Поиск на сайте

История с руководителем племзавода Леонидом Геращенко - не только ярчайший пример правовой
беспредельщины «в интересах третьих лиц». Поражает и иезуитски тонкая режиссура этого «дела», соавторами которого стали не только адвокаты, следователи и судьи, но также - сознательно или втемную - местные СМИ. Кто разжигает конфликт между лучшей в крае инвестиционной компанией и селянами Туркменского района, искусно направляя их праведный гнев в «нужную» сторону? Какой «режиссер» пытается поставить губернатора края перед ложным выбором в истории явного рейдерства с его таинственными заказчиками?

 

В прошлом номере «Открытой» была опубликована статья «Двойная провокация?!» О том, как следственные органы краевой милиции, переступая все процессуальные и правовые нормы, последовательно и изощренно превращали представителя пострадавшей стороны - руководителя племзавода «Путь Ленина» Леонида Геращенко - в обвиняемого.
Геращенко просил правоохранителей возбудить уголовное дело по факту крупной недостачи ГСМ на нефтебазе, которой заведовала В. Аненко. Но по заявлению последней возбудили «уголовку» против него самого - якобы за вымогательство ее ( и сыновей) земельных паев в погашение недостачи под «угрозой» того, что о ее грехах председатель поведает всему свету. Следственной части с помощью Промышленного суда удалось упечь Геращенко в СИЗО.
Благодаря вмешательству краевой прокуратуры, в настоящее время Геращенко на свободе, но решение надзорного органа следствие рьяно рвется опротестовать любыми способами, чтобы не дать председателю управлять хозяйством, которое в этом случае имеет все шансы обанкротиться, потерять трудно выращенный урожай. Значит, это кому-то нужно, кому-то выгодно? Кому? - вопрос пока открытый.
 

С кем четвертая власть?
Уйма моих приватных собеседников на тему причин происходящего в Туркменском районе абсолютно убеждены: теневым субъектом рейдерских притязаний на «Путь Ленина» является московский холдинг «Агрико», десять лет с большим размахом работающий на Ставрополье.
Доводы такие: «Агрико» развивает свой аграрный бизнес во многих районах края, в том числе в Туркменском районе, где у холдинга более 17 тысяч гектаров пахотной земли. Далее. Ставропольское представительство холдинга расширяет аграрное производство, скупая земельные паи у селян.
У него-де неограниченные финансовые возможности для проплаты схем отъема земельной собственности с помощью силовиков, ибо, как сказал Медведев, рейдерские захваты собственности невозможны без участия в них правоохранительных и судебных структур.
Шанс успешной реализации таких схем серьезно повышается при участии в них четвертой власти - средств массовой информации.
Последнее утверждение информированные источники доказывали мне любопытным анализом. « В «Ставропольской правде» колхозники выкупили место на первой полосе для размещения там открытого Обращения к губернатору населения Туркменского района.
В Обращении, под которым подписалась более тысячи селян(!), люди отчаянно взывают к Гаевскому, просят защитить от правового террора их заслуженного и всеми уважаемого председателя, выражают опасение, что готовящийся рейдерский захват грозит банкротством их самому успешному в районе хозяйству.
Газетное место, как положено, было заблаговременно оплачено, место размещения на полосе и дата выхода согласованы. Но в указанный день на этом месте появилась... коммерческая статья об «Агрике».
Защитники Геращенко обсуждали стремительную замену с огромным возмущением: «Это же какой цинизм, таким образом заявлять о себе: мол, выкинули вас со страниц газеты, выкинем и с племзавода...».
Тот факт, что «Ставрополка» - газета правительства ( и думы) края позволила себе подобную замену, не предупреждая и ничего не объясняя приоритетным заказчикам, сразу же породил повальный слух : в Белом доме выбор между «Агрикой» и племзаводом сделали не в пользу СПК.
А когда через пару дней все СМИ отрапортовали о доверительной беседе Гаевского с руководителем ставропольской «Агрики» Бовиным, встреча которых состоялась по просьбе последнего, люди, поверив слухам окончательно, впали в уныние: выходит, мол, тысяча их голосов, мнение населения района - ничто и для газеты правительства, и для самого губернатора по сравнению с богатым инвестором.
Удрученные настроения закрепила в умах и другая неожиданность, связанная с сюжетом, снятым ставропольским ГТРК во время очередного схода граждан в защиту Геращенко.
«Смотрите сегодня в выпуске краевых новостей в 17 часов»,- сказали селянам телевизионщики. Но ни в одном из новостных выпусков в этот день сюжет не прошел - чтобы увидеть его, горстка упорных досидела до полвторого ночи. А в утренних новостях - снова о встрече губернатора с «Агрико» ...
И, наконец: наибольший «вклад» в пользу слухов о предполагаемом рейдере внесла, по мнению собеседников, вторая газета правительства края - «Наше Ставрополье», напечатав оскорбительную для СПК статью «По «рейдерскому» следу».
«Разве это случайность, что именно бюджетные - находящиеся на щедром содержании ставропольского правительства - краевые СМИ «выстрелили» практически одновременно, продемонстрировав по меньшей мере неуважительное отношение к мнению сотен селян?! - расстроенно вопрошали мои визави.- Более того, автор статьи в газете «Наше Ставрополье» еще и бессовестно утрировавал, переворачивал факты, позоря Геращенко, ничем не запятнавшего свою репутацию, и рисуя Аненко в образе страдающей мадонны - «уставшей, пожилой женщины с малюткой-внучкой на руках».
«Главный фигурант в деле о недостаче горючего - Вера Аненко, «укравшая», по утверждению Геращенко, Стороженко и других сторонников председателя, ГСМ на сумму более полутора миллионов рублей. Куда же она их дела-то? - фальшиво изображает святую простоту автор.
В той же тональности нам хочется спросить и у автора, сострадающего своей причастной к огромной недостаче героине: «От чего же она «устала»-то, давно уволенная с работы по недоверию дама, при которой и случилась эта крупная пропажа горючего?»
«И заметьте, «Наше Ставрополье» в этой статье опять приплетает холдинг «Агрико», называя главу о ней «Рейдер или инвестор» (даже без знака вопроса), - тоже намек: может, и рейдер, да вы, мол, с московскими фирмачами не справитесь»,- подытожили свои выводы «туркменцы»...
По поводу последней публикации я с собеседниками согласна вдвойне. Уж на что не принято в журналистском сообществе публично критиковать друг друга, но порой просто дар речи теряешь, когда отчетливо видишь - тут пером человека водил вовсе не поиск истины.
Заданность просто прет из каждого абзаца статьи в «Нашем Ставрополье», в которой автор нещадно «мочит» руководителя кооператива, полностью игнорируя факты, мнение многих сотен селян и должностных лиц, выступивших в защиту Геращенко.
Их доводы автору задарма не нужны, потому что они колом встают поперек горла и намерений главных действующих лиц, в первую очередь, замначальника Следственного управления при ГУВД по СК Виталию Ченцову, чьи сотрудники с его активным участием ломают в этой истории закон через колено (подробно об этом «Открытая» рассказала в предыдущем номере в статье «Двойная провокация?» Замечу к месту, что судейско-следственная связка обозначает себя уже не в первый раз в делах такого рода.
В ближайших номерах мы расскажем новую историю с участием все того же судьи и тех же следователей в истории захвата чужой собственности одного из ставропольских предприятий - и тут схема почти точь-в-точь повторяется.)
Автор «Нашего Ставрополья» перебирает в ангажированной поддержке и все той же Вере Аненко, разорившей хозяйство на полтора миллиона рублей без последствий для себя, но которая теперь, наняв дорогого адвоката, изо всех сил рвется посадить за решетку бывшего работодателя. И прячется от односельчан, которые хотят задать ей прямые вопросы, например, кто стоит за ее судебными инициативами - ведь на суде сама Аненко не появляется.
Кто оплачивает дорогие адвокатские услуги фермера Сергея Берченко и пары-тройки его сторонников: в кооперативе они не состоят, но их война с директором СПК- племзавод носит последовательный, организованный характер, что наводит на определенные мысли. Как и то обстоятельство, что адвокаты и этих фермеров, и Аненко - из одной адвокатской конторы, что трудно представить случайным совпадением.
На мысль о тесной связи вышеупомянутых лиц наталкивает и публикация в «Нашем Ставрополье», автор - не наивный газетчик, он всегда умел держать нос по ветру. С ним в свое время решительно рассталась «Ставрополка» по причине его беспринципности, как сказал мне ее бывший редактор.
Он же на днях выдал мне любопытную новость: оказывается, газета «Наше Ставрополье» - по Уставу этого издания - никогда не являлась и не является «газетой правительства края». Но тем не менее, она об этом статусе писала крупными буквами на первой странице, давая понять читателям, что-де близка к краевым «верхам».
Выходит, пудрит мозги, набивает себе цену газета, в чье создание на волне политических игрищ пару лет назад было вбухано несколько десятков миллионов рублей из бюджета края.
На деньги налогоплательщиков продолжают содержать издание, которое в крае никто не выписывает и никто не читает в силу его непрофессионализма - им засоряют почтовые ящики горожан, которые уже не раз возмущались таким принудительным «сервисом».
Говорят, новое правительство края значительно укротило (то ли еще пытается это сделать) халявный денежный поток на содержание неавторитетного издания. Но «Наше Ставрополье» направило на своих «кормильцев» жалобу аж самому министру регионального развития Козаку - мол, душат прессу. Невдомек «ребятам», что пером надо водить не только профессионально, но и честно, а на дивиденды от этих непреложных для журналистики качеств и жить - развиваться, получать зарплату. А они хотели бы жить - не тужить исключительно за чужой счет - из краевого бюджета, из кармана налогоплательщиков, да еще и впаривать им статейки вышеупомянутого образца.
Только одна газета - «Ставропольские губернские ведомости» - объективно изложила все дикие натяжки краевого следствия, поставив перед ним вопросы, ответы на которые неизменно ведут к однозначному выводу: прибрать к рукам доходное хозяйство, используя силовиков, рвется кто-то сильный и заинтересованный.
Люди полагают, что это «Агрико». Плакатами против нее обклеен сельский клуб, о чем «редактор «Ведомостей» Емцов и написал в статье. Он считает это подозрение логичным.

По ложному следу
В собственном исследовании я также убедилась: мои собеседники, защитники Геращенко и выступивший в его поддержку редактор «Губернских ведомостей», оперируют точными фактами, изменить которые невозможно.
Их вывод, который из этих фактов следует, тоже невозможно объяснить иначе, как наездом силовиков в интересах третьих лиц, следуя терминологии Уголовного кодекса. Но кто эти «лица»? Вот тут, в этом самом интересном месте, мое мнение по поводу что называется личности «захватчика» и с моимии собеседниками, и с «Губернскими ведомостями» резко расходится.
Тридцать лет работы в центральной прессе в жанре журналистского расследования научили меня детально анализировать факты не воспринимать на веру даже, казалось бы, очевидные вещи, которые прямо-таки ведут тебя за руку к определенному выводу, подают его на блюдечке с голубой каемочкой... Именно в такой зазывной простоте якобы очевидного часто и таятся подводные камни, оказавшиеся тут не случайно.
Вывод, который поначалу и меня поразил, выплыл из этого анализа неожиданный и страшноватый. Налицо - подстава, ловушка, тонкая игра охотников за чужой собственностью, которым нет никакого резона раньше времени высовываться наружу, даже если над головой мощная силовая «крыша». Запутать, замести следы, направить ошалевшую жертву и ее защитников по ложному следу - вот их задача.
А тут на тебе - со всех сторон крики : «Агрико», «Агрико»...
Холдинг, ворочающий миллиардами, вооруженный самыми передовыми технологиями и западным опытом цивилизованного бизнеса, вдруг начинает позиционировать себя в крае как примитивного, наглого захватчика - например, демонстративно выталкивать с газетной полосы материал в защиту жертвы, как бы демонстрируя собственные безграничные возможности, связи с властью, в том числе с четвертой, то есть со СМИ.
Что-то во всем этом не стыкуется, если поразмыслить здраво и посмотреть на это незашоренным взглядом.
Согласитесь, трудно представить, что руководители мощнейшего интеллектуально-производственного гиганта, его региональных подразделений пошли б на несусветную глупость, грозящую невосполнимыми репутационными потерями.
Из всего этого вывод следует такой: кто-то очень хитро меняет направление «главного удара», использует «Агрико» как громоотвод, как дымовую завесу, развешанную режиссерами и исполнителями всего этого мутного действа.
Ведь поверили же те, на кого и была рассчитана наживка, призванная до поры до времени, до победы, сохранять инкогнито истинных заказчиков - будущих хозяев чужой собственности.
Подозрение в туркменцев заложили умело, с расчетом на последствия - как кассетную бомбу, которая, разлетевшись, смертельно поражает не только главную жертву.
У меня устойчивое подозрение: рейдеры целятся в две жертвы - в само СПК-племзавод, объект притязаний на его собственность, и в фирму «Агрико», которую хотелось бы «потеснить», по возможности посеять у руководства края сомнения в ее добропорядочности.
«Агрико» сильно раздражает в крае завистников, конкурентов, но больше всего коррупционеров - тем, что не дается им себя «доить».
 

«Агрико» - компания честная
Единственный способ проверить подозрения - встретиться со всеми сторонами конфликта - святая, впрочем, обязанность для журналистов. А потому выхожу на связь с директором аграрной инвестиционной компании «Агрико» Владимиром Бовиным и с ходу задаю вопрос, какие у холдинга виды на СПК «Путь Ленина».
- Это провокация чистой воды. Мы не имеем никаких видов на это хозяйство, где даже никогда не были, - резко и сразу расставляет все точки над i Владимир Сергеевич.
- Так чья, по-вашему, провокация?
- Конечно, Емцова, он в своей газете написал оскорбительные вещи про «Агрико», не соответствующие действительности, подрывает репутацию холдинга и, скорее всего, сознательно. В чьих интересах? Кому-то хочется втянуть нас в конфликты, в которые мы принципиально никогда не вступаем, - возмущенно, но и растроенно итожит Бовин.
Выполняя просьбу редакции, Бовин, который в это время находится в зарубежной командировке, дает поручение встретиться со мной своему заму - директору ставропольского представительства «Агрико» Владимиру Погадаеву.
Встретились. С обоюдным удовлетворением поговорили - собеседник был информированным и, что особенно к нему располагало, - прямым и откровенным, без «двойного дна», что не очень характерно для нашего настороженного, подозрительного бизнеса, созревшего на полукриминале.
У Погадаева - классическая биография истинно советского человека: с золотой медалью закончил Военно-морскую академию имени героя Советского Союза Николая Кузнецова, служил командиром атомной подводной лодки, а затем заместителем командира соединения атомных подводных лодок.
Отсюда понятно - это отличный организатор, человек с сильным характером, ясным мышлением и четкими моральными установками, которые оказались востребованными и в «Агрико», где он, успешный менеджер, работает уже несколько лет.
Да и сам глава холдинга Владимир Бовин - из морских офицеров-подводников, понятие чести для него не пустой звук.
Подробное знакомство с широкомасштабной деятельностью в крае «Агрико», признаться, произвело на меня сильное впечатление, особенно ее инвестиционный размах. В аграрное производство Ставрополья холдинг вкладывает миллиарды, внедряя самые передовые технологии и лучшую в мире сельхозтехнику.
«У нас совершенно открытая, прозрачная экономическая политика, никаких серых схем и очень много плодотворной работы в крае - обширное производство, серьезные социальные программы для населения, с которым, даже при недоразумениях, нам всегда удается найти взаимопонимание. Мы дорожим добрым отношением к нам простых людей, руководства края, губернатора Гаевского. Мы много инвестируем в экономику края, и в ближайшей перспективе инвестиции вырастут вдвое...
 
Странные звонки, странные люди
Но что меня поразило - так это предваряющий нашу встречу с Погадаевым странный телефонный звонок человека, назвавшегося сотрудником пресс-службы «Агрико» и даже кручено намекнувшего, что представляет нечто большее вышеозначенного статуса.
Человек этот просто рвался со мной на встречу «вместо Погадаева», объясняя, что тот вряд ли вернется сегодня из командировки, а вот он, мол, знает все, что меня может интересовать... (Позже выяснилось, что руководство «Агрики» вовсе не уполномачивало этого товарища, даже не являвшегося штатным сотрудником компании, ломиться в редакцию на встречу, которую считало для себя важной - ведь речь шла об имидже, о деловой репутации известной фирмы, вокруг которой заклубилось черт-те что.)
- Тогда скажите, почему в «Ставрополке» срочно заменили Обращение к губернатору селян Туркменского района на коммерческий материал об «Агрико», который, как вы понимаете, стал антипиаром холдингу, вызвал возмущение и подозрения жителей села Овощи и других населенных пунктов. «Кто санкционировал публикацию этой рекламы, кто ее оплачивал?» - задаю вопрос телефонному собеседнику.
Тот явно теряется, начинает юлить, темнить, путаться в словах и делать паузы: « Ну, знаете ли, «Агрико» за рекламу ...ммм.. как бы не платила..и как бы ... не заказывала. Тут как бы... ммм... договоренность... вы же знаете ее бывший редактор - сейчас член правительства...ну вот и ...»
Разговор обрывается - собеседник не желает «углубляться»- интересно, почему? Интересно бы знать, что означает его «ну вот и...»?
Выясняю, что бывший редактор совершенно не в курсе этой замысловатой истории и на скользкий намек телефонного товарища отозвался философически: «В интернете, например, пишут, что я троих детей бросил, в то время как я один их вырастил и двоих уже благополучно женил».
И то верно: на каждый роток не накинешь платок. Хотя, на мой горячий характер, разносчиков слухов надо непременно идентифицировать и публичной оглаской наказывать, чтоб неповадно было.
С другой стороны, и нет никакой информации в мутных объяснениях того человека (назовем его «пиарщиком» неизвестной направленности), хотя он явно знал то, что не хотел, чтобы знала «Открытая».
Почему не хотел, чтобы я встретилась лицом к лицу с Погадаевым? Или хотел, чтобы встреча произошла по крайней мере в его присутствии? Какую информацию он пытался контролировать, что его так напрягало? Любопытная интрига, углубляться в которую не было смысла, потому что она и без того говорила о многом.
Владимир Погадаев появился в редакции в точно назначенный час, не успев предупредить «пиарщика», который очень просился с ним на эту встречу. Мой же рассказ о странном звонке Владимира Геннадьевича тоже несказанно удивил. Признался, что его и самого как-то кольнула настойчивость, с которой «пиарщик» убеждал его встретиться в редакции непременно с его участием.
Ничего не знал Владимир Геннадьевич (как, к слову, и Бовин) о появлении рекламного текста ( под названием «Агрико»: залог успеха в честности») в «Ставрополке», увидев этот номер впервые лишь на моем столе, тем более в таком противопоставлении материалу из Туркменского района, что опосредованно стало настоящим антипиаром для «Агрико», незаслуженно бросило тень сомнения как раз в части декларируемой честности.
Уже в редакции, размышляя над всем этим, припомнил Погадаев и другие странности последнего времени, которые посчитал неприятной, но все-таки случайностью. Теперь он начинает смотреть на это по-другому.
Владимир Геннадьевич недоумевает, кому же понадобилось лепить из «Агрико» образ «захватчика», ссорить с селянами. Рассуждает вслух: «Похоже, что на племзавод и впрямь идет организованная рейдерская атака, но заинтересованные лица в конце концов все равно вынуждены будут высветиться. Все тайное всегда становится явным».
Так рассуждать захватчики чужой собственности, конечно, не могут по определению, потому что убеждены как раз в обратном - что все пройдет шито-крыто.
Короче, тщательный анализ указывает на то, что «Агрико» - ложный след, по которому искусно направляют народное негодование и адвокатов Геращенко истинные рейдеры, используя для этих целей - то ли в явную, то ли втемную - некоих мутных товарищей.
До последнего времени руководство холдинга «Агрико» не реагировало и не прислушивалось к информации о том, что их подозревают в рейдерском наезде на «Путь Ленина». Это нормальная реакция порядочных людей, порядочных бизнес-структур, которым странно было бы оправдываться в грехах, которых не совершали.
Мутная возня из слухов и наветов, не имеющая никакого отношения к их реальным делам и планам, представляется им слишком никчемной, чтобы тратить на нее даже самое малое время.
Но странные совпадения, субъективно и объективно бьющие по имиджу холдинга, создающие вокруг него в крае некую негативную ауру, не могут быть случайными. Этот вывод теперь со всей определенностью сделали и руководство аграрной компании, и ее служба безопасности, которые на этой неделе прибыли в Ставрополь, чтобы понять, откуда дуют эти ветры.
Компания теперь и сама кровно заинтересована в том, чтобы сорвать маски с тех, кто под ними прячется, выявить заинтересованных в захвате собственности СПК-племзавода лиц. И уже есть некоторые подозрения на этот счет.
Как рассказывали мне представители московского холдинга, оказывается, в Южно-Уральском округе зарегистрирована некая аграрная фирма «Агрика» ( заметьте, с буквой «а» в конце), которая уже «прославилась» именно рейдерскими захватами мясоперерабатывающих предприятий в разных регионах России.
Как видите, бренд этой рейдерской фирмы очень схож с брендом Московского инвестиционного холдинга «Агрико» (заметьте, с буквой «о» в конце слова), что совершенно запутывает не только непосвященных людей, но даже СМИ. Одно время назад в ряде уральских СМИ прошла информация о том, что компания «Агрико» захватила очередное мясоперерабатывающее предприятие. А когда разобрались, что автор захвата не «Агрико», а «Агрика», то, естественно, принесли извинения московскому холдингу.
Схема присвоения новоявленными фирмами почти аналогичного, но тем не менее чужого бренда в России - явление широко распространенное. Цель таких схем - присвоить выпускаемой ими продукции чужую популярность товара той же направленности, а следовательно без труда, не вкладывая ничего в собственную «раскрутку», получать от его продажи незаслуженную прибыль.
Или, как в нашем случае, использовать, заметая следы, бренд такой известной на всю страну бизнес-структуры, как холдинг «Агрико», и обделывать свои делишки под его маркой. Это очень удобно: кто же из селян будет вдаваться в тончайший нюанс из разницы в одну буковку в звучащем «не по-русски» слове? Вот селяне и рассказывают, в том числе и нам в редакции, что «представители Агрики» появлялись в селе, что они предлагали одной журналистке снять о них за плату телесюджет».
И напрасно московский холдинг «Агрико» со всей искренностью твердит: никогда не бывали наши представители в селе Овощи и даже не знают, где село находится, никаких интересов и планов в отношении кооператива не имеют, не то что селяне. Но даже представители защиты Геращенко поджимали губы по Станиславскому: «Не верим...»
Ведь председателя кооператива продолжают изощренно прессовать, выстраивая новые комбинации из трех пальцев его конституционным правам, держат в нервном напряжении тысячи селян в районе, ставя социальную стабильность там на опасную грань.
 
«Что стоим? Чего ждем?»
У правящей элиты Ставрополья, занимающей в подобных случаях выжидательную позицию («Мы в правосудные дела не вмешиваемся». Правосудные ли?!), похоже, нет понимания того, что страусиной политикой они и сами повышают градус протестных настроений бесправного населения, его недоверие к власти как таковой.
Можно ли с такими настроениями людей, ничего в их жизни не меняя, рассчитывать на повышение имиджа края и доверия населения к власти, как определил амбициозную задачу для своего правительства новый губернатор?
Ответ очевиден. Ну а если рванет, упаси Бог. Как написал в «Новой газете ее обозреватель, известный публицист, старшина гильдии судебных репортеров Леонид Никитинский, «сегодня проще предсказать землятресение, чем силу и направление социального взрыва».
Менее очевидно, но более опасно другое: в имущественных войнах под прикрытием «правосудия» кроется опасная для власти ловушка. В истории с племзаводом «Путь Ленина», на наш взгляд, такая ловушка усиленно создается. Для Гаевского, в частности.
Об этом, на наш взгляд, свидетельствуют и факты, приведенные выше. Губернатор, который как никто другой понимает значение сохранения социальной стабильности в крае, без которой невозможен его экономический расцвет. Этот расцвет обеспечивают корпоративный (кооперативный) и частный бизнес, ему тоже нужна стабильность, ясные и честные правила игры, компетентные и некоррумпированные чиновники на всех этажах власти. В краевом правительстве тем более!
Без этой антикоррупционной установки Ставрополье так и останется в позорном статусе «всероссийской прачечной», как назвал край один известный федеральный политик. Гаевский сформировал правительство из людей, которым он, безусловно, верит и, безусловно, не верит тому, что в нем могли затесаться вымогатели, коррупционеры.
Увы, это может стать самым глубоким заблуждением, которое не даст осуществиться его грандиозным планам во благо края.
Мы предлагаем Валерию Вениаминовичу самому в этом убедиться, открыв доступ к себе предпринимателей, фермеров и и прочих деятельных наших граждан, которые поведают (естественно, под губернаторскую гарантию их безопасности, иначе же затравят, как туркменского председателя) шокирующие факты агрессивной алчности его доверенных лиц из ближнего окружения, имена которых в этом контексте в «Открытой» слышат регулярно.
Заметьте, все эит предприниматели из разных районов и в бизнесе между собой не пересекаются, так что в оговоре их заподозрить трудно. Но вот, поди же ты, как один называют они имя одного и того же приближенного к первому лицу края чиновника, который ( со своим доверенным лицом) их потрошит нещадно, даже повадки этого оборзевшего мздоимца они описывают одинаково.
А теперь предлагаю вашему вниманию в тему вышесказанного небольшой эпизод из беседы с руководителем ставропольского представительства «Агрико».
- У «Агрико» есть в крае недоброжелатели? - спрашиваю я Погадаева.
- Есть, наверное, среди тех, кому мы отказываемся платить мзду - вымогателям во власти, - вздыхает он чуть слышно.
- И какого же уровня эта «власть»?
- По сути, встречаются в разных уровнях....
- И вы готовы назвать самых чиновных мздомцев?
Владимир Геннадьевич не без колебаний называет пару имен.
Никакой неожиданности для нас в этих именах нет - именно их чаще всего называют и в редакции ошалевшие от поборов предприниматели.
Они точно так же, как и Погадаев, рассказывают, как простенько и нагло проходит процедура торгов чиновного взяточника: тот пишет суммы на бумажке, передвигая их по столу, и затем, естественно, уничтожает. Тех из фермеров, которые не платят, (потому что это с души воротит, но чаще всего потому, что просто не в состоянии удовлетворить бешеные аппетиты мздоицев), безжалостно разоряют, банкротят.
Многие, очень многие из предпринимателей ломаются - и платят, платят «волкам», кляня власть сверху донизу.
«Агрико» - компания уважаемая, заслуженная, с чувством корпоративного достоинства, сильная, мощная, а потому в состоянии сопротивляться наглым вымогательствам. По словам Погадаева, на дачу взяток холдинг принципиально не идет:
- Это бы обрушило имидж компании в глазах европейских участников наших проектов,- говорит он и объясняет: - Российский бизнес потому и трудно интегрируется в мировую экономику, что на Западе от всего этого в шоке, отсюда и невысокий индекс доверия у них к нашей экономической политике. К чему я привожу это диалог, да все к тому, что коррупционеры разных мастей - товарищи мстительные, и если в силу должностных возможностей могут ставить палки в колеса тем, кто отказывается служить им в качестве «дойной коровы», то будьте уверены, сделают это с изощренным иезуитством.
И по этой же причине - но, конечно, за солидный куш, в «компенсацию» упущенной выгоды от неподдающихся и в наказание последних - поспособствуют любым рейдерским захватам, даже в ущерб собственному региону. Да еще попытаются своих жертв поссорить с первым лицом... Такие попытки они легко предпринимают, если судить по заявлению и.о. мэра Ставрополя (которое мы сегодня печатаем).
...Понимаю: услышать имя взяточника даже от десятка человек - еще не значит схватить его за руку. Не пойман - не вор. Но нет и шанса поймать его за руку, если он даже оголтелый взяточник, - правовые процедуры так прописаны: недаром редкие «дела о взятке» доходят до суда.
Но в данном случае вопрос даже не в том, чтобы крутого по чину взяточника схватить за мохнатую лапу, а в том, чтобы он больше не работал во власти, тем более, в ее «верхах», если первое лицо края по совокупности фактов сам поймет, что доверять ему нельзя. Просто опасно для имиджа самого губернатора, чей авторитет у народа пока бесспорен. Люди ему верят, надеются, что с ним в крае начнутся положительные перемены..
Гаевский, должно быть, это отчетливо понимает. Но если это так - тогда «что стоим, чего ждем?!»

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный. редактор «Открытой»,
член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий