозяйстве. С какой стати?
Недавно я побывала в Кыргызстане, Армении, Украине и Таджикистане, встретилась там не с одной сотней тех самых потенциальных переселенцев, которые едут (от безвыходности) гастарбайтерами в Россию. А вот переселяться к нам на ПМЖ из этих сотен выразили желание лишь пять семей. И то на таких условиях, которые программа вряд ли им предоставит. Нам же почему-то кажется, что соотечественники обязаны спасать историческую родину от неминуемой катастрофы.
Надо понимать, что Россия сегодня уже не тот остров благополучия, каким казалась «отрезанным» соотечественникам в 90-е годы. Сегодня страны СНГ, из которых мы надеемся черпать людские ресурсы, освобождаются от националистического дурмана (в отличие от России) и стараются удержать квалифицированные кадры. Например, Украина взяла четкий курс на Запад, и не сегодня-завтра ее жители смогут беспрепятственно ездить в Европу на заработки. С Белоруссией вообще ситуация удивительная: уже несколько последних лет люди едут не в Россию, а, наоборот, из нее в Белоруссию. Казахстан по темпам экономического развития уже обгоняет нас, и туда тоже возвращаются из России неприкаянные переселенцы. Существует, конечно, проблема дискриминации русских в странах Балтии, но почти все они имеют европейские загранпаспорта и перебираться в Россию вовсе не собираются.
Донорами, значит, могут стать только среднеазиатские республики - Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан, Таджикистан. Но даже тамошние правители уже осознали, насколько для них ценна русская рабочая сила.
- И «в верхах» и «в низах» бытует мнение, что мигранты отберут рабочие места у местного населения.
- Как, простите, они могут отобрать рабочее место? Силой, что ли? Только в Москве 65 тысяч свободных вакансий и это несмотря на то, что столица в силу развитости промышленности - самый «мигрантский» город. Известно, что мигранты, как правило, занимают именно те не престижные вакансии, на которые не хотят идти местные жители, едут туда, где есть работа. Они действительно могут поддержать (но не спасти!) Россию, которая ежегодно теряет от семисот тысяч до миллиона человек. Тут уж не помогут никакие программы переселения!
- Президент как-то обмолвился, что Россия может оставаться великой державой, если примет около 50 миллионов человек.
- А задолго до президента великий ученый Дмитрий Иванович Менделеев обосновал, что в стране должно жить не меньше полумиллиарда населения, иначе страна развалится, сократившись до размеров Московского княжества. Так что даже те 50 миллионов переселенцев, о которых заявил Путин, не спасут огромные территории России от заселения китайцами. А уж 300 тысяч, предусмотренных программой, подавно.
- Допустим, переселенец привезет с собой в Россию братьев, сестер, тещу, племянников, престарелых родителей. Каков окажется статус этих людей, если что-нибудь случится с главой семьи? Не окажутся ли они без гражданства, а значит, без жилья и в нищете?
- Такие случаи программой не предусмотрены, в ней вообще полно белых пятен. Поймите главное: на тех условиях, что предлагает Россия (мыканье по общежитиям, дальнейшее обустройство за свой счет или с помощью ипотеки), добровольного переселения в Россию быть не может в принципе.
Мы в очередной раз столкнемся с вынужденной миграцией, поедут только те, кто за это время так и не смог интегрироваться в местное сообщество. Да понятно же, что эту программу чиновники писали не ради людей, а чтоб изобразить видимость заботы о брошенных соотечественниках.
К великому сожалению, с такой программой переселения мы опоздали на много лет. Чиновники уверяют, что тогда, мол, в стране не было денег, а сегодня они появились. Но, знаете, чтобы принимать человечные законы, деньги не нужны. А пока мы занимаемся тем, что превращаем во врагов бывших советских людей, еще вчера считавшихся нашими согражданами.
Справедливости ради нужно сказать, что у президентской программы есть одно безусловное и важное достоинство – она повысит рейтинг наших соотечественников в странах СНГ.
- Вы как лидер одной из немногих общественных организаций, реально отстаивающих права мигрантов, принимали участие в разработке программы переселения?
- Нет. «Наверху» наши предложения оказались не нужны, там считают, что они сами все знают и умеют. Между тем нынешняя, лишенная всякой логики миграционная политика - «Стой там! Иди сюда!» - кому-то очень выгодна. Не случайно этой социальной проблемой у нас занимаются люди в погонах, а их методы работы, известно, репрессивные.
- Считается, что две трети преступлений совершают иммигранты.
- Пусть эти лживые цифры останутся на совести тех журналистов, которые по глупости или намеренно подогревают в народе ненависть к «понаехавшим». На недавних слушаниях в Совете Федерации Константину Ромодановскому, директору Федеральной миграционной службы, задали вопрос: «Правда, что 79 процентов преступлений совершают мигранты?» Он улыбнулся и ответил: «Вы знаете, действительно, процент преступлений немного увеличился. В прошлом году - 3 процента, а в этом - 3,9».
Кстати, по результатам недавних опросов ВЦИОМа, 63 процента россиян опасаются, что увеличение числа мигрантов вызовет рост преступности и коррупции. И это прямое следствие циничной миграционной политики и журналистского вранья.
- Допустим, страна когда-нибудь действительно откроет двери для всех, кто хочет жить в ней, но это неминуемо обострит межнациональные отношения. Около года назад Левада-центр провел социсследование на тему: «Что делать для предупреждения национальных конфликтов в России?» Так вот больше половины опрошенных считают, что мы государство русского народа, в котором все нерусские и приезжие могут жить и работать с определенными ограничениями.
- С этой печальной статистикой, к сожалению, не поспоришь. Такой уж мы народ: за своего, местного Васю горой стоим, хотя тот давно спился и ночует под забором, а приезжего Ахмета, работящего и умного, готовы испепелить. А если он еще станет участником госпрограммы и получит «подъемные», так вообще станет лютым врагом для обывателя.
Россия в этом смысле «отравлена». Всем нам, а тем, кто заражен мигрантофобией в первую очередь, надо понять: нехватка рабочих рук грозит каждому из нас, а тем более нашим детям, коллапсом экономики, снижением уровня жизни, уменьшением зарплат, пенсий, увеличением пенсионного возраста и ростом нищеты. И роль «скорой помощи» для стремительно вымирающей России могут сыграть только мигранты, хотя проблему в целом, как я говорила, они не решат.
- С тех пор как 17 лет назад вы «заболели» проблемой мигрантов, вам удалось опубликовать в разных российских и зарубежных изданиях несколько сотен статей в защиту беженцев. Если откровенно, можно ли помочь словом?
- Не раз доводилось слышать, что мои статьи морально поддерживали мигрантов, помогали им находить друг друга, объединяться, создавать общественные организации. Не могу, конечно, похвалиться, чтобы по какой-то из публикаций немедленно «принимались меры», но кому-то помочь все-таки удалось. Например, молодой русской женщине Людмиле Журавлевой, переселенке из Туркменистана, которую признали «нелегалкой» и выдворили из России, разлучив с мужем и маленьким сынишкой.
- Напомните, пожалуйста, эту истории нашим читателям.
- Людмила и Виталий Журавлевы поженились летом 2002 года в туркменском городе Мары, где их семьи жили по соседству. Сразу после свадьбы семья жениха, взяв с собой, разумеется, и невестку, отбыла на ПМЖ в Россию. У Журавлевых было российское гражданство, полученное давно в Туркменистане, а вот у Людмилы гражданства не было. Она приехала по визе. Но муж-то у нее гражданин России!
Никто не предполагал, что у молодых могут быть какие-то проблемы с легализацией. Однако они последовали сразу же, как только в подмосковном Сергиевом Посаде Людмила попыталась продлить визу. Ей сказали: «Оснований для продления нет!» Как нет?! А законное супружество?! Оказалось, что брак, зарегистрированный в Туркменистане, в России недействителен - невесте еще не исполнилось 18 лет.
Журавлевы обили множество порогов, пытаясь зарегистрировать невестку. А им отвечали что-то невразумительное: то пусть, мол, Людмила дорастет до 18, то пусть слетает в Туркменистан, чтобы получить новую миграционную карту и начать легализацию с нуля... Но у Людмилы были другие заботы - она ждала ребенка. В роддом ее, иностранку, положили за большие деньги. А вернувшуюся домой счастливую маму с сыном уже поджидал участковый инспектор. Вскоре по решению суда Людмилу выслали в Туркменистан. Вернуться к мужу и сыну она смогла только спустя полгода, благодаря нескольким публикациям в «Российской газете».
А ведь эта история - одна из тысяч о тех, кому старается помогать наша организация. Миллионы мигрантов до сих пор неприкаянно мечутся по бескрайним просторам России, нищают, унижаются, деградируют.
Вы знаете, когда я разбиралась в истории Журавлевых, меня больше всего поразило, что никто из моих собеседников-чиновников ничуть не раскаивается. Все как автоматы ссылаются на плохие законы, от которых, как выразился один из госслужащих, «крыша едет». И хотя с 15 января вступают в силу обновленные, более либеральные законы, участь измученных людей вряд ли изменится, пока миграцией «рулит» милиция.
 
Беседовал Олег ПАРФЕНОВ


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий