Поиск на сайте

 
Судебные протоколы – разгуляй-поле для всевозможных махинаций, извращающих суть дела и решений по нему в интересах денежных «клиентов».Как это делается
 
 
 
Вброс новых документов - тяжкое преступление против правосудия
 

Фальсификациями в судах в наше время не удивишь никого. Неоформленные полномочия, поддельные подписи, «копии» несуществующих оригиналов, пропавшие ходатайства – всё идет в дело. Особенная песня – это судебные протоколы, которым позавидовал бы Ганс Христиан Андерсен.

Писать замечания к ним не только муторно и долго, но и просто бесполезно, так как судья сам же их рассматривает и сам выносит суждение, соврал он или нет. Результат предсказуем.

Но особый случай – когда доказательства в деле не искажаются, а внезапно появляются. Если неверную оценку доказательств можно как-то объяснить невнимательностью или безграмотностью судьи, то «вброс» новых документов – это всегда умысел, а если назвать вещи своими именами – преступление против правосудия.

Именно такие формулировки должны звучать в обращениях в правоохранительные органы по действиям, например, судьи арбитражного суда Надежды Гладских, которая вытащила из шляпы фокусника десяток новых документов и вшила их в дело в интересах СГРЦ уже после завершения процесса.

На что надеялась? Какой заказ исполняла? Надеемся, что следствие даст ответ на вопросы. Но, по опыту редакции «Открытой», две вещи можно предположить практически уверенно: она рассчитывала проскочить с этой туфтой в апелляционной инстанции, и не опасалась рассмотрения своих делишек в Квалификационной коллегии судей Ставропольского края. Там «свои люди», которые ее ни за что не сдадут - она это знала точно.

То, что «лишние» документы вброшены судьей Н. Гладских именно в интересах мутной структуры - городского расчетного центра, нежно опекаемого горадминистрацией, никого не удивило. Нечистый бизнес всегда тянет за собой шлейф нечистых приемов.

Мой личный опыт участия в судебных процессах это тоже подтверждает: судейские фокусы особенно изумляют в делах, касающихся не менее мутной «конторы» - ассоциации ТСЖ СК «Партнер» из Ессентуков. «Партнер» (единственный в стране) просто и незатейливо собирает средства собственников около сотни многоквартирных домов напрямую на свой расчетный счет.

Руководитель «Партнера» Д. Захарьящев не раз уверял, что он нужен «наверху» и что его никто не тронет. События показывают, что это правда - его похвальба не на пустом месте.

Мы не знаем, куда и как именно Захарьящев «открывает двери ногой», но результаты этой его возможности поражают воображение.

Например, весной этого года губернаторская комиссия проверяла в Ессентуках расходование средств на укрепление берегов речки Бугунты и, как писали в пресс-релизе, «работу некоторых управляющих компаний».

Городок маленький, всё на виду, и все источники в один голос говорили, что губернаторская комиссия проверяла именно «Партнера». И «там та-а-кое накопали! Теперь их уж точно закроют!».

Я с интересом ждала пресс-релиза, тем более что в крае принята специальная программа по выполнению наказов президента России, причем информационная открытость прописана с первых строчек этой программы. И что же? О проверке берегоукреплений на речке Бугунте тьма публикаций, в том числе и скандальных, – и ни звука про «Партнера»!

Удивительно ли, что и суды держат нос по ветру и всячески обкладывают «подушками безопасности» этого, безусловно, дорогого участника процесса?

 
Как судья и его клиент «переобуваются» по ходу процесса 
 

Вот и на последнем процессе, когда мы с моей доверительницей В. Жуковой обжаловали незаконные действия пристава, перечислившего деньги «Партнеру» (хотя по суду они были присуждены ТСЖ), нахлебались судейских чудес по самую маковку.

Само решение, которое я зачитываю разным юристам: «Действия пристава признать незаконными, но деньги оставить «Партнеру»,  вызывает сначала недоверие, а потом хохот.

Не верят в эту правовую дикость. Показываю им оригинал решения - впадают в ступор: «Ну тогда речь надо вести о наличии целого синдиката заговорщиков в самой системе правосудия...»

Но я сейчас не о решении, а о способах его получения. В первой инстанции «Партнер» (он был третьим лицом в процессе) говорил: да, мы получаем деньги товариществ на свой расчетный счет, но транзитом, потом мы сразу зачисляем их на лицевые счета ТСЖ.

Когда я доказала суду, что деньги на лицевой счет ТСЖ не попали, а были присвоены «Партнером», то Захарьящев начал «переобуваться» на ходу, причем начал вести процесс сам, вместо судьи О. Попова, задавая вопросы приставу Саакянц: «А может, эти деньги возвращались обратно? А может, вы их снова перечисляли гораздо позже? А может, это было уже в марте-апреле? А может, по этой причине они и не попали в отчет?»

Испуганная пристав И. Саакянц только кивала в ответ, хватаясь за спасительную соломинку. Но и эта соломинка оказалась гнилой. Я тут же сделала заявление в прокуратуру с просьбой проверить все движения по расчетным счетам, и, учитывая, что проверка буксует уже почти полгода – что-то пошло не так, видимо, результаты проверки боятся мне даже показывать.

Тогда «Партнер» «переобулся» еще раз. Легенда поменялась уже во второй инстанции: «Партнер» теперь перестал быть транзитным пунктом по переводу денег. А якобы просто разово получил деньги товарищества по причине того, что товарищество было ему должно. Ну и зачли, мол, долг этими суммами от приставов. Но для этой легенды нужны были новые документы – и они появились в деле!

 
 
«Вбросы» в дело судьи видели, но и бровью не повели
 

Поскольку я уже знала, с какими фокусниками имею дело, я приехала на апелляцию на день раньше, чтобы внимательно изучить дело еще раз. Ну и наткнулась на вброс документов и переписанное оглавление, которое ранее было мной сфотографировано.

Сообщаю о вбросах членам коллегии под председательством судьи В. Брянского, который, особо подчеркну, входит в Научно-консультативный совет при краевом суде. Жду реакции – реакции нет! Ну да, вбросили, ну да, вот доказательства, ага, все налицо. Значит, переносим судебное заседание, так как нужно разослать дополнение к жалобе уже по новой доказательной базе, с новыми «доказательствами».

Я ошарашена - просто слов нет: совершенно очевидно, что судьи были обязаны вынести жесткое определение об обнаружении признаков служебного подлога, фальсификации доказательств в гражданском деле, что имеет признаки уголовного деяния.

Но нет, никто и бровью не повел. Получается, давно привыкли. Ну и дальше вторая инстанция пошла в том же духе: все мои доводы, которые я излагала письменно и специально приобщала к делу, чтобы они попали в протокол, были проигнорированы коллегией: ни в протоколе, ни в решении я своих доводов не увидела.

Да и сам протокол мне выдали почти через месяц, видимо надеясь, что при подаче замечаний я не смогу обосновать пропуск сроков. Зря надеялись.

Никаких признаков того, что замечания собирались рассматривать, от краевого суда не поступало, и тогда я обратилась к председателю краевого суда Е. Кузину с жалобой на секретаря судебного заседания, написавшего «пустой» протокол.

На днях, через два с половиной месяца(!), получила пухлый конверт из краевого суда: мои замечания рассмотрены и удовлетворены! 

Похоже, что обращения к Е. Кузину - единственный путь защиты истины и исправления судейских то ли «косяков», то ли мотивированного умысла, он один в крае игнорирует высоких покровителей СГРЦ и «Партнера». Все остальные, включая краевую прокуратуру и краевой Следственный комитет, дезертируют с поля боя, когда с них требуют разобраться по закону с этими дельцами.

Теперь появилась надежда и на справедливое кассационное рассмотрение вышеупомянутого дела. Но какой ценой приходится пробивать стену беззакония, какими усилиями, какими временными и денежными тратами! Даже билет на дорогу у нас, пенсионеров, пробивает брешь в кошельке, ведь только на апелляционное рассмотрение пришлось приезжать из Предгорного района в Ставрополь три раза! А впереди еще кассация.

И всё-таки я призываю людей, участвующих в процессах, проявлять максимальную цепкость в процессуальных вопросах и идти до конца, когда ваши права попирают судьи-фокусники. Только тогда всем миром, вместе с новым председателем суда мы сможем расчистить авгиевы конюшни ставропольских судов, избавляясь от самых наглых и одиозных персон.

И тогда нам всем будет легче дышать.

 
Раиса АБРАМОВА, экономист,
руководитель краевой общественной организации «Народная инспекция»
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

ВОВА (не проверено)
Аватар пользователя ВОВА

Фокусник удивляет людей...люди ему хлопают в ладоши,а эти фальсификаторы жируют на людских слезах.

Добавить комментарий