Поиск на сайте

Этими словами Ленин утвердил расстрельный приговор великому князю Николаю Михайловичу Романову

 
Он всю жизнь предпочитал науку политике, но всё равно в царской России считался «опасным радикалом» за либеральные взгляды, а в советской - был казнен за принадлежность к императорскому дому.
 

В конце июля 1918 года в Петропавловскую крепость был доставлен необычный узник - один из внуков Николая I, сын наместника Кавказа Николай Михайлович Романов (на снимке). Арестованного князя ждали месяцы тюремной жизни в камере №207: полная изоляция и неизвестность, холод, голод, грязь, мучительные порядки, введенные полуграмотным, вечно пьяным комиссаром Трейманом...

Об этом узник сообщал в письме, которое в первых числах января 1918-го легло на стол наркома просвещения РСФСР Анатолия Луначарского. Но главным в послании Романова были не жалобы, а просьба предоставить ему возможность заниматься наукой. «...Эти долгие месяцы я упорно занимаюсь историческими изысканиями, - писал Николай Михайлович, - и готовлю большую работу о Сперанском, несмотря на все тяжелые условия и большой недостаток материалов».

В юношеские годы почувствовав тяготение к наукам, он до конца жизни оставался верен себе. Николай Михайлович окончил военное училище с отличием, имел воинское звание «генерал-лейтенант», однако истинным его призванием стала история.

Затворничество среди книг, собирание коллекции редких бабочек отдалило его от царского двора. Но он этим не тяготился, большую часть времени проводя в архивах Европы и России.

Владея шестью европейскими языками, а также греческим и латынью, Николай Михайлович на равных общался с деятелями научной и литературной среды Западной Европы. Написанная им биография Александра I стала сенсацией во Франции, так как содержала новые сведения о Наполеоне и эпохе наполеоновских войн. Парижская Академия избрала русского князя почетным членом.

Хотя Николай Михайлович избегал участия в государственных делах на родине, при дворе Николая II его считали «опасным радикалом» - за  либеральные взгляды и мысли. Известно, что Николай Михайлович сделал попытку предупредить царя о надвигающейся катастрофе накануне Февральской революции.

В откровенном письме Николаю II великий князь прямо указал, что война до полной победы над Германией невозможна, что доверие народа к царю утрачено, что императрица стала орудием интриганов.

Какова была реакция царя? По высочайшему повелению великий князь был удален из Петербурга в Херсонскую губернию.

После отречения Николая II великий князь возвратился в Петроград. Сохранилась переписка Николая Михайловича с Керенским, из которой  известно, что князь был готов сотрудничать с Временным правительством ради спасения страны из хаоса и анархии. Но скоро Николай Михайлович понял, что сдержать стихию народных масс не удастся, и в частной беседе с французским послом предрек себе судьбу висельника.

Посольство Франции предлагало ему помощь в выезде за границу. Он отказался, надеясь, что его познания пригодятся России, а созданное им Русское историческое общество будет продолжать работу и в новых условиях. (Кстати сказать, только в 2012 году общество было возрождено и возглавил его спикер Госдумы Сергей Нарышкин.)

Через полгода после Октября Николая Михайловича снова отправили в ссылку, на этот раз - в Вологду. В провинции великий князь писал воспоминания, биографические очерки. Но летом 1918 года о нем вспомнили и по распоряжению ВЧК перевезли в Петроград. Так он стал узником Петропавловской крепости, где провел последние месяцы жизни.

В сентябре 1918 года СНК (Совнарком) принял постановление «О красном терроре». Начались массовые расстрелы заложников, находившихся под стражей.

Коллеги пытались спасти Романова. В канун нового 1919 года Академия наук направила правительству ходатайство об освобождении Николая Михайловича как видного ученого, общественного деятеля, почетного члена РАН. В документе, подписанном президентом РАН, ученым-геологом Александром Карпинским,   перечислялись научные труды Романова по истории России.

Упоминался и тот факт, что великий князь преподнес в дар Академии наук ценнейшую коллекцию редких бабочек в количестве 11 тысяч особей. Он их выкупал у путешественников в течение всей жизни.

Луначарский поддержал ходатайство и просил рассмотреть его на ближайшем заседании Совнаркома. Ходили слухи, что Максим Горький обращался к Ленину с просьбой освободить известного историка. Ответ якобы был таков: «Революция не нуждается в историках».

Тем временем ЧК Петрограда готовила расстрельный список бывших великих князей Романовых, их в Петропавловской крепости томилось четверо, в том числе и родной брат Николая Михайловича Георгий.

Поздней ночью 24 января 1919 года узников вывели во двор буквально в нескольких шагах от мраморных гробов их родителей. По воспоминаниям единственного из братьев, спасшегося бегством за рубеж, Александра, когда прогремели роковые выстрелы, под генеральской шинелью великий князь Николай Михайлович прятал котенка, случайно забравшегося в его камеру.

Но все достойное и великое даже через века получает заслуженную оценку. Имя великого князя Николая Михайловича Романова было внесено в БСЭ еще в советское время. Жернова революции не разбирают жертв. Остается благодарная память потомков.

 
Тамара КАМАЛОВА
Ставрополь


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий