Поиск на сайте

На Ставрополье создано ведомство по утилизации радиоактивных отходов

 
Для большинства ставропольцев, причем даже образованных, проблемы радиации как бы не существует. На самом деле, признаются специалисты, для нашего региона она крайне актуальна.
 
 
 
 
 

Мало кто знает, что в сентябре 1969 года близ села Тахта (Ипатовский район) был произведен единственный в истории Ставрополья атомный взрыв. Маломощный, подземный (на глубине 725 метров), чтобы ускорить добычу газа на одном из крупнейших месторождений края.

Но все же самым проблемным объектом на Ставрополье остается Лермонтов, где ранее располагалось предприятие атомной промышленности «Алмаз». Добывали урановую руду (а также редкоземельные металлы, среди которых полоний, торий, таллий, сурьма) в недрах двух гор – Бык и Бештау.

Только в недрах Бештау в сталинские годы было пробурено почти полсотни штолен, общая длина горизонтальных и вертикальных стволов превысила 240 км. Ныне считается, что это самое протяженное подземное сооружение на всей территории России.

На Бештау был открыт рудник №1, а на Быке – рудник №2, затем из рабочего поселка горняков вырос единственный на Ставрополье «закрытый» город – Лермонтов. Восточнее него, в Калмыцкой балке, оборудовали хвостохранилище («хвостами» атомщика называют отходы уранового производства), куда вязкий шлам с завода «Алмаз» поступал по пульпопроводу. В нижней части хвостохранилища находился отгороженный грунтовой дамбой пруд-испаритель.

В 1975 году из-за экономической нецелесообразности была прекращена добыча урана на горе Бештау, а в 1990 году – на Быке. Площадь хвостохранилища завода к тому времени составила более 80 гектаров, складировано здесь было 12 млн. кубометров урановой породы!

Хвостохранилище – это, по сути, свалка радиоактивных отходов, отравляющих жизнь всем Кавминводам. И вот в 2007 году правительство утвердило федеральную целевую программу «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности», в которую была включена и рекультивация обоих рудников – на Быке и Бештау.

Работы проходили с мая 2011 по декабрь 2013 года. В частности, были снесены жилые и административные здания в рабочем поселке, снесены и наглухо замурованы входы в штольни. Работы проводило федеральное унитарное предприятие по обращению с радиоактивными отходами «РосРАО», учрежденное Росатомом.

Сейчас у этого предприятия существуют филиалы во всех федеральных округах. На минувшей неделе появился филиал и на Северном Кавказе – он базируется в Ессентуках, а возглавил его Андрей Балашов. Заниматься предприятие будет сбором, транспортировкой, переработкой и хранением отходов низкого и среднего уровня радиоактивности.

Как признаются специалисты, еще одна острая проблема для Ставрополья – то, что на предприятиях нефтегазового комплекса накопилось много оборудования, загрязненного природными радионуклидами. А ведь затем эти списанные трубы ставропольцы покупали для собственных нужд. И сколько сегодня в краевых селах километров «фонящих» водопроводов, никто не знает.

Природный источник радиоактивного заражения – не только нефть, но и водные источники Кавминвод. Радиоактивная шахтная вода, которая выходит из недр Бештау и Быка, раньше очищалась в прудах-испарителях. Однако затем пруды были уничтожены, и сейчас загрязненная вода идет в Подкумок, Золотушку, Джемуху, Куму, Кучук, Гремучку, а также в озеро Каррас...

Из единственной числящейся рабочей до сих пор штольни №16 происходит уникальная радоновая вода, которая используется в лечебных целях в радонолечебницах Пятигорска.

Радоновая вода есть и на Машуке, происходит она из теплосерного источника, однако из-за варварской и бездумной застройки Пятигорска заражена протечками из городской канализации. Поэтому сбрасывается она прямиком из радиоштольни в реку Подкумок, которая «пронзает» все города-курорты Кавминвод.

Масштаб опасности никто даже не пытался оценить... И вот теперь, после создания северокавказского филиала «РосРАО», будет налажен полноценный мониторинг таких загрязнений.

 
Антон ЧАБЛИН
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий