Поиск на сайте

Занимательное краеведение: путешествуй вместе с «Открытой»

Маршруты, которые мы выбираем

Поход первый: станица Темнолесская – хутор Холодногорский

А еще мир прекрасен потому, что можно путешествовать!
Убедиться в справедливости этих слов несложно, для этого надо только на время почувствовать себя путешественником. В сущности, все мы путешественники, идущие по дороге жизни, но этого мало. Надо пробудить в себе детскую радость познания, и тогда мир предстанет в ином свете.
К 110-летию со дня рождения известного географа, автора «Занимательного краеведения» Владимира Георгиевича Гниловского, нашего ставропольского Жака Паганеля, мы решили пройти по тем местам Ставропольской возвышенности, по которым в середине прошлого века ходил ученый, изучая и описывая их.
Свое путешествие мы разбили на несколько маршрутов, которые, если проследить по карте, в итоге замкнут кольцо. Но не простое - сарматское! Однако по порядку.
Где шумел прибой, там шуршит ковыль

 

Владимир Георгиевич Гниловской был первым, кто комплексно взглянул на Ставропольскую возвышенность, до него о ней имелись лишь разрозненные сведения.

В 1952 году в институте географии АН СССР он успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему «Особенности геоморфологии юго-западной части Ставропольской возвышенности». Для неискушенного читателя стоит пояснить: греческое слово «геоморфология» означает науку о рельефе, его внешнем облике, происхождении, истории развития.

А теперь мысленно повернем колесо времени на миллионы лет назад, и Ставропольская возвышенность снова окажется в пучине морей. Под воздействием внутренних сил Земли то и дело Кавказ предпринимал попытки освободиться из морского плена, и, наконец, на поверхности показались южные территории Ставрополья. Море, возникшее на Северном Кавказе, носило название Второго Средиземного.

Но горообразование на этом не завершилось, и от величественного моря остались лишь небольшие лоскуты, разделенные огромными участками суши. Эти водоемы сменяли друг друга, однако самую яркую страничку в древнейшей истории нашего края оставило пресное Сарматское море, плескавшееся 14-10 миллионов лет назад.

Сперва море откладывало глины с прослойками мергеля, затем, по мере того как поднималось дно, осаждало пески. В последний период своей жизни море образовало мощный пласт известняка-ракушечника.

Морской характер горных пород Ставропольской возвышенности виден сразу. В глинах встречаются отпечатки рыб и водорослей, а про ракушки и говорить не стоит. Если хорошо поработать геологическим молотком, да еще в нужном месте, можно обнаружить кости китов, дельфинов и тюленей.

Между тем тысячелетия сменяли одно другое, волны перетирали раковины моллюсков, земная кора выпирала наружу, и вот эпоха моря сменилась эпохой суши. Так родилась Ставропольская возвышенность, растянувшаяся между 44о 13, и 46о 00, северной широты и 41о 00, и 45о 30, восточной долготы. Границами ее служат на севере и северо-востоке гигантский прогиб Кумо-Манычской впадины, на юго-западе и юго-востоке - водные преграды Кубани и Кумы, а на юге по ее границе проходит магистраль Северо-Кавказской железной дороги.

Одним словом, Ставропольская возвышенность - это дно древнего Сарматского моря, а самая верхняя его часть сложена из известняка-ракушечника.

В свое время в Ставрополе активно использовали этот природный материал для строительства не только домов, но и простых заборов, которые  сегодня можно встретить в старых кварталах. Один из открытых карьеров известняка-ракушечника находится в Мамайском лесу, в урочище Корыта, но это уже другая история.

Отдай дань традиции - заведи дневник туриста

Ныне Ставропольская возвышенность представляет собой плато, сильно расчлененное глубокими долинами рек, балками и оврагами.

Большая часть территории находится в нашем крае в междуречье Маныча, Кубани и Кумы, а часть у наших соседей краснодарцев (гора Баба). Самая высокая точка Ставропольской возвышенности - гора Стрижамент (831 метр над уровнем моря), расположенная в Центральной гряде.

В рельефном плане на возвышенности можно выделить Ставропольские (659 метров) и Прикалаусские (691 метр) высоты, Сенгилеевскую и Янкульскую котловины, а также Грачевскую депрессию (понижение).

Но для нас важно, что Ставропольская возвышенность - это настоящий природный музей под открытым небом. В этой маленькой горной стране все вершины словно срезаны и ровные, как поверхность стола.

Впервые попав в этот мир разновеликих вершин, впадин, балок, седловин и косогоров, легко растеряться - для неопытного путешественника весь этот хаос совершенно не поддается никакой расшифровке и внятному описанию.

Чтобы почувствовать себя уверенно, конечно, нужен опыт - только он и дает понимание того, что за кажущимся однообразием рельефа скрыто множество тайн. Чего стоят одни палеонтологические находки.

Много воды утекло с тех пор, как В.Г. Гниловской раскрыл секреты Ставропольской возвышенности. За более чем полвека изменились подъемы и спуски, реки и леса, изменился климат, наконец, другими стали мы сами. Но заглядывая в прошлое, надо верить, что и на наш век природа приберегла немало открытий. Только доверяет их тем, кто упорен в своем познании.

«Путешествия потеряли бы половину своей прелести, если бы о них нельзя было бы рассказывать», - записал в своем дневнике страстный натуралист Николай Михайлович Пржевальский.

Мы расскажем о наших путешествиях и впечатлениях в надежде, что ктонибудь из вас, уважаемый читатель, отложит в сторону нескончаемые повседневные дела и вслед за нами отправится побродить в окрестностях Ставрополя.

А чтобы почувствовать себя настоящим путешественником, по совету Гниловского ведите дневник. Когда-нибудь ваши внуки прочитают записи и, вдохновившись, пойдут уже по вашим следам.

Походы по сарматскому кольцу ставропольского Жака Паганеля, возможно, послужат для вас не только источником вдохновения, но и полезной инструкцией.

Кроме шуток: компас - ваш друг, товарищ и брат

Когда В. Гниловской с группой авторов в книге «Экскурсии по Ставрополью» описывал маршруты, эпиграфом выбраны были слова «всесоюзного старосты» М. Калинина:

«Все мы много говорим о воспитании патриотизма, но ведь это воспитание начинается с углубленного познания своей родины».

Кто бы спорил, но вопрос тут в другом: познание родины требует определенных усилий. Раньше было проще. Инициатива московских пионеров отряда имени Миклухо-Маклая по изучению родного края нашла широкий отклик среди всех школьников огромной страны, в том числе на Ставрополье. Движение стало массовым.

Учителя, пионервожатые школ, воспитатели детских домов дружно отправились в походы. Дети и взрослые собирали коллекции растений и минералов, применяли на практике познания в географии и математике, изучали местный фольклор.

Более того, экскурсии сопровождались общественно-полезной работой - путешественники собирали семена, помогали колхозам, выпускали стенгазеты и проводили вечера художественной самодеятельности.

Что, уважаемый читатель, которому за сорок, вспомнил детство? Теперь полагаемся на самих себя. Впрочем, пора и к делу.

Независимо от сложности пути при себе нужно иметь компас, перочинный нож, спички, походную аптечку и, как договорились, записную книжку.

Особо пытливым советуем прихватить сачки, коробочки для образцов растительности и гербарные папки. Кто твердо намерен обнаружить отпечаток бабочки, стрекозы, жучка или древнего растения, не забудьте геологический молоток.

Есть бинокль - обязательно берите и его. Если не дойдете до очередной вершины, то хотя бы рассмотрите ее. Да и в плане безопасности бинокль тоже вещь полезная. С гор хорошо видны лесополосы, но вот увидеть невооруженным глазом скрывшуюся за ними дорогу - сложнее. А любая дорога - это путь к дому, пусть и не самый прямой.

Нелишне предупредить: при движении от горы Сейна до горы Холодной есть вероятность набрести на фермерское владение. Тогда придется плутать и петлять, а приятное путешествие превратится в изнурительный поход.

Но куда большие неприятности ждут того, кто отправится в туманную погоду без компаса - в этом случае можно проблуждать и сутки напролет. Да и дело тут не столько во времени, сколько в выдержке. На скорую помощь полагаться не стоит - хоть кричи, хоть друзьям названивай.

И еще один совет, простите за назидательность, - не оставляйте после себя мусор. В однодневных походах, уж точно весной и летом, можно обойтись без костра. Не пишите на скалах вроде «Вася и Маша были здесь».

К слову, в 1968 году экспедиция краевого отделения Общества охраны памятников истории и культуры обнаружила надпись, высеченную в камне на французском языке: «И дым Отечества нам сладок и приятен». Вот и повод перечитать великого Грибоедова, а с ним такого же великого Державина.

Итак, первый свой маршрут мы проложили от станицы Темнолесской до хутора Холодногорского. Если, как говорят, не гнать лошадей, при благоприятных условиях его можно пройти часов за шесть. Мы уложились в восемь - пару раз пришлось обходить кошары.

Карася ловите в речке, а древнюю рыбу - в камне

Станица Темнолесская в крае и за его пределами известна давно. Основана была в 1794 году донскими казаками, участниками бунта, не пожелавшими переселяться на Кавказскую линию. Не захотели добровольно - прибыли на линию под конвоем.

По истории поселения книг написано достаточно, а нам важно знать, что от Ставрополя до станицы 20 километров и добраться до нее можно на автобусе с остановки на улице Доваторцев.

Расположена Темнолесская в верховьях реки Егорлык, в пределах Ставропольской возвышенности, которую и предстоит изучить нам.

Станица встретила нас петушиным криком и блеянием овечек. Несмотря на ранний час, на лужайке резвились дети. Словно хорошие их знакомые, тут же, на лужайке, бродили куры, щипала травку коза. «А в городе, - невольно промелькнула мысль, - детей за деньги в зоопарк водим, чтобы посмотреть такую же точно козу».

Ближайший объект нашего путешествия - гора Сейна, добраться до которой удобнее всего от центра станицы, там, где находится памятник воинам, погибшим в Гражданской и Великой Отечественной войнах. Поскольку это отправная точка пути, для чистоты эксперимента даем координаты: 44о 52, 224,, северной широты и  42о 02, 991,, восточной долготы.

Тут же со стороны станицы на другую сторону Егорлыка весьма кстати перекинут мостик. Речушка, хотя и не глубокая (думается, летом в некоторых местах она и вовсе пересыхает), но штурмовать крутые ее берега не стоит. А если накануне прошел дождь, у вас есть все шансы испытать на прочность свои новенькие кроссовки.

Каково же было наше удивление, когда мы увидели одного, затем второго и третьего рыбака! Мужики сидели с удочками на расстоянии метров тридцать друг от друга. Но еще больше поразило то, что здесь, оказывается, вовсю ловится плотва, карась, голавль и усач.

Поднявшись немного выше по течению, мы отыскали пологий спуск к речке, вооружились геологическими молотками и принялись за работу. Каждый мечтал найти в куске камня послание из глубины веков. Чтобы мечта сбылась, камни надо выбирать плоские, вроде слоеного пирога, и колоть их с торца, как бы отсекая один пласт от другого.

И нам повезло: «раскрыв» очередной камень, взору предстал четкий отпечаток существа, напоминающего листоблошку. Завернув трофей в газету, мы отправились дальше.

Путь лежал на север, в гору, в направлении Сейны. По мере удаления от станицы одни звуки сменялись другими: незаметно смолкли командные выкрики петухов, и степь во всех безграничных своих просторах зазвенела мелодичными голосами жаворонков.

Роса еще не сошла, искрясь в лучах восходящего солнца, нежно гулял ветерок. Приятно вдохнуть горький запах полыни, растерев в ладошках ее напитанный молодыми соками лист.

Все чаще под ногами мелькают одуванчики, и не перестаешь удивляться, до чего же в природе все продумано. Один ярко-желтый, весь пламенеет еще весной, а другой, сосед его, уже побелел и растерял половину своей сферической шапочки. Случись, что выпал вдруг снег или ударил мороз, а одуванчику они не страшны. Одни особи, конечно, погибнут, но как вид цветок уцелеет.

Все чаще небольшими островками склоны горы украшают фиолетовые островки мышиных гиацинтов. Обалденно-то как!

Мы поднялись до середины склона. Внизу, в долине Егорлыка, раскинулась Темнолесская. Далеко за станицей видны очертания Стрижамента, немного правее - гора Недреманная. Повсюду по склону открылись небольшие зеркала прудов и пестрые стада коров, заскучавших за зиму по знакомым пастбищам и свежему корму.

Еще немного на север - и станица скрывается из виду. А вместо нее немного левее по ходу движения неожиданно вырастают высотки Юго-Западного района Ставрополя. Дома кажутся игрушечными, как спичечные коробочки. В тех коробочках можно прожить всю жизнь и не знать, что где-то не так далеко есть станица Темнолесская, над которой волной древнего Сарматского моря нависает гора Сейна.

А в награду - обретённая на вершине свобода

В местах, где склон в результате оползней поднимается гигантскими ступенями, на отвалах встречаются гипсовые кристаллы, напоминающие стекло. Через некоторые, толщиной в сантиметр, все отчетливо видно.

Когда миллионы лет назад здесь плескалось море, на дне его оседала глина, в которой содержалось много солей. Моря нет, но сами после дождя вымываются и начинается кристаллизация. Расположенные близко друг к другу кристаллы срастаются, образуя гипсовые пластинки.

Чем выше, тем больше взору открывается прудов. Некоторые достаточно скромные, но есть и такие, где вполне можно покататься на лодочке. Одно, пожалуй, смущает в этой идиллии - нестерпимо громкое кваканье лягушек, заглушающих небесные трели жаворонков.

Пройдя с километр в сторону городских многоэтажек, мы свернули к каменной гряде Сейны, которую без труда можно узнать по навесу, вроде гигантского козырька. Здесь, с более пологой стороны горы, подняться на нее удобнее всего.

Вот и первые каменные глыбы. Даже сложно передать внутреннее состояние при встрече с ними. Уважение к их нерушимости и твердости? Не случайно памятники делают из камня.

Но, увы, ничто не вечно. Вот и эти глыбы покрылись лишаем и мхом и скоро превратятся в песок.

До вершины рукой подать, но спешить не стоит. Пока есть возможность, надо насладиться этими последними метрами, которые отделяют от цели. Воображение не терпит суеты, мечтайте и фантазируйте - здесь и сейчас. Там, наверху, будут более яркие впечатления, но уже другие.

Прежде чем подняться на плоскую вершину, мы прошли вдоль гребня каменной волны, нависшей над нами. Не случайно Сейну жители Темнолесской называют Навесом.

В некоторых местах скалы образуют углубления, где вполне можно укрыться в самый буйный ливень. Тут, наверное, здорово посидеть в дождь у костра, почувствовать себя пастушком евангельской поры. В такие минуты уединения многое открывается.

Под бронирующей плитой известняка, покрывающей вершину, залегает слой сарматского песка, в котором таятся конкреции. Отличить их несложно - это каменные шарики и округлые лепешки.

Вода, просачиваясь по трещинам известняка-ракушечника, насыщалась известковым раствором, который и сцементировал песок в такие забавные штуковины желтоватого цвета. Чего не увидишь только в игре форм: зверушек, гроздья винограда, земляные орехи, грибы! Владимир Георгиевич Гниловской любовно называл их цацками.

Но у природы - великого скульптора - свои тайны и «кулинарные» рецепты, позволяющие лепить такие шедевры. А потому, можно предположить, природа в своей работе использовала еще водоросли и микроорганизмы.

Набрав полные карманы «сувениров», мы, наконец, выбрались на ровную, как стол, вершину Сейны. На картах прошлого века ее высота достигает 663 метров, но навигатор, если пройтись вдоль южной ее оконечности, показал место на пять метров больше (44о 53, 321,, северной широты и  42о 03, 504,, восточной долготы). Карта наша хоть и подробная, но составлена была еще в прошлом веке, а современных - поди сыщи!

Вид отсюда просто сказочный, лепота, да и только! В ясную погоду хорошо виден Бештау и другие окрестности Пятигорска. Но главное, может быть, в том, что сверху по-другому понимаешь, что такое простор. А где простор, там и свобода - внутренняя, духовная.

О политике - ни слова, политика осталась внизу, в пространстве городов, теленовостей, предвыборных надежд и обещаний. Эта обретенная вами свобода на вершине горы останется с вами навсегда.

Загадки и тайны природной лаборатории

Сейна ничем не отличается от других ставропольских гор и имеет общее для всех геологическое строение. Ее подножие сложено глинами, выше которых залегает песок, а сама вершина покрыта мощным пластом известняка-ракушечника.

Ветер, почти постоянно гуляющий на вершине, образует ниши и карнизы, нависающие над склоном причудливыми козырьками. Но проходит время, и они обрушиваются, создавая на склоне каменный хаос. В союзе с солнцем и водой ветер обнажает столовую гору, открывая тайны Среднесарматского моря.

Любопытными краеведческими находками на склонах Сейны могут стать дендриты. Представьте себе миниатюрные сказочные изваяния меньше сантиметра, очень напоминающие снежинки, только черные. Они, словно упав к нам с неба, застыли на серой поверхности горной породы. Кажется, дотронься до них - и они тут же исчезнут. Под увеличительным стеклом отчетливо видно совершенство их симметрии, выполненной искусным гравером - природой.

Но у этих снежинок есть интересное свойство - они образуют сложнокристаллические образования древовидной ветвящейся структуры. Поэтому их можно спутать с отпечатком древней водоросли, и только присмотревшись, понимаешь, что природа этих узоров совсем иная. Дендриты могут быть не только плоскими, но и трехмерными в открытых пустотах - правда, не в наших местах.

О таких ветвящихся образованиях доступно пишет в своей книге «Занимательная минералогия» один из основоположников геохимии, «поэт камня» академик Александр Евгеньевич Ферсман. В его честь, к слову, назван минерал ферсманит. Но одно дело прочитать, другое - найти самому, особенно когда поиск ведешь наугад. Сколько же нужно переколоть камня, чтобы увидеть дендриты!.. Мы до них так и не добрались.

Но уж точно у гребня «волны» можно насобирать известково-песчаные конкреции. Они невероятно похожи на кораллы или грибы оленьи рожки. Иногда - пеньки с разветвляющимися корнями или избушки на курьих ножках.

Отдохнув на Сейне с видом на Стрижамент, можно пойти двумя путями: вернуться назад той же дорогой или двинуться дальше, чтобы осмотреть горы Круглую и Бударку, а затем через Холодную спуститься к дороге, ведущей в Ставрополь. Решать вам.

Мы легких путей искать не стали и отправились в сторону Круглой. Но об этом в следующем номере.

Василий ГААЗОВ,
Олег ПАРФЁНОВ
 

Окончание в следующем номере

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий