Поиск на сайте

Третья козья ферма на Ставрополье готовится к окоту

Летом прошлого года я побывал на козьей ферме у Магомета Текеева (на фото) под Кисловодском.
Предприниматель уже получает от своих козочек качественное и полезное молоко, которое поставляет в санатории городов Кавминвод. Начал продавать коз зааненской породы и на племя.
Как раз в тот день к Текееву приехали братья Ассанаевы из Просянки Петровского района. Они купили более 80 голов козочек, чтобы создать в своем хозяйстве козью ферму.С тех пор прошло девять месяцев.
Работники Всероссийского института овцеводства и козоводства приехали в очередной раз на ферму к Ассанаевым, чтобы посмотреть, в каком состоянии находятся животные, сделать необходимые замеры, дать консультации начинающим животноводам. Ученые согласились взять с собой и корреспондента.
 

Работайте, братья!

Надир и Вали Ассанаевы – уроженцы Дагестана. Но большую часть жизни прожили в Норильске, где и по сей день работает их отец – успешный предприниматель. Еще 15 лет назад Ассанаев-старший купил в Просянке животноводческую ферму и небольшой маслосырзавод, оставшиеся от развалившегося колхоза. Назначенные им управляющие работали здесь, что называется, ни шатко ни валко, то есть большого толку с этого бизнеса не было.

Когда сыновья подросли, получили образование, правда, не связанное с сельским хозяйством (младший, Вали, например, юрист), отец предложил им вернуться на Ставрополье и работать на земле.

Словом, стартовое ускорение в виде немалых инвестиций он сделал, ну а дальше - работайте, братья!

Ассанаевы еще совсем молодые ребята. Надиру – 30, Вали – 26 лет. Скромные, уважительные парни, сразу вызвавшие у меня симпатию. Невольно возникли ассоциации с нашумевшими историями, как бесятся с жиру в столице дети состоятельных родителей. А эти приехали в глубинку, чтобы не прожигать, а своим трудом приумножать даденные родителем деньги. Молодцы!

Заведующая кафедрой козоводства и пастушеского собаководства ВНИИОК Светлана Ивановна Новопашина рассказывает мне, что на ферме Ассанаевых нулевой падеж. Это очень хороший показатель, учитывая, что у братьев нет никакого опыта в козоводстве. Но они строго следуют инструкциям, которые дают им ученые, постоянно консультируются с ними, сами повышают свой профессиональный уровень, читая литературу, посещая выставки.

Но у этого успеха есть и еще одно объяснение: на Ставрополье имеется качественное племенное поголовье зааненских коз. Создавалось оно усилиями ученых института и самими козоводами, неукоснительно выполнявшими рекомендации ученых-селекционеров.

Большая заслуга в этом первого ставропольского козовода Александра Кулинича из Буденновского района. Потом коз у него купил Магомет Текеев - и тоже не посрамил краевой марки. Есть все основания надеяться, что и Ассанаевы со временем вырастут до племрепродуктора.

Падежа нет, растут быстро

С точки зрения общей стратегии развития козоводства в крае и в России, по словам Новопашиной, очень важно иметь качественное племенное поголовье именно в своей стране. Потому что, какие бы ни были хорошие козы за границей, они гораздо труднее адаптируются при переезде к нашим условиям: часто болеют, пока не приспособятся к российскому климату, а то и просто гибнут.

Еще не было случая, чтоб привезенные из-за границы животные сохранились полностью.

Падеж порой доходит до 50 процентов, что, естественно, невыгодно экономически. Племенная козочка и так стоит 700 евро, а при 50-процентном падеже ее стоимость фактически вырастает до 1,4 тысячи.

К Ассанаевым сотрудники института стараются приезжать каждый месяц. Они не только следят за тем, как развиваются козочки, но и проводят здесь эксперимент. Суть его в том, что козам в корма добавляют пробиотики, разработанные в одной из фирм Краснодарского края. Непосредственно ведет эксперимент аспирантка института и практикующий ветеринарный врач Виктория Идея.

- Все поголовье разбито на три группы, - рассказывает Вика. - Одной группе мы добавляем в корма  пробиотик бацел, другой – моноспорин, третью кормим традиционно. Каждый месяц взвешиваем животных, периодически берем у них кровь, чтобы определить, как меняется ее биохимический состав.

- Смысл этой затеи в том, чтобы  животные быстрее росли, то есть раньше достигали веса в пределах 40 килограммов, когда их можно случать с козликами. Понятно, чем раньше произойдет оплодотворение, тем раньше появится потомство, и козочки будут способны доиться. Другими словами, от этого зависит экономическая эффективность ферм.

В Европе этого веса козочки достигают к 7-8 месяцам, у нас, как правило, позже. Вот мы и ищем пути, как ускорить эти сроки, - говорит Светлана Новопашина. - Сейчас на ферме Ассанаевых 21 козочка готова к покрытию. После того как произведем взвешивание сегодня, надеемся, что их будет больше.

Взвешивание началось. Работники фермы загоняли коз в специальный отсек, из которого им была одна дорога - в клетку, где стояли весы. Клетку разработали сотрудники института. У нее две дверцы. Потянул за один рычажок - открылась входная дверца. После того как козу взвесили - открывается дверца на выход.

Процедура длилась часа два. Каждой взвешенной козе на ногу надевали хомутик синего, желтого или красного цвета, в зависимости от группы. Виктория результаты взвешивания записывала в ведомость.

Наблюдать за этой работой было неутомительно и даже забавно. Козы - удивительные животные. Очень любопытные, не пугливые, а общительные до навязчивости. Почти каждая считала своим долгом подойти ко мне и потереться о мою куртку, а заодно и пожевать сумку для фотоаппарата.

Долгосрочный проект

К концу взвешивания подъехал и хозяин, Вали Ассанаев. Мы с ним побеседовали в его скромном кабинете. Подчеркиваю слово «скромный» для того, чтоб читатель лучше представил картину. Ферма – это несколько заброшенных корпусов, которые нуждаются в серьезной реконструкции. Так что братья не шикуют, дурных денег у них нет. Они отреставрировали один корпус, на котором написано «Родильное отделение». Сейчас реконструируют корпус под номером два. Здесь будет смонтирована система доения, которую Ассанаевы уже оплатили. Монтаж будут вести представители одной немецкой фирмы. В апреле начнется окот, так что к концу лета можно будет получить первое молоко.

- И что вы с ним будете делать? И вообще, почему козы, а не коровы? – спрашиваю у Вали.

- Мы проанализировали ситуацию на рынке молока. Хотя в стране еще дефицит коровьего молока, но все-таки ниша достаточно занята. А козья - практически свободна. К тому же коровы и болеют чаще, и корма им надо в несколько раз больше, и для обслуживания нужно гораздо больше людей. Увы, в селах не только скотников и доярок хороших трудно найти, но даже пастухов. Так что козы показались нам выгодней во всех отношениях.

Первое молоко будем, скорее всего, спаивать козлятам, излишки сами попьем и попробуем продавать местному населению. Линию розлива монтировать пока нецелесообразно. Когда же молока будет достаточно, начнем производить козий сыр. Завод же у нас есть, в целом оборудование сохранено. Еще предстоит разработать рецептуру, найти специалистов. Короче, работы - непочатый край.

- Рынок козьих сыров почти свободный, но и достаточно специфический. Например, на Ставрополье люди еще не привыкли к такой продукции. Здесь трудно рассчитывать на большой спрос. Надо осваивать столичный рынок и петербургский, где народ уже распробовал козьи сыры.

Благодаря санкциям европейская продукция почти исчезла с наших прилавков, так что отечественным козоводам и карты в руки. Будем пытаться освоить эту нишу. Но надо иметь в виду, что прибыль сможем получить только через 3-5 лет. Животноводство быстрых денег не сулит.

P.S. Через пару дней я позвонил Новопашиной и спросил: сколько же козочек достигли необходимого веса для продолжения рода? Оказалось, уже 41, то есть половина поголовья. Хороший результат.

Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Село Просянка,
Петровский район
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий