Поиск на сайте

Почему наш народ перестал верить власти? Об этом политический обозреватель «Открытой» газеты беседует с политологом, профессором Пятигорского лингвистического университета Сергеем Передрием.
- Сергей Васильевич, начну сразу с вопроса в лоб - как бы вы в двух словах охарактеризовали нынешнюю политическую ситуацию на Ставрополье?  
- В двух словах этого сделать нельзя. Дело в том, что политическая ситуация в крае - всего лишь отражение таковой в масштабах России. То, что происходит в нашем Белом доме, в высшей степени обусловлено расстановкой сил в Москве. Там идет борьба за влияние - идет она и здесь, и в других регионах.
Пожалуй, главная тенденция, которая сегодня определяет всю российскую политику - так называемая кристаллизация элит. На протяжении многих лет правящая элита не сменялась, а ряд руководителей стоят у власти еще с советского периода, в основном это выходцы из партийной и комсомольской номенклатуры. Они лишь пересаживаются из кресла в кресло. Скажем, в декабре наш губернатор (и его команда) отпразднует 10-летие нахождения у «руля».
- Но что же плохого в несменяемости элиты? Ведь среди выходцев из советской эпохи, согласитесь, есть немало хороших управленцев.
- Несменяемость элиты приводит к тому, что общество утрачивает возможность влиять на нее. Власть отчуждается от своего народа, и с каждым годом это отчуждение усиливается, пока не перейдет в тотальное непонимание и неприятие. Но при этом вакуум, возникающий между властью и народом, не заполняется структурами гражданского общества, как в цивилизованных странах. Вот, скажем, крупнейшая в стране политическая партия «Единая Россия», которая по сути должна быть мощнейшей структурой гражданского общества, на самом деле лишь элемент бюрократической системы.
- Постойте, постойте. А как же создание «Справедливой России», которая позиционирует себя как противовес чиновно-монопольной «Единой России»?  
- По справедливому замечанию бывшего ельцинского спичрайтера Вячеслава Костикова, «противостояние двух «партий власти» напоминает борьбу нанайских мальчиков». Никакая это не политическая конкуренция, а всего лишь попытка властных группировок «подстраховаться» на случай будущих потрясений.
Попадет, скажем, «Единая Россия» в немилость к президенту, ее функционеры тут же пристроятся уже к «России справедливой». Названия-то разные, а суть одна. Собственно, все политические реформы последнего времени (упразднение одномандатников, отмена графы «против всех», увеличение партийного избирательного ценза до 7%) этой же цели служат - покрепче закрепиться у власти.
- Неужели вы не видите никаких подвижек в деле формирования гражданского общества? А, скажем, создание Общественной палаты России?
- По верному замечанию ее члена Алексея Чадаева, «Общественная палата - это суррогат аристократии в стране, где нет дворянства». Суррогат, понимаете, пустышка, обманка. Одной рукой власть формирует Общественную палату, другой - принимает драконовский закон о некоммерческих организациях, который, фактически, ставит их на грань вымирания.
Создатели этого закона твердят: мол, многие правозащитные организации в России подкармливаются из-за рубежа, а значит, это потенциальные носители «оранжевой» угрозы. Согласен, на Западе никто не будет давать нам деньги просто так - он имеет от российских правозащитников какие-то политические бонусы. Но сегодня это единственная возможность поднять наше гражданское общество, робкие ростки которого бездумно вытаптывала власть еще в 90-е годы.
- Пять лет назад отделение общественных наук РАН опубликовало масштабное исследование, посвященное основным социальным угрозам новой России. И первой из этих угроз академики назвали противостояние олигархии и народа. Вы с этим согласны?
- В данном случае олигархия - это не просто узкая прослойка сверхбогачей, но, по определению Платона, группа людей, в руках которых сконцентрировано могущество, практически всесилие. В России это проявляется со всей очевидностью: у нас степень влиятельности зависит исключительно от денег, а не от ума, профессионализма, личной харизмы. Но вдвойне опасно то, что эти с позволения сказать «правители» - поголовно носители эмигрантского сознания. Они не любят Россию и, почти уверен, даже ненавидят ее.
И свои коммерческие планы рассчитывают они, исходя вовсе не из стратегических интересов страны. С какой легкостью Роман Абрамович «сбросил» Чукотку на своих менеджеров-наемников и уехал жить в Лондон! Или вспомните историю Ходорковского. В 2002-м он объявил о слиянии самых могущественных на тот момент нефтяных империй ЮКОСа и «Сибнефти» - но мало кто знает, что контрольная часть акций нового гиганта должна была «уплыть» за границу. И такая сделка могла стать реальной угрозой суверенитету страны. В итоге Кремль был вынужден «устранить» Ходорковского - не совсем красивыми методами, но все же.
По определению «элита» - самая лучшая, образованная, честная часть общества, носители высоких моральных идеалов, которые бескорыстно трудятся на благо родной страны. Можно ли это сказать о наших олигархах и «народных» избранниках? Вряд ли. Они воспринимают Россию исключительно как поле для «охоты», а деньги едут проматывать в Лондон или Куршевель.
- Ладно, с олигархией все понятно. Но кто же еще, кроме господина Ходорковского, по мнению РАН, может угрожать стабильности страны?
- Второй потенциальной угрозой РАН назвал имущественное расслоение. По расчетам статистиков, сейчас доходы 10% самых богатых и 10% самых бедных жителей России различаются более чем в 14 раз. В то время как в цивилизованных странах этот разрыв не превышает 6-8 раз. А ведь чем он выше, тем сильнее социальная напряженность, которая подспудно копится в обществе, и в один прекрасный момент выплескивается наружу - в виде революции, массовых стачек, забастовок или чего-то еще.
- Но ведь Росстат не устает нас убеждать, что благосостояние людей неуклонно улучшается.
- Согласен, улучшается. Но доходы богатейшей части общества растут намного быстрее, чем доходы общей массы населения. И это только усиливает имущественное расслоение. А, кстати, третьей угрозой нашей государственности академики назвали расслоение межнациональное. Вспомните, что после событий в Кондопоге по городам страны пронеслась череда подобных «антикавказских» погромов. Это вырвалась наружу та самая социальная напряженность, что копилась многие годы. Слава богу, нигде всерьез не полыхнуло. Но вы можете судить, насколько разрушительна ее потенциальная мощь. 
- Но в чем причина этой напряженности?
- Как ни прискорбно отмечать, но большинство из нас не ощущают себя гражданами своей страны - в смысле наличия прав, свобод и поддержки со стороны государства. Вот, скажем, сейчас в России эпидемия отравлений суррогатным алкоголем. Какие только причины наши министры не выискивают. А все просто - народ топит в вине свою безнадегу, неверие в завтрашний день, отсутствие жизненных перспектив. Даже олигархи бегут за рубеж, не видя в стране практически никакой будущности.
Все идет по кошмарному сценарию, о котором писал еще академик Александр Зиновьев, в эпоху перестройки эмигрировавший на Запад. К середине века Россия станет полуколониальным сырьевым придатком Запада, а жить в стране будет 30-35 млн. человек - этого числа достаточно, чтобы обслуживать газовую и нефтяную трубы. И это вовсе не мрачный гротеск, а вполне реальная угроза. Фактически, сегодня власть ведет войну против своего же народа - ежегодно Россия теряет по миллиону человек. И это только умершие. А сколько еще спивается, становится инвалидами, опускается на социальное дно?!
- Но, согласитесь, власть все-таки немало делает для развития страны. Взять хотя бы национальные проекты…
- По моему глубокому убеждению, нацпроекты - это большая фикция, миф, продукт промывания мозгов. Вот проект «Доступное жилье». Сегодня темпы возведения новых домов на порядок ниже, чем скорость обветшания старого жилого фонда. Грубо говоря, правительство строит один дом - а тем временем два заваливаются. По расчетам, через пару лет без жилья вообще останутся 3 млн. россиян - их дома перейдут в разряд аварийных или просто рухнут. А власть твердит о призрачных успехах своих нацпроектов!
Я не поклонник Геннадия Зюганова, но охотно процитирую недавнее его высказывание. Лидер коммунистов подсчитал, что на все нацпроекты в бюджете-2007 заложено 240 млрд. рублей, а на содержание бюрократического аппарата - 280 млрд. То есть, фактически, интересы узкой группы чиновничества для государства важнее, чем жизненные интересы остальных 140 млн. жителей!
- Возможно, нашей власти не хватает стратегического видения ситуации?
- Власть (да, впрочем, что греха таить, и мы все) взираем на происходящее в стране, словно статисты. Элита ничего менять не хочет, а простые люди - не могут. Академик Роальд Сагдеев, эмигрировавший в начале 90-х в США, как-то сказал: «Отличительной особенностью российской элиты во все исторические эпохи было интеллектуальное убожество». И сейчас это убожество проявляется ярче всего. Пусть мне покажут человека, который сегодня идет во власть, чтобы сделать жизнь людей лучше? Для 99% чиновников власть - это кормушка.
- А как вы относитесь, например, к «нашему всему», Владимиру Путину?
- Да, он толковый топ-менеджер, хороший человек, он красиво общается, но, к сожалению, у него напрочь отсутствует стратегическое мышление. Он часть сложившейся политической системы и, к сожалению, не более. Впрочем, никого другого наша «элита» на верх просто не пропустила бы.
- Между тем Путину верят.
- Согласен. Но что это за вера? Взять его недавнюю «прямую линию» с россиянами. Два миллиона звонивших Путину - и каждый жаловался на жизнь. Это показатель того, что вся наша гигантская бюрократическая машина абсолютно некомпетентна, а единственным своим заступником люди видят президента. Формально, власть над страной сосредоточена в руках одного человека. Но если нет контроля со стороны народа (о чем мы выше говорили) такая сверхконцентрация власти крайне опасна, прежде всего, для страны.
- Пессимистичный сценарий вы рисуете, Сергей Васильевич. Неужели все так плохо?
- Я хотел бы быть оптимистом, но здравый смысл не позволяет мне смотреть на вещи радужно. Вот мы всей страной нынче гадаем, на кого же укажет Путин, кого назначит своим преемником. Вы можете себе такое представить где-нибудь в Европе, где все скроено по лекалам народовластия?! А в России - пожалуйста. Прямо как при царе. Неважно, что страна движется по тупиковому пути, главное - обеспечить преемственность движения (читай: не быть отлученным от «кормушки»). А при любом форс-мажоре преемник, а вместе с ним и вся наша «элита» запросто может «соскочить» - запасной-то «аэродром» в Куршевеле или Лондоне есть. Ну а народ? Выкарабкается?..
 

Беседовал Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий