Поиск на сайте

В первых числах октября наша страна отметила профессиональный праздник, близкий и понятный каждому, - День учителя. Кондитеры и министры, дизайнеры и космонавты, операторы и медсестры - все мы родом из детства, а значит - из школы. У каждого в памяти остаются длинные коридоры, светлые классы и учитель у доски, на которого годы спустя мы оглядываемся с признательностью и нежностью. По следам праздника мы попросили наших юнкоров и читателей рассказать о своих любимых педагогах. Получилась замечательная подборка о прекрасных людях, а еще - о свободе, совести, творчестве и красоте.

 

 
Ника КАКОБЯН, блогер, выпускница ставропольской  гимназии  №25:
 

Первое ощущение свободы

 

Я училась в 25-й школе Ставрополя в лингвистическом классе, и литературу в старших классах нам преподавала Надежда Ивановна Киричек, к которой в качестве стажера, а затем и классного руководителя присоединилась Елена Александровна Злобина. Однажды по их общему заданию я готовила доклад по рассказам Юрия Мамлеева. Я повторю: в старших классах школы я по заданию учителя готовила доклад по рассказам Мамлеева. (Юрий Мамлеев - русский писатель, драматург, поэт, философ, автор жуткой, порой мучительной прозы. - Ред.

Мы изучали тогда постмодерн, и кому-то досталось «Голубое сало» Сорокина, кому-то Пелевин, а мне вот Мамлеев. Елена Александровна послушала мой доклад и сказала: «Ника, вы знаете (они обращались на «вы», потому что были просто из космоса), на таких вещах строят диссертации». Никакой диссертации я после этого никогда не написала, но эти слова запомнила навсегда. Редко услышишь что-то более вдохновляющее, делающее тебя  безгранично клевым, когда тебе 16.

А однажды Надежда Ивановна ставила спектакль к Дню Победы. В нем было задействовано очень много ребят, почти все мои школьные друзья, и это произвело, кажется, на нас всех такое впечатление, что к нему нетрудно вернуться до сих пор. На небольшой экран на сцене во время спектакля проецировались кадры из «Стены» Pink Floid (фильм Алана Паркера, основанный на одноименном альбоме группы. - Ред.).

По задумке в нем прошлое сплеталось с настоящим, и у меня там было две роли: слепой девочки, которая предсказывает послевоенное будущее в прошлом, и девушки, которая в настоящем читает стихи Дианы Арбениной.

Потом я вытирала слезы занавеской в каморке за сценой вместе с другими ребятами перед выходом на поклон. В зале сидели ветераны и тоже плакали. Так проникновенно вышло - с «Пинк Флойдом» и всеми нашими ребятами, которые делали просто невероятное, читая стихи от лица погибшего на войне солдата, перепевая в финале «Кукушку» Цоя. Умный и сильный спектакль. Антивоенный.

Однажды я получила «двойку» в четверти по геометрии, и меня вызвала завуч. Моя мама вышла из кабинета совершенно растерянной. Я зашла следующей, что-то слушала от завуча, а когда вышла в коридор, увидела маму совсем другой - такой, какая она обычно: улыбающейся, почти веселой.

Она положила руку мне на плечо, и мы пошли. А по дороге она рассказала, что в тот момент, как я скрылась за дверью учительской, в длинном светлом коридоре появилась незнакомая женщина, которая остановилась возле мамы и сказала ей: «Ваша дочь самобытна, вы можете делать и говорить ей, что хотите, но будет неправильным эту самобытность ломать. Она хочет учиться на «тройки»? Почему бы и нет?» И ушла.

Перед этим она, Надежда Ивановна, пригласила меня в столовую, купила мне чай (такого никогда не бывало раньше - учитель купила мне чай), мы сели и о чем-то поговорили. А после этого она сделала мою маму уверенной в том, что со мной все будет хорошо. Так и вышло!

Когда я училась в школе, от Надежды Ивановны всегда пахло сигаретами так, что это сбивало с ног. С тех пор я не могу отделаться от самогенерирующегося презрения, когда слышу о том, что преподаватель не должен подавать плохой пример, а курение - это порок. Куришь? Замечательно! Не куришь? Прекрасно! Кому вообще какое дело?!

После школы мы потерялись. Я ни разу не позвонила, ни разу - и не хочу об этом говорить, просто когда-нибудь я сделаю это, я скажу: «Надежда Ивановна, делайте, что хотите, но вы - главный человек в моей жизни, потому что никто, не считая моих родителей, не сделал для меня больше в смысле становления меня такой, какой я себя готова любить».

Мы выпустились в 2004-м, и я слышала, что Надежда Ивановна ушла из 25-й через несколько лет после какого-то скандала про несвободу. А Елена Александровна уехала в Москву еще в нашем 11-м классе.

Я бы очень хотела, чтобы первое ощущение свободы приходило ко всем именно в школе. Чтобы каждый уже там знал, что говорить нужно сначала с тобой самим, а потом уже, если этого будет недостаточно, с родителями.

 
Валерия ЧУЙКОВА, ученица Малой академии наук Ставропольского Дворца детского творчества:
 

В слове - сила, в тексте - совесть

 

Мой наставник - Галина Георгиевна Туз, эссеист, публицист, литератор. Многое о работе со словом я впервые узнала от нее - как убедительно и точно писать тексты, что значит быть литератором, чем его жизнь отличается от обычной. Но главное - поняла, какой силой заряжено слово, какая ответственность лежит на писателе, журналисте, учителе - всяком, кто работает со словом, и как важно, чтобы оно несло идеи совести, свободы, мира, творчества.

Ни на один урок я не ходила с удовольствием до того момента, как познакомилась с Галиной Георгиевной. Помню, на первом занятии я удивилась, когда поняла: мне неинтересно, что происходит за окном, мне интересно то, что происходит в классе, не хочется ни играть в телефон, ни ерзать на стуле, ни отвлекать соседа.

У Галины Георгиевны в Малой академии я забываю смотреть на часы и считать, сколько минут осталось до конца урока. Мне не хочется, чтобы он заканчивался, не хочется уходить. Часто Галина Георгиевна угадывает наши мысли, и мы остаемся после «звонка» - слушаем ее рассказы или читаем свои.

Еще Галина Георгиевна всегда умеет найти нужные слова. Когда мы приносим ей тексты на обсуждение, никогда не бывает обидно слушать поправки. Она указывает на нюансы так тонко, что ошибка не кажется такой уж катастрофической.

С моим наставником можно говорить на любые темы, будь то города Мексики или поэты-шестидесятники, культура инков или рок-музыка. Кажется, что она знает абсолютно все, и слушая ее, каждый раз хочется тянуться к ней и идти по жизни, следуя ее примеру.

 
Татьяна МОРОЗОВА, писательница, выпускница ставропольской школы №64:
 

На лицо прекрасные, добрые внутри

 

Из всех своих педагогов чаще вспоминаю троих: учителя русского и литературы Татьяну Илларионовну Чурилову и учителя биологии Людмилу Ивановну Ветчинкину из 64-й школы Ставрополя, а также преподавателя зарубежной истории СГПИ, профессора Ирину Александровну Краснову.

Татьяна Илларионовна, Людмила Ивановна и Ирина Александровна в моем понимании относятся к одному редчайшему типу педагогов, которых объединяет страсть к предмету, желание вытащить детей из спячки, умение «держать» класс так, что писк комара звучит как труба Иерихонская, а также магическое умение прожигать взглядом сознание нерадивого ученика и… изысканная внешняя красота.

Может, это и неважно для учителя – быть красивым? Не знаю. Но как объяснить, что только эти три Учителя вызывали такое странное чувство - страх огорчить или разочаровать их? Редкая похвала Татьяны Илларионовны, Людмилы Ивановны и рассеянное «Хорошо, моя деточка…» от Ирины Александровны возносило до небес.

Я помню их уроки, повороты головы, интонации, улыбки, меряю себя их мерками, ругаю и хвалю их словами. Жаль, нет возможности рассказать о моих Учителях больше.

Позволю себе процитировать только одну фразу Людмилы Ивановны об академике Вернадском: «Я люблю и уважаю его как ученого, как личность и как… мужчину!» Знаете ли, в 1987 году учителя такого не смели говорить – «люблю как мужчину». Это же… ужас какой-то! Но она сказала, а мы услышали и поняли все, как надо: вот такие люди достойны уважения, вот к чему надо стремиться – стать личностью, ученым, мужчиной или женщиной, которых любят и которыми восхищаются.

Какое это было наслаждение – учиться у моих прекрасных Учителей!

 
Ольга МАКАРОВА, преподаватель СКФУ, выпускница Ставропольского госуниверситета:
 

И жизнь, и наука, и любовь

 

Мы запоминаем и ценим тех учителей, которые помогают стать личностью, научиться уважать себя, преодолевать препятствия и расставлять жизненные приоритеты. Для меня  таким педагогом «номером один» стала профессор Ольга Ивановна Лепилкина. И не только для меня. «Ольга Ивановна – наше все!» - такой девиз до сих пор гуляет в соцсетях среди студентов и выпускников. Под ним могли бы подписаться многие нынешние работники пресс-служб, журналисты и другие состоявшиеся выпускники СКФУ.

В пору моего студенчества она преподавала у нашего курса историю отечественной журналистики. С вдохновением ученого Ольга Ивановна придавала теоретической дисциплине практическую направленность – мы анализировали архивные подшивки журналов и газет, работали с текстами выдающихся авторов. До сих пор считаю, что это была самая эффективная форма обучения профессии.

Правда, о строгости оценок Ольги Ивановны тоже ходили легенды. Помню, как, будучи отличницей, ходила пересдавать ей зачеты по семь раз. А однажды она весь курс посадила за учебники в аудитории и до самой ночи заставила муштровать темы зачета – никто не ушел, пока не ответил на все ее вопросы. Это был непростой, но показательный урок, как работать с материалом.

В 2014 году Ольга Ивановна вошла в топ-100 самых цитируемых российских ученых. Она одной из первых в стране стала «складывать» воедино картину российской провинциальной прессы. Под ее руководством ведутся десятки уникальных исследований. Мне приходилось наблюдать, с каким пиететом встречают Ольгу Ивановну в научных кругах. Послужной список ее званий и премий займет не одну страницу.

Лучший педагог – тот, кого любишь, на кого хочется быть похожим. У нас у всех сегодня непростая жизнь, она идет в бешеном ритме, в ней много проблем. Ольга Ивановна умеет гармонизировать вокруг себя пространство, будит в людях лучшие качества. Наверное, поэтому на кафедре часто появляются гости «со стороны» - из числа выпускников, коллег или студентов.

Помню, как почти 20 лет назад мы с командой энтузиастов создавали студенческую телестудию. Оборудование под нее выиграл курс первого журналистского набора, а нам необходимо было наладить регулярный выпуск университетских передач в эфире СГТРК и тематических проектов внутри университета. Так вот с каждой передачей, прежде чем показать ее начальству и редакторам, я бегала к Ольге Ивановне – она помогала и словом, и советом. И это тоже было обучение.

Говорят, есть люди-лестницы и люди-пропасти. Очень важно встретить на своем пути человека из первой категории. Спасибо, что они есть, наши лучшие учителя. Главные оценки их  труду ставит сама жизнь. Уверена, что Ольга Ивановна здесь на высоте. Здоровья ей и счастья!

 
Кристина ЛИМАНОВА, ученица ставропольской гимназии №25:
 

С детства дружбой дорожить

 

Я принадлежу к счастливым людям, для которых школа - второй дом. Полюбить гимназию и класс мне помогла моя первая учительница Наталья Витальевна Меладзе.

Когда 1 сентября 2005 года я переступила порог школы, мне было очень волнительно и непривычно. Я была домашней девочкой, в садик не ходила, а тут столько незнакомых людей! Мне очень хотелось позвать маму, и именно тогда я впервые увидела Наталью Витальевну. В ее глазах было столько теплоты и внимания, что я сразу почувствовала себя в безопасности.

Учительница провела нас в кабинет и рассказала, что здесь мы будем проводить много времени, и она очень надеется, что кабинет станет для нас родным. Так и случилось. И сейчас, спустя почти 7 лет, я безмерно благодарна своей учительнице и часто ее вспоминаю.

Наталья Витальевна научила нас самостоятельности, доброте, дружбе, честности. Однажды на уроке изо нам задали сделать домик из картона. Мы мастерили поделку с мамой, вернее, трудилась мама, а я только наблюдала. На следующий день я с нетерпением ждала похвалы, ведь мой домик был самым аккуратным. Но учительница сказала, что не поставит мне отлично, так как это не моя работа. Как же я тогда взбунтовалась! Лишь спустя время осознала свою ошибку.

Еще помню, как-то мы выходили из школы с мамой, она несла мой портфель, пакет со сменкой и куртку. Наталья Витальевна, заметив нас, подошла и спросила, почему мама должна нести все вещи? Мне стало так стыдно! Я больше никогда не позволяла маме таскать мои вещи.

Я могу рассказать еще множество историй, которые помогли мне стать такой, какая есть. Я обожаю свою школу и одноклассников. А все потому, что Наталья Витальевна помогла нам стать друзьями. Она относилась к нам, как к своей семье. И я точно знаю, что свою школу я всегда буду вспоминать с любовью.

 
Олеся ТАВКУНАЙТ, журналист-фрилансер, выпускница школы №1 г. Майского, КБР:
 

Успеть сказать спасибо

 

У нас в школе английский вела Екатерина Михайловна Кошанская. Мы ее боялись жутко, в кабинет входили, как в камеру пыток, и получить «двойку» страшились сильнее собственной смерти. Екатерина Михайловна была очень умная, интересная, глубоко и хорошо образованная дама, но, как бы сказать, жестковата немного.

После школы мне еще долго снилось в кошмарах, что я выхожу к доске и на инглише строю фразы, предложения...

К чему это я? Спустя 15 лет после окончания школы мне вдруг вздумалось поступить в университет. И из всей группы я была единственной студенткой, которая по английскому и училась сама, и экзамены сдавала, и получила высший балл в диплом.

Я потом в нашу школу письмо написала с благодарностью. Но ответ не пришел. А несколько лет назад побывала на родине и нашла эту учительницу ...на кладбище.

 

 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий