Поиск на сайте

Не знаю, зачем я пишу вам, - надежды быть услышанной у меня почти не осталось. Наверное, это письмо - крик души…

Я больше не знаю, к кому обращаться за помощью. И все-таки втайне надеюсь, его прочтет кто-то, кто сможет помочь...

В новогоднюю ночь с 2011 года на 2012-й мой хороший знакомый попал в аварию под  Буденновском. ДТП оказалось смертельным: один человек погиб, а мой друг, Руслан Нургушиев, получил серьезные травмы - перелом позвоночника в трех местах и защемление спинного мозга. В 23 года он оказался прикованным к постели. Руслан почти не двигается, лишь слабо и бесконтрольно поднимает руки и вертит головой. Не знаю, видели ли вы людей в таком состоянии, но это ужасающая картина...
Мы всегда думаем, что беда может случиться с кем-то другим, только не с нами, но это страшное заблуждение! В одно мгновенье наш близкий из здорового, крепкого, спортивного мужчины превратился в маленького, худенького, беспомощного человека. Но не перестал быть настоящим мужчиной - сильным духом, достойным, строгим, требовательным...
Сразу после аварии Руслана доставили в реанимацию Центральной районной буденновской больницы. Врачи месяц боролись за его жизнь и только в феврале перевели в обычную палату нейрохирургического отделения. В больнице говорили: с такими травмами пациент должен умереть на пятый день, но он остался жив!
Потом началась череда кошмаров. У Руслана одна за другой стали открываться язвы желудка. Несколько раз случалось внутреннее кровотечение. Остановилось сердце на две минуты - врачи откачали. Еще месяц в реанимации, аппарат вентиляции легких, кормление через трубку... Сейчас он опять приходит в норму. Сам дышит, ест, но главное - живет.
Все это время я пытаюсь куда-нибудь достучаться - в Минздрав РФ и края, Росздравнадзор, комитет по правам человека, сообщества по защите прав пациента, чтобы хоть как-то облегчить состояние Руслана, но все впустую. В наш век нанотехнологий, когда людей буквально собирают по частям и ставят на ноги, мы сталкиваемся с убийственным равнодушием медиков и чиновников.
Врачи просто не хотят возиться с тяжелым пациентом, с родственниками они беседуют неохотно и даже не дают советов, как и что лучше сделать, к кому обратиться.
В первые дни после ДТП Руслана собирались перевести в Ставрополь, так как не могли поставить точный диагноз (в Буденновске нет даже аппарата МРТ), ну и для последующей операции. Но все время находились причины, по которым перевод откладывался: то больной нетранспортабелен, то Ставрополь якобы отказывает в приеме и т.д. 
А 9 марта, сразу после праздников, заведующий отделением нейрохирургии Правдин заявил родным, что они могут забирать Руслана домой, или его отправят в Нефтекумскую райбольницу, по месту прописки (хотя там даже нет подходящего отделения).
Объяснений, на каком основании они собираются это делать, нам не дали. Мы обратились на горячую линию в Минздрав края. Ситуацию замяли, врачи угомонились, пациента оставили в больнице. К слову, несколькими днями раньше у Руслана, которого доктора готовы были выписать из больницы, остановилось сердце, и его еле откачали...
В первых числах апреля Руслана второй раз перевели из реанимации в нейрохирургию, а через три дня... опять подняли разговор о выписке! Якобы они не имеют права держать пациента дольше 30 дней, тем более его состояние стабилизировали и в помощи их больницы он больше не нуждается. И ничего, что от аппарата искусственного дыхания «стабильного» пациента отключили всего пару дней назад!
Мы написали жалобу в Росздравнадзор, но пока ее рассматривали, Руслана без разрешения родственников перевезли в Нефтекумск. И это при том, что сами врачи говорили: Руслан перевозке не подлежит, именно поэтому ему не выдают направление в Ставрополь.
Сейчас он в Нефтекумске. Местные доктора вначале говорили: вылечим пролежни и отправим в краевой центр на операцию. Но сегодня появились другие новости из больницы: через неделю Руслана отправляют домой - по мнению медиков, «какая разница, где пролежни лечить»? На вопросы об операции они сквозь зубы, с опущенными глазами отвечают: «А что операция? Кости уже срослись неправильно... в спинной мозг...»
Пошел четвертый месяц после аварии. Я только сейчас на конкретном примере увидела, насколько равнодушны люди. Насколько ненадежны друзья, как они по одному тихо уходят. Чувствую, как у близких - да что там, уже у меня! - потихоньку опускаются руки. Этот человек для меня столько сделал, а теперь его жизнь в опасности, но я НИЧЕГО не могу сделать.
До аварии у семьи Нургушиевых был дом в Нефтекумске. Два месяца назад его продали, все деньги ушли на содержание Руслана в больнице. Мама круглые сутки не отходит от сына. Отца в семье нет. Сейчас они выживают на заработок единственного брата и снохи.
Знаете, я открывала группы в Интернете, обращалась в благотворительные фонды, просила у людей деньги. Я верила, что мы сможем насобирать на московскую или краснодарскую клинику (куда там заграница!). Люди сочувствовали, интересовались, но пользы это не принесло.
Бессилие убивает меня. Мне стыдно смотреть ему в глаза, стыдно жить обычной жизнью, ведь я могу сидеть, ходить, сама за собой ухаживать, а он не может ничего. Я не знаю, что мне делать и к кому обращаться.
Больно видеть человека, вчера еще полного сил, а сегодня беспомощного, прикованного к постели. Больно слышать его шутки, закрывать глаза, видеть образ здорового и сильного парня, а потом открывать и понимать, что таким он больше не будет никогда! Больно видеть, как всем остальным все равно...  Больно сдерживать слезы при нем и видеть, как сдерживает их он!
Берегите, пожалуйста, себя! Берегите свою жизнь и жизни своих близких...

 

Анна ЖИЛКИНА,
студентка СГУ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий