Поиск на сайте

Пожилая чета заказала пятигорским фирмам каркасный деревянный дом и уже седьмой год бьётся за возврат уплаченных миллионов. У людей не осталось ни денег, ни дома, ни веры в справедливость

 
Шесть лет назад мы с мужем решили обзавестись домом в частном секторе Лермонтова. За постройку кирпичного коттеджа браться не решались: муж после двух инфарктов, я инвалид 1-й группы, оба уже немолоды. Изматывающая беготня, хлопоты, долгие сроки казались неподъемным грузом.
Выход подсказала реклама в местных СМИ. ООО «Торгтехносервис 21», официальный представитель воронежской компании «Дома народу» на КМВ, предлагало за три месяца возвести каркасный деревянный дом по канадской технологии - надежный, прочный, экологичный, сейсмостойкий.
И мы решили: пусть деревянный, пусть всего 75 лет эксплуатации, но мы доживем, и внукам останется. К тому же фирма предлагала индивидуальные проекты, с учетом пожеланий клиентов. А у меня инвалидность, нужен дом без порожков, чтобы ездить на коляске. «Да никаких проблем!» - радостно уверили меня в «Торгтехносервисе».
Сперва думали заказать скромную «одноэтажку», но подрядчик энергично воспротивился: «Ваш дом первый в нашем регионе, он будет рекламным, мы сюда будем клиентов привозить - давайте строить двухэтажный! Вам, как первому клиенту, скидка - 200 тысяч». Согласились.
Из Воронежа на участок дважды приезжал лично директор головной фирмы Г. Грушко. Могли ли мы тогда подумать, что мечта о небольшом коттедже, где мы будем коротать время на старости лет, обернется мучительной многолетней пыткой, что не останется у нас ни денег, ни дома, ни веры в справедливость?
***
Весной 2009 года я заключила договоры на поставку комплекта каркасного дома и его монтажа с двумя пятигорскими ООО - «Торгтехносервис 21» и «Экострой». У обоих, впрочем, одни учредители, хозяева, финансовые распорядители - родственники по жизни Эдуард Аганесян и Виктория Лыкова.
До августа я добросовестно оплатила полную стоимость материалов и работ - 4,2 миллиона рублей. К этому же времени, согласно договорам, должна была стать обладательницей уютного дома с гаражом и террасой. Но на участке и конь не валялся: комплект целиком не привезли, работы проводили сикось-накось. А когда я закончила выплаты, движение на стройке вообще прекратилось.
Тогда я заказала экспертизу. Хотела выяснить, сколько денег истратила контора Аганесяна, а затем обратиться в Воронеж, чтобы дом достраивали они. Однако эксперты не смогли определить сумму, потому что у подрядчика не оказалось необходимой документации!
Я в шоке читала характеристику «надежной и прочной» постройки: «некачественный материал», «не имеет противопожарной и противобиологической обработки», «конструкции фундамента в недопустимом состоянии», «недопустимый риск причинения вреда жизни и здоровью людей»...
Главный вывод - нарушения невозможно устранить, экологичный «саркофаг» при первом же слабом подземном толчке сложится на наши головы как карточный домик!
Потрясенная, Аганесяну принесла заключение - он рассмеялся и сказал: «Ну, подавай в суд».
Я попросила вернуть деньги и расстаться по-хорошему. Аганесян еще больше развеселился и ответил (дословно): «Любое решение суда - это просто бумажка, а вот денег своих ты не вернешь никогда. У нас хватит украденных у тебя  миллионов, чтобы всех купить».Я не поверила, и напрасно.
***
Первым делом обратилась в отдел экономической безопасности и противодействия коррупции  МВД Пятигорска. Начальник отдела Мятников и его сотрудники, просмотрев документы, не сдержали эмоций: «Ого! Да мы завтра же их прижмем!»
Я начала ждать это прекрасное «завтра», еще не зная, что только через три года дело передадут в суд, но и там Аганесяна не «прижмут», хотя признают виновным в мошенничестве...
Но это потом, а пока, осенью 2009-го, я подала в городской суд Лермонтова иск на аганесяновские ООО о расторжении договоров и взыскании денежных средств.
Три судебно-строительные, бухгалтерские, компьютерные экспертизы на 100% доказали вину Аганесяна и Лыковой. Специалисты констатировали многочисленные отступления от строительных норм и требований, нарушения ГОСТов и СНиПов, отсутствие лицензии на строительство  (в 2009 году лицензия была необходима) и  заключили, что достраивать дом в этом виде нельзя. И.о. директора Лыкова, имеющая швейное образование, с ними не согласилась и заявила, что недоделки можно устранить, если Рябченко доплатит еще 1,5-2 миллиона рублей.
Судья Ю. Курдубанов не внял «доводам» ответчика и постановил:  «Торгтехносервис» и «Экострой» должны возместить мне материальный ущерб в размере 4,4 миллиона рублей.
Радоваться бы справедливости, да только из этой суммы я до сих пор не получила ни копейки.
 
***
 
Шесть лет унижений, оскорблений, угроз! Я невыносимо устала бороться с системой. Тратить остаток жизни на борьбу с беззаконной гидрой я уже не в состоянии. Но и подарить ворам мои деньги не позволяет совесть и ответственность перед детьми и внуками. За эти годы я пришла к одному выводу. Если все преступления в нашей стране расследуются подобным образом, то преступники России могут спать спокойно, они под надежной опекой российских правоохранников.
 
 
 

Нет, конечно, по делу возбудили сводное исполнительное производство на общую сумму более семи миллионов рублей. Кроме выплат мне мошенники (таковыми их признал суд в марте 2013 года) должны были госструктурам, Пенсионному фонду и налоговикам более 2,5 миллиона рублей.

С 2009 по 2012 год приставы Пятигорска волокитили эти исполнительные производства, хотя из бухгалтерской документации следовало, что за предприятиями числятся средства в кассе на сумму более 2,5 миллиона рублей. Можно было хотя бы частично погасить долги. Но приставы упорно не хотели и не хотят этого делать.

А в августе 2012 года все материалы по делу Аганесяна вдруг исчезли из архивов ОФССП Пятигорска.

Прокуратура в ответ на мои жалобы согласилась: мол, налицо грубое нарушение руководителя. Тогда же, в августе 2012 года, руководитель, начальник отдела ФССП по Пятигорску В. Бушнев, сменил место работы, он стал... судьей Пятигорского городского суда!

Между тем благодаря трудам его подчиненных преступникам прощены долги государству (через три года долги списываются). И это данные только по одному преступлению. А сколько таких фактов по России?

Я несколько раз возобновляла свои исполнительные производства. Обращалась в суд с жалобой на многолетнее бездействие приставов. Безрезультатно.

Оказалось, что решение суда и правда просто бумажка.

А что со статьей по мошенничеству? В 2012 году с огромным трудом мой адвокат добился, чтобы следствие по делу передали в межрайонный следственный отдел СК по Пятигорску.

Когда следователь по особо тяжким преступлениям А. Хуранов пригласил Аганесяна для ознакомления с обвинительным заключением, тот заявил: «Ты уже седьмой следователь, который ведет мое дело. Если сейчас его не закроешь, я все равно выйду из суда свободным и безнаказанным».

А ведь в то время даже не было известно, кому из судей передадут дело! Обвиняемый же был уверен, что выйдет сухим из воды.

И не ошибся.

Судья Пятигорского городского суда Н. Журба, переквалифициров обвинение с ч. 4 ст. 159 («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение») на ч. 2 ст. 159, прим. 4 («Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности»), освободила ответчика от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (без реабилитации).

Первая апелляция отменила постановление и возвратила дело на пересмотр. Однако во втором процессе судья Пятигорского городского суда Н. Пушкарная, несмотря на то, что гособвинитель признал Аганесяна виновным, повторила решение коллеги Н. Журбы, и теперь апелляция оставила приговор без изменения. В передаче кассации мне было отказано. Надзорную жалобу вообще НЕ СТАЛИ рассматривать.

Аганесян вышел из зала суда, как и предсказывал, свободным и безнаказанным.

 

На Аганесяне и Лыковой висят еще две статьи Уголовного кодекса - ст. 238 («Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») и ст. 216 («Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ»). Висят они, не особо беспокоя фигурантов, с октября 2009 года, когда из материалов уголовного дела Пятигорским ОВД были выделены материалы, относящиеся по подсудности к вопросам Следственного комитета Предгорного района.

С той поры следователи Предгорного района СК попеременно отказывают мне в возбуждении уголовного дела, затем по указанию вышестоящих начальников и прокуратуры, отменяющих незаконные отказы, открывают вновь, опять ничего не расследуют, опять отказывают и опять открывают... И так шесть лет.

По логике, следователям осталось вертеть это колесо еще три года. В 2019 году истечет срок давности уголовного преследования и по этим преступлениям, и дело закончится само собой.

В какие двери я только не стучалась в поиске помощи! К моим обращениям относятся формально, переадресовывают их для ответа тем, на кого я жалуюсь. Я получаю извещения, что дело находится на контроле, но за шесть лет ничего не изменилось.

Зная, что я очень больна, обидчики надеются, что я долго не протяну и они освободятся от моих попыток вернуть украденные деньги. А я, как надоедливая муха, все взываю к справедливости и прошу о помощи.

 
Тамара РЯБЧЕНКО
Лермонтов
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Ольга Габрилян
Аватар пользователя Ольга Габрилян

Письмо в газету-это всего лишь крик души,пожилых людей можно понять о не знание какие строительные фирмы брать в подрядчики,в Пятигорске мнго людей ,которые отдали деньги на оформление Выбора земеных участков,так же большие суммы,участки не получили,деньги не отдают,обращались в отдел ОБЭП Пятигорска,в прокуратуру.в ГУ МВД  и не каких результатов,молча закрывали дела.Что в этом случае делать?? Прочитать статью и посочувствовать ??

Добавить комментарий