Поиск на сайте

Много лет уже в большинстве развитых стран 5 июня отмечают Всемирный день окружающей среды. В России эту дату с недавних пор принято считать Днем эколога, и не случайно пресса посвятила этой теме массу публикаций.
Я полностью разделяю тревогу ряда авторов по поводу пренебрежительного отношения к окружающей нас природе, хищнического использования ее богатств, однако нападки на проекты освоения целинных и залежных земель, развития мелиорации в стране категорически не приемлю. В свое время я лично участвовал в подобных грандиозных по масштабу мероприятиях, владею ситуацией «изнутри» и глубоко убежден: они жизненно необходимы и оправданны.
За годы Великой Отечественной войны агропромышленному комплексу страны был нанесен огромный ущерб, острая нехватка продовольственного и фуражного зерна ощущалась вплоть до середины 50-х годов. Осознавая угрозу продовольственной безопасности, правительство решило использовать такой мощный резерв в производстве хлеба, как пустующие плодородные земли.
За короткий срок в хозяйственный оборот ввели около 45 миллионов гектаров новых земель, и валовой сбор зерна в основных районах освоения целины вырос в 2,5 раза. Этот подход оправдал себя и в экономическом плане: с 1954 по 1959 год в освоение пустующих земель государство вложило 37,4 млрд. рублей, а за счет товарной продукции из целинных районов в бюджет поступило дополнительно 62 млрд.
Я более 50 лет проработал в сельском хозяйстве, из которых почти половину посвятил гидромелиоративной науке, а потому знаю, что при научно-обоснованном подходе мелиорация не наносит вреда окружающей природе, а только повышает плодородие почв. Да и можно ли пренебрегать мелиорацией, когда население планеты постоянно растет. Если за 4000 лет до новой эры численность людей не превышала 10-20 миллионов человек, то сегодня она превысила 6 млрд., а к 2020 году по многим прогнозам достигнет 8,9 млрд. На конгрессе по ирригации и дренажу, состоявшемуся в Гааге в 1993 году, ученые пришли к заключению, что в перспективе орошение и осушение остаются единственным средством для решения острых продовольственных задач.
Ныне весь мир продолжает вести ирригационное строительство ускоренными темпами. В СССР в послевоенный период и до 1990 года площадь освоенных земель выросла с 11 до 21 млн. га, после чего объемы мелиоративного строительства пошли на спад, сократившись в 20 раз. Одно из последствий этого – упадок агропромышленного комплекса.
Россия уже утратила продовольственную безопасность, граница которой находится на уровне 18-25% импорта, а мы сегодня завозим из-за рубежа свыше половины продукции. Ряд крупных административно-промышленных центров зависит от поставок продуктов извне на 70-80%. При этом только с помощью мелиорации производство сельхозпродукции в стране по сравнению с 1990 годом можно увеличить как минимум вчетверо.
Хотел бы я также сказать о проекте переброски части стока сибирских и северных рек на южный склон страны. Да, от этих планов руководство страны отказалось. А зря!
Идея переброски (ни в коем случае «не переворота», как любят преподносить ее противники) части стока сибирских рек появилась в начале 50-х годов, а уже к началу 80-х приступили к ее реализации. Доведи проект до конца, на юг потекло бы 7% воды Оби и Иртыша.
Кстати, в это грандиозное строительство были также включены мероприятия по спасению усыхающего Аральского моря, с исчезновением которого резко усилится континентальность климата Западной Сибири. Всё было обдумано и капитально обосновано.
Противники «сибирского» проекта утверждают, будто строительство канала Обь-Средняя Азия приведет к обмелению реки, превращению в степь пойменных лугов, изменению благоприятных условий для икромета рыбы.
В молодости я много лет работал на берегу Оби и помню о почти ежегодных наводнениях и затоплениях городов и деревень, расположенных на равнинных участках. Жители в этой местности не каждый год могли даже собирать урожай овощей с пойменных земель.
Говорят, будто канал будет препятствовать миграции рыбы. Однако рыба в массовом порядке не будет мигрировать в Среднюю Азию, поскольку туда планировали отвести лишь небольшой «ручеек», а 93% воды по-прежнему бежало бы к Ледовитому океану. К тому же основной промысел ценных пород рыбы в Оби ведется в северных холодных широтах, а забор воды из реки намечали делать намного южнее, за 1500 км от основных рыбных угодий.
В 1984 году все работы, связанные с переброской рек, были прекращены окончательно. Руководство среднеазиатских республик неустанно просит Россию о совместном ирригационном строительстве за Уралом, но мы упорно молчим. Зато американцы, используя грошовые подачки, оккупируют Среднею Азию, строят на ее территории военные базы, что крайне опасно для нас.
Мы же, помимо того, что освоим под орошение громадные земельные массивы на своей территории, по уже имеюшщейся предварительной договоренности будем взимать за подачу воды немалые деньги. Покупателей излишней воды достаточно.
К тому же нельзя забывать, что вода - ресурс возобновляемый в отличие от нефти и газа, которые мы так торопливо и неразумно расходуем.

Владимир ШЕВЧЕНКО,
кандидат сельскохозяйственных наук
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий