Поиск на сайте

Ставропольские меломаны насладились звуками и ароматами самого романтичного города на земле

 
«Ничего себе! Я и не думала, что в Ставрополе на классические концерты ходит столько людей!» – воскликнула моя приятельница, когда мы вошли в холл краевой филармонии. Зрителей и правда море – семейные пары с детьми, подружки-школьницы, интеллигентные бабушки и, конечно, влюбленные парочки: этим вечером им предстояло отправиться за тысячи километров от дома – в город любви и романтики Париж.
 
 
Нынешняя встреча – лишь вторая в серии проекта «Музыкальные столицы мира», но «путевки» на нее разобрали влет. За несколько дней до концерта на окошке кассы появилось объявление «Билетов нет».
Один из секретов притягательности концертов, задуманных музыковедом Татьяной Диевой и отрежиссированных талантливым актером Игорем Барташом,  кроется в органичном синтезе искусств – музыкального, театрального, дизайнерского и даже кулинарного. Именно он позволяет зрителям погрузиться в атмосферу великих городов мира, в их звуки, вкусы и ароматы, еще до того, как прозвенит третий звонок и погаснет свет в зале.
 
 
В этот раз на входе публику встречает симпатяга-мим со связкой воздушных шаров. За его спиной протянулся «Монмартр»: юные художники из детской школы искусств продают свои рисунки, сделанные на пленэрах в Париже. Рядом музыкант наигрывает «Шербурские зонтики» и «Елисейские поля».
 
 
Множество цветов, нежно-кремовых, персиковых, лавандовых, навевают мысль об уютных уличных кафе и нагретых солнцем террасах. В буфете предлагают парфе из черешни и крюшон из персика, а в антракте обещают дегустацию элитных напитков и ароматов Франции.
Но главное украшение вечера, конечно, музыка. Сказано ведь: «Не знает Парижа тот, кто его не слышал».
 
 

Симфонический оркестр филармонии под руководством главного дирижера Андрея Абрамова открывает концерт пленительной мелодией Мориса Равеля. Как и все номера вечера, она рассказывает зрителям о любви, которая одна и становится главной темой «парижского» концерта.

Звучит «Вальпургиева ночь» Шарля Гуно – история о том, как Мефистофель приводит Фауста на шабаш к вакханкам, чтобы отвлечь от мысли о возлюбленной, но тот слышит ее голос и вырывается из плена.

Перенимает эстафету страстная Кармен. Сегодня не найдется человека, который не знает оперу Жоржа Бизе об этой вольной цыганке. Между тем мировая премьера в театре Опера-комик в 1875 году провалилась с треском. Критики писали, что опера вульгарна и безобразна, лишь Петр Чайковский назвал ее шедевром и предрек: «Лет через десять «Кармен» будет самой популярной оперой в мире…»

Вечную тему неразделенной любви продолжила увертюра «Федра» Жюля Массне, чью музыку называют чувственной, драматичной и деликатной.

Вслед за ней зазвучала зажигательная мелодия из оперетты «Орфей в аду» Жака Оффенбаха. Через 30 лет после премьеры, в 1889 году, бурлящая музыка, под которую Орфей плясал в аду с нимфами, легла в основу другого танца –  отточенного танцовщицами парижского кабаре Мулен Руж, непристойного, но известного на весь мир канкана.

 
 

Во втором отделении волшебное действо продолжили гости вечера – солисты Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии, лауреаты международных конкурсов Оксана Крупнова и Федор Осипов.

Даже сатирическая «Великая герцогиня Герольштейн-ская» в их исполнении не выбилась из лирической колеи концерта. Оперетта рассказывает о молодой правительнице некоего государства. От скуки девица то начинает войну, то заключает перемирие, то одаривает сановников, то отбирает награды.

Премьера, приуроченная к Всемирной выставке 1867 года, обернулась конфузом: все страны восприняли сатиру на свой счет.

«Австрия была готова рассматривать оперетту как оскорбление, нанесенное ее двору, – пишет советский музыковед Моисей Янковский. – Пруссия не сомневалась в том, что героиня – одна из немецких принцесс, а Россия долго держала под запретом „Герцогиню Герольштейнскую“, находя в ней много сходных черт с Екатериной II»...

Прозвучала знаменитая баркарола «Прекрасна ночь, о, ночь любви» из оперы Оффенбаха «Сказки Гофмана». Ее сменили любовные арии из «Мадемуазель Нитуш» Флоримона Эрве. Последним аккордом вечера стала вдохновляющая песня «Короли ночной Вероны» из мюзикла «Ромео и Джульетта» Жерара Пресгюрвика. О чем она? Все о том же:

 
Игры с судьбою
              смешны и пусты.
Мы за собою
             сжигаем мосты.
И неизменно,
            во все времена
Только любовь
           миром править должна.
 
Алима КУБАНОВА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий