Поиск на сайте

Зачем Ставрополью нужен закон «О миссионерской деятельности»

 
Краевой комитет по делам национальностей и казачества готовит проект закона «О миссионерской деятельности на территории Ставропольского края». Об этом заявил на днях начальник сектора по взаимодействию с общественными и религиозными организациями Сергей Зинев. Зачем нужен этот закон, не совсем понятно. Ведь большинство регионов страны от таких документов уже отказались, поняв, что регулировать работу миссионеров «на бумаге» невозможно.
 

Первый закон «О миссионерстве» был принят в Тульской области еще в 1994 году, ее примеру последовали многие регионы. В основном это касалось Центральной России, куда в те смутные годы потянулись как протестантские пасторы, так и просто откровенные сектанты. Естественно, это вызвало недовольство РПЦ, которая теряла монополию на истину.

Суть большинства этих законов сводилась к следующему. Касались они деятельности иностранных религиозных миссий, которые для ведения проповеднической работы отныне должны были получать разрешения. При правительстве того или иного региона создавался особый орган – экспертно-консультативный совет, который и занимался аккредитацией (или регистрацией) иностранных миссионеров.

Бумага, как правило, выдавалась сроком на год, и только получив ее, проповедник и мог приступать к своим обязанностям. Причем даже порядок миссионерских проповедей жестко регламентировался: например, проводить встречи в учебных заведениях можно было, только заручившись согласием родителей детей. Нарушение этих условий каралось административными штрафами, и немалыми.

Впрочем, все эти региональные законы (где-то они были оформлены как постановления губернатора или местной думы) поработали недолго. Например, в Саратове он действовал всего полгода, в Пскове – год, в Томской и Рязанской областях – лишь полтора года...

Среди северокавказских регионов действовал такой закон только в Ингушетии (с 2000 по 2003 год). А вот, скажем, в Краснодарском крае, который после распада СССР тоже столкнулся с массовым пришествием протестантов, проект закона еще в 2002 году разработали, но принимать не стали.

Как, кстати, и в Калмыкии, где проект закона находился на рассмотрении парламента больше года, и все это время в обществе продолжались горячие споры о нужности его принятия. Точку в этом споре в 2006 году поставила прокуратура Калмыкии, которая посчитала законопроект противоречащим Конституции – умаляющим свободу совести.

Единственный регион, где закон отменили в судебном порядке, – это Удмуртия. Документ, принятый в 1996 году, запрещал вести миссионерскую деятельность иностранцам, которые приехали в республику как туристы или с деловыми целями. И эту норму посчитали неконституционной (умаляющей свободу совести) удмуртские евангелисты (протестанты), которые и обратились с иском в суд.

По настоящий день законы «О миссионерстве» продолжают действовать только в шести регионах страны, из которых пять расположены в ЦФО (Белгородская, Костромская, Курская, Смоленская и Воронежская области).

Также прошлой весной был принят такой закон и в Еврейской автономной области. Правда, он касается уже не только иностранных миссионеров, но и приехавших из других регионов России. Уполномоченным органом (который выдает им разрешение на проповеди) является областное управление по внутренней политике.

Видимо, на этот образец будет ориентироваться и Ставрополье, принимая собственный закон. Хотя очевидно, что главная цель закона – отсечь вовсе не протестантских пасторов, а исламских эмиссаров, которые уже много лет ведут деструктивную работу на востоке края. Но в борьбе против них никакой закон не поможет!

Представьте: по подсчетам спецслужб, сейчас в Сирии воюет несколько десятков молодых ребят из восточных районов Ставрополья. Скоро они вернутся домой и, наверняка, с ходу начнут вести пропаганду среди единоверцев. Так неужто перед этим они завернут в краевую столицу, заглянут в правительство и получат здесь справку «проповедь одобрена»?!

Да конечно нет! Да и не задача это государства – решать, какое толкование ислама является единственно верным. Нынешние исламские лидеры, лояльно настроенные к государству, должны конкурировать за души молодежи в открытой идеологической борьбе. А эта задача посложнее будет.

Впрочем, над ней в краевом комитете по делам национальностей и казачества тоже бьются. Например, по словам Сергея Зинева, правительство Ставрополья готово заключить соглашение с Казанским исламским университетом о подготовке имамов. Кроме того, решается вопрос о создании в крае собственного медресе (религиозного училища), которое будет действовать на базе официально признанного муфтията. То есть радикалам вход сюда должен быть закрыт.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий