Поиск на сайте

Вниманию прокурора края Юрия ТУРЫГИНА
 
Пятигорские полицейские в два счёта «раскрыли» уличный грабёж, «повесив» его на ранее судимого местного жителя. Как он рассказывает в письме в «Открытую», доказать невиновность ему не помогли ни справка из больницы, где мужчина находился в день преступления, ни даже... признание настоящего грабителя!
 
 
 

Год назад, 23 сентября, меня арестовали за грабеж, совершенный недалеко от моего дома. Сотрудники полиции доставили меня в отдел, сразу показали потерпевшей и посоветовали написать явку с повинной.

Один из оперов сказал, что жертва нападения является хорошей знакомой прокурора и он просто не может не «раскрыть» это ограбление. К тому же я подхожу под описание преступника (высокий рост, среднее телосложение, темные волосы), и потерпевшая на опознании обязательно укажет на меня.

Мне же, мол, никто не поверит, потому что я ранее судим. Так что лучше признаться, извиниться перед потерпевшей и возместить ей ущерб в размере одной тысячи рублей, которой меня безвозмездно одарит этот же сотрудник. И всем будет хорошо: он-де раскроет преступление, потерпевшая примет извинения и не будет иметь ко мне претензий, а я напишу явку с повинной, и суд это учтет. В противном случае опер обещал «найти» у меня дома при обыске документы потерпевшей и упрятать за решетку.

Я отказался признаваться в том, чего не делал, и был «опознан» потерпевшей, как она сама сказала, по росту, цвету волос и комплекции. Согласно УПК такое доказательство имеет незначительную ценность и не может лечь в основу обвинения.

Мало того, процедура была проведена без адвоката, что противоречит ст. 48 Конституции РФ, а статисты резко отличались от меня по возрасту и внешности (один был на 13 лет младше, второй - со светлыми волосами). Такое опознание считается доказательством, полученным с нарушением закона, и не имеет юридической силы. Но кого это волнует? Даже кассационная коллегия, в которую я подал ходатайство о признании процедуры опознания недопустимой, не усмотрела в ней  нарушений.

Однако это было позже, а пока, после «успешного» опознания, ко мне все-таки привели адвоката. 

***

Я попросил юриста позвонить матери и сказать, чтобы она позвала своих понятых, так как мне при обыске могут подкинуть какие-то документы. Адвокат позвонил, мать послушалась моего совета.

Но во время обыска приехавшие сотрудники выгнали из дома соседку, приглашенную мамой в качестве понятой, а других соседей, пожелавших быть понятыми, домой не пустили. Моей жене запретили выходить из своей комнаты. И, пока за их действиями никто не мог наблюдать, сотрудники со своими понятыми «нашли» у меня дома просроченное водительское удостоверение  потерпевшей (выданное в 1999 году), якобы пропавшее у нее при ограблении. Также сотрудники забрали у моей матери спортивную куртку с черными полосами на рукавах и сказали, что именно в ней я ограбил женщину.

Особо отмечу, что среди перечисленных похищенных вещей потерпевшая не упоминала данное удостоверение ни в заявлении, ни в протоколе опроса и допроса, а описывая грабителя, указывала, что тот был одет в спортивный белый костюм без каких-либо полос.

Когда следователь сказал, что при обыске у меня нашли временное удостоверение потерпевшей, я ходатайствовал о проведении экспертизы и снятии с этого документа отпечатков пальцев и потожировых следов, чтобы выяснить, кто мне его подкинул. Следователь ответил, что уже отдал удостоверение потерпевшей, так как ей необходимо водить автомобиль.

Тогда я еще не знал, что права давным-давно просрочены (только при ознакомлении с материалами уголовного дела узнал, что они выданы 15 лет назад), и не смог уличить следователя во лжи. А потом уже поздно было. Тем не менее это еще одно грубейшее нарушение закона, ведь следователь отдал вещдок до окончания следственных действий, не изучив его, как требует закон. Естественно, мое ходатайство он проигнорировал, определения об его отклонении не вынес.

Но тут фортуна, казалось, повернулась ко мне лицом. Находясь в СИЗО-2 Пятигорска, я случайно познакомился с заключенным А. Исаенко, который рассказал мне, что совершил разбой 16 сентября, за что был задержан, а также... грабеж 18 сентября, в котором обвиняют меня!

Оба преступления он совершил в одном и том же белом спортивном костюме. Нашли нарушителя по видеозаписи с места разбоя, арестовали 26 сентября. Как рассказал Исаенко, он хотел признаться и в грабеже, но полицейские запретили, сказав, что за грабеж сидит другой человек (я к тому времени уже три дня как был «опознан» и «уличен»).

Исаенко сказал, что спрятал похищенные у потерпевшей вещи и может показать, где они. Я рассказал об этом следователю, тот поручил сотрудникам СИЗО опросить Исаенко, и в результате последний якобы отказался от своих слов и от знакомства со мной.

Следователь записал Исаенко в свидетели обвинения. Однако на суде тот спутал обвинению все карты. Он повторил сказанное мне ранее, полностью признался в преступлении, рассказал о его деталях.

Казалось, я в полушаге от свободы, но не тут-то было...

***

Судья направил протокол судебного заседания с признанием Исаенко в СО ОМВД Пятигорска для проверки и перенес заседание на другой день. Мои друзья тем временем нашли видеозапись с места преступления, совершенного 18 сентября, а именно с камер наблюдения здания МЧС напротив дома, где ограбили потерпевшую. На этой записи виден человек в белом костюме, пробегавший мимо в период совершения преступления, что полностью согласуется с рассказом потерпевшей и самого Исаенко.

Адвокат представил запись на суде. Однако прокурор и судья от нее просто отмахнулись, сделали вид, будто ее вовсе нет. Ни в приговоре, ни в протоколах судебного заседания она даже не упоминается, как не упоминается ни одно из моих многочисленных ходатайств (в том числе о приобщении видеозаписи с места преступления и проведении сравнительной экспертизы с видео из материалов уголовного дела Исаенко). Не было вынесено ни одного определения или постановления об отказе в удовлетворении ходатайств. Они просто игнорировались.

Проверка, проведенная СО ОМВД Пятигорска, закончилась ничем, и судья Пятигорского городского суда А. Атаев вынес мне обвинительный приговор, несмотря на наличие признательных показаний настоящего преступника и на мое алиби, подтвержденное свидетелями и справкой из больницы: в тот день, когда был совершен грабеж, мне было плохо, и я был доставлен в больницу на «скорой».

Судья Атаев посадил меня ни за что на 2,5 года и еще вдобавок дал ограничение свободы на один год после освобождения. А это значит, что меня обязательно посадят в будущем за любой грабеж или разбой, совершенный в районе, где я проживаю, или в ближайших районах. Достаточно будет расплывчатого описания: мужчина, 30-35 лет, брюнет, крепкого телосложения, рост выше среднего.

Да таких грабежей в Пятигорске в темное время суток совершается по десятку ежедневно! А если есть судимость, да к тому же за грабеж, и человек живет рядом, то всё - преступление раскрыто, план выполнен! И никакое алиби не поможет.

Конечно, я не собираюсь возвращаться домой и жить там дальше. После окончания срока я (если меня не оправдают) буду ходатайствовать, чтобы ограничение свободы поменяли на реальный срок, или специально нарушу ограничение, чтобы уже досидеть и выйти свободным, не обязанным нигде, ни у каких ментов, торопящихся раскрыть преступление, отмечаться и не стоять ни у кого на учете как кандидатура для повышения раскрываемости.

***

Но пока сдаваться я не намерен. Пишем жалобы все - я, моя мама и жена, у меня полная папка ответов. В настоящем переписываюсь со следственным отделом следственного комитета Пятигорска. Они то присылают отказ в возбуждении дела по моему заявлению, то отменяют свое решение и возобновляют проверку.

Также я написал кассационную жалобу в Москву, которую отправили почему-то председателю Ставропольского краевого суда. Сказали, что так положено. Ну положено, так положено, может, председатель разберется.

Пока же все мои жалобы, направляемые в различные инстанции, возвращаются к тому человеку, который подписывал обвинительное заключение, - заместителю прокурора Пятигорска П. Куцаенко. Он себя проверяет и находит, что сижу я законно.

Впрочем, с ним согласны и краевой прокурор, и судьи. Ведь если меня оправдать, то надо привлекать к ответственности оперов - за то, что подкинули права, следователя - за то, что не снял с вещдока отпечатки, прокурора - за то, что подписал обвинительное заключение с нарушениями УПК РФ, судью, который давал арест на основании сомнительной процедуры опознания...

Когда на одной чаше весов вся эта армия добропорядочных блюстителей закона при погонах и в мантиях, а на другой - рядовой гражданин с «черной меткой» в виде отбытой судимости, трудно надеяться, что ради него кто-то будет ворошить систему.

Но знаете, я решил написать вам после того, как прочитал в «Открытой» статью о состоянии судебной системы и о том, как и за кем надзирает прокуратура в Ставропольском крае. Честно говоря, не предполагал, что доведется прочитать подобную публикацию о нашем ставропольском правосудии в нашем же ставропольском издании. Наверняка вы испытываете давление со стороны вышеупомянутых структур.

Радует, что такие публикации вообще возможны. Это значит, перемены начались и когда-нибудь система правосудия будет работать справедливо. И во многом благодаря вам, ведь не могут люди закрывать глаза на то, о чем пишут газеты.

 
Максим СКРИННИКОВ
ФКУ СИЗО-2 УФСИН РФ по СК
Пятигорск
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Гость (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Никого не интересует судьба человека незаконно отправленного в тюрьму ,а на его месте,при данном беспределе мог оказаться каждый.И статья вовсе не о данном безвинно осужденным,а о тех кто безнаказанно и безответственно ломают судьбы людей -прокуроры,следователи,судьи и имитирующие защиту, адвокаты Ставрополья .

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

В Момент истины надо написать, если ещё не написали. Там любят инетесные сюжеты. Служители слепой фемиды не рады, когда их заслуги по телевизору видно.

Ольга Габрилян
Аватар пользователя Ольга Габрилян

В Пятигорске самая низкая раскрываемость преступности.но план нужно выполнять,вот таким образом и выполняют.Работу прокуратуры можно показывать в СМИ ,но работать будут только по знакомству

Добавить комментарий