Поиск на сайте

 

«Мамочка, судов больше не будет?» - с надеждой спросил маленький Вовка у приемной матери,

 

В минувшую среду суд определил место жительства четырехлетнего Вовки в приемной семье Татьяны Чернышовой и ее мужа Андрея Соколенко. «Открытая» уже писала об этом мальчике («Маленький Вовка боится суда», № 21 от 28 мая с.г.). Напомним, что кровные родители ребенка отказались от него еще в родильном доме. Но когда для мальчика нашлась другая семья, желающая его усыновить, свои утраченные права на этого ребенка решил вернуть себе кровный отец мальчика Завен Налтакян.
Судебные процессы продолжались почти два года. Последний состоялся на прошедшей неделе. В минувшую среду председатель Железноводского городского суда Владимир Колиев вынес решение - Вовка остается в семье Соколенко.
Вообще-то это судебное разбирательство было заведено по иску Завена Налтакяна к приемной семье Андрея Соколенко и Татьяны Чернышовой об устранении препятствий в осуществлении родительских прав и права ребенка жить в родительской семье еще в сентябре 2006 года. Перед тем, как подать этот иск, он написал заявление в прокуратуру, где настаивал на возбуждении уголовного дела в отношении приемных родителей по ст. 127 УК, которая предусматривала лишение свободы до 12 лет за насильственное лишение свободы группой лиц по предварительному сговору (это в благодарность за то, что его кровного ребенка кормили, поили, одевали и всячески заботились, в отличие от родного папы).
А изначально мальчик был усыновлен с ведома биологических родителей 4 апреля 2006 года. Через 10 дней решение суда об усыновлении вступило в законную силу. Никто никаких жалоб и заявлений в отпущенные законодательством 10 дней не подавал. Спустя 2 месяца после решения суда Завен вдруг изменил свое отношение к усыновлению, вспомнил, что не сам писал отказ от него в родильном доме и согласие на усыновление, и пошел в прокуратуру г. Железноводска. Прокуратура направила в Железноводский суд иск о пересмотре решения суда по усыновлению по вновь открывшимся обстоятельствам.
Сам собой возникает вопрос: почему Завен Налтакян самостоятельно не использовал положенный для обжалования 10-дневный срок, а для решения своих интересов для надежности привлек прокуратуру? Чьи интересы в таких случаях должна отстаивать прокуратура как государственное учреждение, призванное следить за соблюдением законности? Взрослого самостоятельного Завена Налтакяна или уже однажды преданного им несовершеннолетнего ребенка?
После вмешательства прокуратуры тот же судья отменяет свое же решение, вступившее к тому времени в законную силу. Никто из судебных органов не задумывался над тем, что ребенок - не личное имущество, принадлежность которого можно без всяких последствий менять по мановению судейского молоточка по несколько раз.
После отмены усыновления ребенок остался в семье Соколенко под опекой, – продолжало действовать постановление главы города об учреждении опеки. В качестве опекунов приемная семья подает в начале сентябре 2006 года на биологических родителей иск о лишении их родительских прав в отношении брошенного ребенка. Уже в конце сентября Завен Налтакян выходит со встречным иском об устранении препятствий в осуществлении родительских прав.
В феврале 2006 года решение Предгорного суда иск Татьяны Чернышовой не удовлетворило: ни Завен Налтакян, ни Ирина Хахонина родительских прав в отношении маленького Вовки лишены не были. До сих пор это решение удивляет адвоката семьи Соколенко Элеонору Неручеву-Грудцыну. Если о родительских правах Завена Налтакяна можно поспорить, то Ирина Хахонина сама отказалась от своих прав на этого ребенка еще в родильном доме.
В июле прошлого года дело по иску Налтакяна возобновляется в Железноводском суде. Он 13 июля 2007 года вынес решение: «Ребенка у Чернышовой Т.Н. изъять и передать Завену Налтакяну».
Ребенок - не какой-то стул, чтобы его передавать из рук в руки, решила для себя Татьяна Чернышова и с новой силой продолжала бороться за Вовкино право жить с любящими его людьми. Кассационная жалоба полетела в краевой суд.
И, похоже, молитвы Татьяны были услышаны правосудием. Везде и всегда приемные родители настаивали на том, чтобы учитывались права ребенка. Но до последнего времени суды учитывали только права Завена Налтакяна. Даже последний иск рассматривался в отношении его прав. Жена Налтакяна и кровная мать Вовки Ирина Хахонина фигурирует в судебных документах уже как третье лицо. Касационная инстанция, в которую входит трое судей, выносит решение, что дело не подготовлено, всесторонне не рассмотрено и требует выяснения многих обстоятельств, поэтому направлено на новое рассмотрение.
Повторного рассмотрения дела тогда так и не случилось, по надзорной жалобе Завена Налтакяна оно было направлено в надзорную инстанцию, где 10 января текущего года его рассмотрел уже Президиум краевого суда. Новый состав из семи судей во главе с тогда только вступившим в свою должность председателем краевого суда Александром Корчагиным согласился с решением кассационной инстанции, что делу необходимо новое рассмотрение.
Детальное рассмотрение длилось почти полгода. Еще раз вызывались в суд свидетели, выяснялись причины, по которым был оставлен ребенок. Новый процесс вел уже председатель Железноводского городского суда Владимир Колиев.
На одном из заседаний Завен Налтакян потребовал проведения судебно-психиатрической экспертизы, судом была удовлетворена его просьба и назначена судебная экспертиза обеим семьям. Был составлен перечень из двенадцати вопросов, на которые хотелось бы получить ответы по результатам этой экспертизы. В составлении вопросов участвовали как заинтересованные стороны - семьи Соколенко и Налтакянов, так и суд.
Но не знал Завен, когда выносил свои требования на судебное заседание, что судебно-психиатрическая экспертиза - это удовольствие платное. Или стоимость его так неприятно удивила, или он просто решил наплевать на судебное решение, но никто из его семьи в положенный срок на экспертизу не явился. Потом на судебном заседании говорил, что и без всякой экспертизы знает, что он нормальный:
- У меня уже двадцать лет водительские права, и в моей нормальности никто никогда не сомневался.
Учитывая результаты судебно-психиатрической экспертизы приемной семьи и более детальное расследование обстоятельств дела, суд принял решение: в иске Налтакяну отказать в полном объеме, а это значит, что Вовка остается жить в семье своих приемных родителей.
Возможно, Завен Налтакян понял свою давнюю ошибку, когда его семья ребенка не приняла, и всеми этими бесконечными судами пытается ее исправить. Но Вовка же растет, и если сейчас его и без того изломанную жизнь перегнуть еще раз, может случиться непоправимое. Наверное, понимает это и его кровная мать Ирина Хахонина, поэтому и молчит на судебных заседаниях, а утешение находит в остальных детях.
Андрея и Татьяну ждет теперь новый суд, процедура усыновления должна быть пройдена по закону еще раз. Татьяна надеется, что к дню рождения Вовки в начале сентября у него будет уже новое свидетельство о рождении, и он наконец-то пойдет в детский сад, о котором уже давно мечтает. Новая жизнь только начинается. Будь счастлив, Вовка!

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий