Поиск на сайте

«Открытая» продолжает просветительский проект, посвящённый Ставрополю и его окрестностям: «Город, где жить молодым»

 
Несмотря на о, что Третья Речка большей частью протекает по открытой местности, вне домов и гаражных кооперативов, добраться до неё оказалось непросто. Зато какое получаешь наслаждение!
 

Авторы «Открытой» продолжают свое путешествие по Ставрополю и его окрестностям в сопровождении бессменного экскурсовода - члена Русского географического общества, автора ряда книг по краеведению Василия Гаазова, возглавляющего «Эко-центр человека» при 25-й гимназии краевого центра.

Газета рассказала уже о таинствах Русского, Татарского, Мамайского, Члинского и Кругленького лесов. Пешком обошли мы крупнейшие водоемы Ставрополя. Еще краеведы позапрошлого столетия удивлялись, что в степном городе, расположенном на возвышенности, так много родничков, речушек, озер и прудов. И хотя речки не отличаются полноводностью, все без исключения удивляют геологическим разнообразием рельефа - крутыми, обрывистыми берегами, небольшими водопадами, красивыми поворотами.

Мамайка, скажем, в царские годы служила еще и естественной границей города на юге, отделявшей его от хуторов и предместий. А сколько есть речек, о которых современный горожанин даже не слышал: Бучинская Гремучка, Вербовая, Грушевая, Вишневая, Липовая… Иные речушки до нашего времени, увы, не дожили. Например, ручей Лягушевка, который протекал в районе улицы Кузнечной (ныне Голенева), или река Желобовка, свое начало берущая в центральной части города, но надежно вместе со всеми притоками упрятанная в коллектор (открытый участок находится в бывшей Воронцовской роще).

В давние времена летом маловодные речушки в Ставрополе пересыхали, но питьевой водой город снабжался из почти полутысячи колодцев, многие из которых поныне остались лишь в летописях. Да  и то, как говорилось в статистическом сборнике Кавказского наместничества за 1854 год, в нижней части города вода в колодцах была крайне дурной - соленой и горькой, а потому пригодной разве что для мытья посуды и стирки.

 Было и несколько бассейнов. Несколько водосборников на основе Карабинского источника построил на собственные средства купец Гавриил Тамамшев, почетный гражданин Ставрополя и Тифлиса. Главным источником жизни Форштадта, пригорода Ставрополя, служил когда-то родник Корыта - название его произошло от установленных больших дубовых корыт.

На этот раз мы решили поближе ознакомиться с одной из самых малознакомых речушек города - Третьей Речкой, несмотря на то, что протянулась она почти на семь километров по территории Ставрополя, Михайловска и хутора Вязники. И мы прошли эту небольшую речушку, на которую, словно четки на нить, нанизаны два десятка прудов, от истока до места слияния ее с Мамайкой.

 
Засекреченный Утятник
 

Считается, что Ставрополь - город дачников, и это сущая правда.

Вот лишь несколько цифр: в черте города расположено две с половиной сотни садовых, дачных и огородных товариществ общей площадью 7,5 тысячи гектаров. Это треть территории краевого центра. Числится в этих товариществах 225 тысяч человек, то есть каждый второй ставропольчанин.

Но есть и оборотная сторона медали - большинство этих дачных кооперативов ныне пребывает в жутком запустении: ни дорог, ни воды, ни электричества, поваленные заборчики, разобранные сарайчики… И в этом мы убедились лично, пройдя по балке Третьей Речки.

Начинается балка от садоводческого товарищества «Арония», что на улице Зеленая Роща. Здесь, в лабиринте улочек, плотно застроенных домами и домишками самого разного достатка, спрятались три ручейка. Если взглянуть на карту, то похожи они на гусиную лапку: три тонкие ниточки сходятся у пруда, который расположен посреди кооператива «Ручеек красненький».

Массовая застройка в этих местах началась в послевоенные годы, а сейчас здесь огромный микрорайон, в котором даже с GPS-навигатором заплутать ничего не стоит. Несколько раз электронные мозги заводили нашего водителя Сашу совершенно не туда. А если к этому добавить еще и практически полное отсутствие дорог, то без шипованной резины в этих местах делать нечего.

Пруд (назовем его Гусиной Лапкой) достаточно приличный, только рыбой в нем, кажется, не пахнет. За дамбой, по которой проходит дорога, начинается глубокая и широкая ложбина, где тонким ручейком в сторону железной дороги и струится речка. По прямой до «железки» - с полкилометра. Сногсшибательных видов здесь нет, но пройти любопытно, что мы и предприняли.

Вдоль железнодорожной насыпи тянется редкий лесок, который перемежается прогалинами: остановки 144-й километр, 145-й, 146-й... Каждая остановка - одинокая платформа с ржавыми перилами. Когда-то здесь, по всему, были сторожевые будки, по дороге курсировал дачный пригородный поезд до Пелагиады, отмененный за нерентабельностью. А сегодня ни души, только ветер гуляет.

Вернувшись назад, что стоило немалого труда (идти-то в гору!), мы на машине дальше отправились искать балку Третьей Речки, но уже с другой стороны. От пруда до проспекта Кулакова - рукой подать, дальше - по Северному обходу. Притормозили возле дороги, ведущей направо к Баевскому пруду, больше известному как Утятник. Название это родилось, видно, из близкого соседства пруда с птицетоварной фермой, которая выросла на месте гигантской в советское время Шпаковской птицефабрики.

Утятник - весьма популярное место у любителей рыбалки, которые охотно делятся потом своими трофеями в Интернете: карпами, сазанами, карасями... Только вот добраться до пруда очень непросто. Дорога, на которую мы свернули, оказалась перекрыта. Кем, на каком основании?.. Можно, конечно, было дернуть прямо по полям, но для этого нужна по меньшей мере «Нива».

Если на авторазвязке свернуть на Чапаевский проезд и проехать с километр в сторону города, то справа будет площадка для квадроциклов. Отсюда тоже есть дорога к Утятнику, но и она перегорожена железной решеткой с амбарным замком.

Кстати, до революции Чапаевский проезд назывался Михайловской дорогой, поскольку вела она прямиком из губернской столицы в Михайловскую казачью станицу. В 1832 году по приказу командующего войсками Кавказской линии генерал-лейтенанта Алексея Александровича Вельяминова крестьян пяти сел, разбросанных севернее губернской столицы, перевели в казачье сословие и приписали к Ставропольскому полку. Так возникла станица.

Но это другая история. А современные реалии таковы: до Утятника без хорошей машины не добраться. Можно, правда, пешком, но таких романтиков почти не осталось.

 
 
Наследие Туапсинской дороги
 

Проехав дальше по Чапаевскому проезду, оказываемся на мосту, под которым и протекает Третья Речка. Наверняка любой автомобилист, который мчался по этому шоссе, замечал справа (если ехать в Ставрополь) в низине огромные заброшенные корпуса. Это тоже «наследие» Шпаковской птицефабрики и опытного предприятия «Ставропольское», земли которых в лучшие времена простирались на несколько гектаров.

Подъезжаем к корпусам и с удивлением обнаруживаем посреди разбитой, почти отсутствующей дороги прогнутый шлагбаум с грозной табличкой «Охраняется собаками». Завидев машину (видать, люди тут гости нечастые), из будки неподалеку и впрямь появляется собака. Присаживается и с любопытством наблюдает за нами.

Уже после узнаем, что огромное поле, ограниченное железной дорогой, Чапаевским проездом и Северным обходом, площадью более 240 гектаров, года четыре назад выкупил Иван Тимошенко, бывший мэр Ставрополя. А часть балки Третьей Речки с прудами принадлежит другому бизнесмену, некоему Баранову, который собирается построить здесь дачный поселок «Чапаевская слобода».

Ну а пока здесь не появилось еще жилого массива, спокойно спускаемся к речке, которая протекает в сторонке от дороги, тоненький ручеек, спрятавшийся в неглубокой ложбине. Дальше речушка ныряет под мост и выныривает уже по другую сторону Чапаевского проезда.

Отправляемся и туда. Раньше, похоже, здесь был рабочий поселок птицефабрики. У дороги несколько обитаемых многоэтажных жилых домов, но людей почти не видно. Из подъезда выходит дед и пристально наблюдает за нами.

Яркая достопримечательность заброшенного поселка - это большой каменный мост, который перекинут через балку Третьей Речки. Его отлично видно с автотрассы, но редко кто задумывается, что вообще за объект это.

Между тем остался он в наследство от Туапсинской железной дороги. Раньше эта дорога имела несколько направлений, и одно из них - от железнодорожного вокзала в Ставрополе до станции Старомарьевской. Петляла она вокруг безымянного ручья (ныне вокруг него вырос поселок Селекционная станция), Ташлы, а затем пересекала балку Третьей Речки и уходила в сторону Старомарьевской. Среди дачных поселков и поныне осталось множество заброшенных мостов, изучению которых «Открытая» посвятит отдельную публикацию.

В пределах Ставрополя часть Туапсинской железной дороги проходит вдоль Михайловского шоссе, а затем тянется до промзоны на Селекционной улице. Прежде ее активно использовали для перевозки грузов с заводов поршневых колец и железобетонных изделий, картонной и фармацевтической фабрик, асфальтобетонного и инструментального заводов...

Да, было дело, жизнь кипела.

 
Эй вы, в небе, привет!
 

Но вернемся на Третью Речку.

Проехав рабочий поселок, встречаем по пути вереницу заброшенных корпусов фермы. В некоторых, правда, теплится жизнь: снуют рабочие, на дороге разлеглись охранники-псы. Похоже, старые корпуса эксплуатируют фермеры. Завидев машину, собаки заливаются звонким лаем.

Дорога приводит нас к каскаду прудов на Третьей Речке, которую поочередно перегородили несколькими дамбами. Сама речушка в траве едва угадывается - тонюсенький ручеек, который разливается в лужи. Но весной здесь, по всему, бывает полноводье, а вода устремляется дальше, в сторону Ташлы - до места слияния рек от последней дамбы примерно два километра по полям.

Каскад прудов некогда облюбовали любители отдыха, которые приезжали сюда, подальше от городской суеты, посидеть с удочкой на берегу. Позднее один из прудиков отошел под рекреационную зону, а два других вошли в территорию карьера керамзитовых глин (это такая легкоплавкая глина, из которой путем обжига получают керамзит).

Лет пять назад здесь почти полностью срыли земляную дамбу, так что вода резко ушла, а рыба с наступлением морозов перемерзла. Нынче же эти водоемы и вправду представляют грустное зрелище - мелкие, с обрывистыми берегами.

Взобравшись на пригорок, непролазно поросший тростником, окидываем окраины взором. Это только кажется, будто мы посреди бескрайней степи: городские кварталы подступают все ближе, до них всего-то с километр.

Вдруг девственную тишину разрывает гул двигателя: совсем низко пролетает самолет, набирающий высоту. Мы дружно помахали летчикам, а самолет помахал нам крыльями. От неожиданности и восторга, что наше теплое приветствие было замечено летчиками, водитель наш Саша во все горло закричал «Ура!!!».

 
 
Главное - не скучать!
 

Наконец отправляемся в последний пункт нашего маршрута - к самому большому пруду, который в простонародье так и называют - Третья Речка. Проехать к нему можно по улице Пригородной, а затем мимо микрорайона «Радуга» до Ставропольской птицефабрики. Тут мы решили прогуляться, полюбовавшись видами.

По пригорку вдоль дороги проходит граница Ставрополя и Михайловска. Сама птицефабрика, а заодно и все ныне заброшенные ее постройки, рассеянные по округе, тоже входят в границы Михайловска.

С пригорка хорошо видны бескрайние поля, которые лишь у самого горизонта обрываются редким леском. Именно за ним, похоже, и скрылся Баевский пруд, Утятник, до которого мы так и не добрались. Правее - оживленная автострада, Чапаевский проезд, а левее, за железной дорогой, дачный кооператив «Горка». Название не просто так выбрано, а привязано к Лысой горе. «Гора», впрочем, сказано громко - это возвышение в 530 метров над уровнем моря с безлесной верхушкой.

А вот жить в этих местах, откровенно говоря, некомфортно - со стороны птицефабрики постоянно исходит специфический запах.

Прямо у дороги ограда с покосившейся сторожкой, за которой начинается земляная насыпь. Оказывается,  здесь когда-то начинали строить пруды-отстойники, но с распадом страны Советов работы заморозили и свернули. А сама Шпаковская птицефабрика прекратила заниматься разведением кроликов, нутрий и перепелок.

С пригорка хорошо видны несколько прудов. Как рассказал нам повстречавшийся местный мужичок, бывший работник птицефабрики, земли эти вместе с прудами выкупил в свое время бывший водитель директора предприятия. Нынче тут находится база отдыха с пляжем, рыбалкой и конным клубом. По склонам балки рассыпаны многочисленные дачи - это кооперативы «Ромашка», «Монтажник».

Хотя Ставрополь и город, и считается городом дачников, но живется им, бедолагам, несладко. Помнится, года три назад в редакцию пришли люди  из садоводческого товарищества «Монтажник» и рассказали такую историю.

В течение ряда лет в дачных кооперативах регулярно вспыхивают домики. За ночь сгорают одновременно несколько строений, и, что удивительно, не соседних, а в разных местах. Раньше пожарные, пусть и с опозданием, прибывали и боролись с огнем, но в очередной раз по вызову в «Надежду» добраться не смогли.

Как оказалось, незадолго до этого неизвестный и в итоге не установленный полицией гражданин перекопал экскаватором плотину пруда, по которой проходила дорога к садоводческому товариществу. А поскольку это была единственная дорога сюда, дачи продолжили полыхать без всякой надежды на спасение.

Обращение во властные структуры ровным счетом ничего не дало. Разве что констатировали: садоводческие товарищества находятся на территории Ставрополя, а дорога, ведущая к ним, - в Шпаковском районе. А между тем вникнуть надо было бы глубже.

Например, в то, что не стало жизненно важной дороги, по которой дачники добирались до своих участков, а теперь оказались отрезаны от цивилизации. Не стало водоема, предназначенного для забора воды в случае пожаров в районе улиц Чапаева, Пригородной, а также на птицефабрике. Как только спустили пруд, на него перестали садиться лебеди. И подобных жалоб на сайте минприроды края полно.

…Завершили мы наше путешествие около поросшего редким леском пруда, который плотно обступили со всех сторон дачные домики. Находится он недалеко от базы отдыха, в сторону железной дороги. Места эти, скорее, наводят на грустные мысли. Не чувствуется хозяйской руки, которая могла бы облагородить эти огромные территории, вдохнуть в них жизнь, ведь и окраинными их не назовешь.

Но - не унывать! Во всем, друзья, уметь надо видеть позитивное начало.

 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
 
 
P.S. В следующий раз мы посетим урочище «Ташлянский склон», а также пройдем по руслу самой полноводной реки в городе - Ташлы, в которую впадают воды Члы и Третьей Речки. А если позволит погода, то побываем в урочище «За бойней» и на прудах поселка Селекционная станция.
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий