Поиск на сайте

«Открытая» продолжает просветительский проект, посвящённый Ставрополю и его окрестностям: «Город, где жить молодым»

 
Сегодня гуляем по Члинскому лесу, одной из особенностей которого является не его близкое соседство с жилыми массивами и гаражами, а с Иоанно-Мариинским женским монастырём
 
Наш постоянный провожатый - известный краевед, член Русского географического общества, автор ряда книг о природе Ставрополя, один из руководителей «Эко-центра человека» при 25-й гимназии им. В.Г. Гниловского Василий Гаазов.
В первых публикациях «Открытая» рассказала о природных и рукотворных таинствах Русского, Татарского и Мамайского лесов. Сегодня настал черед леса Члинского, пусть и самого небольшого среди всех, но не менее примечательного. Находится он в северной части города, и со всех сторон охвачен жилыми кварталами и дачными товариществами.
К сожалению, такое тесное соседство не прошло для природы незамеченным - в лесу обнаружили мы множество оврагов, свалки, кострища… Как говорится, что имеем - не храним, потерявши - плачем. Вместе с тем именно этот скромный уголок природы, несмотря на его плотное освоение, до сих пор наименее изучен и редко упоминается в научных источниках, книгах, газетных статьях.
Итак, гуляем по Члинскому лесу.
 
 
Испить водицы из Монастырской криницы
 

Название свое лес получил от реки Чла, которая берет здесь начало от слияния трех родников, затем несет свои воды в Ташлу, а оттуда уже - к Каспийскому морю. Прежде у леса было множество названий - Казацкий, Круглый, Монастырский… Все они отражают разные исторические периоды развития этого местечка.

Какие-то триста лет назад на огромном плакоре, который был водоразделом Ташлы и Члы, располагалась нетронутая человеком степь. С момента зарождения Ставрополя как крепости вдоль Члинского леса был проложен Черкасский тракт. Здесь же, неподалеку от Кипучего родника, появилась северная застава.

Название свое родник получил из-за внешнего бурлящего вида - дебет его в недалекие времена составлял пять литров в секунду, а после того как в этих местах была заложена крепость, стал называться родником Расставания.

Истоки его надо искать в районе онкологического диспансера, однако сделать это будет непросто - родник взят в трубу и выведен в лес за жилыми кварталами.

Когда-то на месте жилых высоток, офисных зданий и гаражей вдоль лесной опушки располагались казачьи хутора, утопающие во фруктовых садах, окруженные жирными пашнями и сытными пастбищами.

Самыми известными, пожалуй, были Скомороховы хутора, названные так по имени основавшего их мещанина. Позднее богобоязненный горожанин пожертвовал свои земли Священному Синоду, который и начал строить здесь, на восточной опушке Члинского леса, монастырское подворье.

Именно сюда, на территорию монастыря, мы и отправились первым делом. Подходим к опушке леса со стороны Лесной улицы. Здесь уже вырос огромный жилой массив, а деревья оттесняют гаражи. Радует глаз появившаяся десяток лет назад часовенка возле источника.

Испокон веков для местных он назывался Глазным - якобы святая вода помогала излечивать от слепоты и прочих глазных болезней. После появления монастыря появилось и второе, а затем и третье название - Монастырская криница и Иеремиевский источник.

Раньше здесь по большим религиозным праздникам собиралось до пяти тысяч прихожан. Монахи выложили из известняка-ракушечника арочный грот, каменный желоб, купальню. Здесь совершались омовения, массовые крещения, молебны и крестные ходы.

Разрушено ухоженное место было после прихода к власти большевиков и лишь в конце девяностых восстановлено за счет спонсоров.

 
 
И все у Господа просят милости…
 

Сегодня здесь снова криница, ванна-купальня, часовенка. А родник получил очередное название - святого Серафима Саровского. К сожалению, по свидетельствам экологов, негативное воздействие человека не миновало источник - вода в нем испорчена стоками от соседнего микрорайона.

А вот где находится исток родника Серафима Саровского, свидетельствует наш провожатый, сегодня мало кто уже знает. Скорее всего, где-то в районе улицы Октябрьской. Выйдя на поверхность, вода струится в большую купальню, а оттуда по каменному желобу стекает в лесную чащу. Это один из трех родников, питающих Члу. Кстати, само слово Чла, видимо, имеет тюркское происхождение и созвучно с другой речкой, среди горожан куда более известной, - Ташлой.

По каменной лесенке мы отправляемся к Иоанно-Мариинскому женскому монастырю. В 1848 году преподобным епископом Иеремией здесь была создана община для солдатских матерей и вдов, которая вскоре стала монастырем. Монастырский комплекс быстро разрастался и хорошел: появились храмы и гостиница, корпуса под кельи, больница и воскресная школа, масло- и воскобойни, водяная и ветряная мельницы, скотный двор…

Игуменьи выращивали фрукты, делали поделки из кости, металла, дерева, была в монастыре иконописная и золотошвейная мастерские. Утварь продавали в церковной лавке. В общем, некогда жизнь тут бурлила: к концу XIX столетия площадь монастырского двора составляла пять тысяч квадратных саженей (примерно 2,5 гектара).

Большевики монастырь закрыли, а с тем и закончилась его жизнь: порушили храмы,  вырубили сады, разорили пчельники, округа поросла бурьяном. На этом месте открыли приют для беспризорников, потом школу, дом отдыха для партийных работников, наконец, психиатрическую больницу. Во дворе на месте  оскверненных надгробий выросли памятники соцреализма - гипсовые олени и девушка с веслом, массивные вазоны…  Они находятся тут и поныне.

 
 

Уже в наши дни Иоанно-Мариинский монастырь возродили. Но по-прежнему остаются здесь корпуса психиатрической лечебницы. Много мыслей о нашей истории приходит в голову, когда бродишь по аллеям монастырского комплекса. С одной стороны - келейки, а с другой - больничные палаты. В одном месте собрано несколько дореволюционных надгробий, возведен крест, тишина и мир, а за плотным ежиком самшита - суета больничной кухни…

К слову, вход на территорию свободен, на нас никто даже внимания не обратил. Посетите это место, будет о чем подумать.

 
 
Субботником ситуацию не исправить
 

У монастырской стены берет начало еще один родник, в народе прозванный Замонастырским. Мы идем вдоль него, пересекая неглубокие, но частые овраги буераки. Их в лесу множество. Пройдя с полкилометра, обнаруживаем место слияния родников, а еще метров триста по течению реки - небольшой водопад.

Чем дальше двигаешься вниз по руслу реки, тем склоны всё круче. В отдельных местах глубина русла достигает пяти-семи метров. На отдельных участках встречаются известняки и песчаники, образующие уступы, с которых водоток обрушивается небольшими водопадами. 

 
 

Красиво! Но эти сказочные пейзажи портят «мазки», дополненные кистью художника-вредителя. Все русло Члы усеяно огромным количеством мусора. На ветках и корягах, склонившихся над водой, висят тряпки и полиэтилен. Весной вода поднимается, неся с собою тонны мусора, что выбрасывают в многострадальную речку жильцы. Такое ощущение, что мусор сюда сваливают на протяжении десятилетий.

Кто должен навести в этом лесном уголке порядок, да и возможно ли это вообще? Мы задаем себе этот вопрос и ответа на него не находим. Если даже по весне за очистку Члинского леса дружно возьмется тысяча человек, работать им придется месяца два. А что дальше? А дальше снова мусор и свалка. И это вопрос уже общей культуры, тут субботником и экологическим десантом ситуацию не исправишь, для этого нужны многие десятилетия.

Где мельче, пересекаем речку и двигаемся километра два через лес в северо-восточном направлении. Скоро перед нами открывается лесная опушка, которую рассекает петляющая железная дорога. Поблизости вдоль дороги сохранились искусственные лесные посадки акаций.

Крутой лесистый склон, нависающий над железной дорогой, изрезан многочисленными съездами - видно, народ любит тут погонять на квадроциклах и прочей технике. На опушку леса выходят растущие, как на дрожжах, дачные поселки. Здесь начинается улица Пригородная.

 
 
Пруды по карте лучше не искать
 

По левой стороне - старое кладбище. На дорогу выходит братская могила бойцам Таманской, погибшим при освобождении Ставрополя от Белой гвардии. Отрадно, что содержится она в достойном состоянии - чистая, ухоженная, подкрашенная. А вот защитникам города - офицерам, юнкерам и кадетам - такого обелиска никто уже и никогда не поставит - память о них большевиками в потомках стерта начисто.

Отправляемся вдоль Члы, которая петляет мимо одиноких дачных домиков, огибая кожевенный завод, а потом теряется в плотно застроенном садоводческом товариществе. Василий Гаазов достал видавшую виды карту тридцатилетней давности. Плотно сомкнутых жилых массивов на ней еще нет - к северу от Ставрополя зеленеет один большущий лес.

Судя по карте, русло реки зарегулировано серией прудиков. Один, где-то за кожевенным заводом, достаточно внушительный, метров сто в длину. Чтобы отыскать водоемы, водителю Саше пришлось усердно крутить баранку с полчаса, ныряя в каждый проулок, но пруды будто сквозь землю провалились! Даже и местных жителей спрашивали, те лишь плечами пожимали.

Наконец нашелся паренек, который и показал, куда ехать. За услугу попросил сигарету, но был огорчен - вместо табачку водитель прочитал пацану целую лекцию о вреде курения.

Пропетляв еще минут десять по узеньким улочкам, мы обнаружили Члу, изливающуюся из большой трубы, а немного поодаль и пруд, густо поросший камышом и заваленный автомобильными покрышками. Рыба наверняка тут не водится, а если и водится, то уж точно о двух головах.

Вообще, картина вокруг необычайного запустения и разрухи. Разбитые дороги, никогда не видевшие асфальта, заваленные почти до земли заборы, покосившиеся домишки и на каждом перекрестке горы мусора. За все время, что колесили по дачному поселку, мы встретили только один мусорный контейнер. Нетрудно догадаться, в каких водах растворяют жители тонны отходов…

Ох, как ни старались мы, уважаемый читатель, обойтись без негатива, но не получилось, не вини уж в том! А господам из городской администрации хотелось бы все же посоветовать взяться за очистку Члинского леса - если не убрать, скоро он превратится в одну огромную свалку. Не по-хозяйски это, право.

 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий