Поиск на сайте

Какого патриотизма ждёт от нас президент Путин

 
«У нас нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма», -  заявил Владимир Путин на встрече «Клуба лидеров». Президент добавил также, что идея эта не связана с деятельностью какой-либо партии, поэтому является общим объединяющим началом.
Летом прошлого года на вручении грамот о присвоении звания «Город воинской славы» Путин сказал, что «наш священный долг - быть верными великим ценностям патриотизма…».
Наконец в декабре 2012 года в послании Федеральному Собранию обозначил патриотизм как самоценную и центральную идею, вокруг которой должна строиться жизнь общества.
Замсекретаря Генерального совета «Единой России» Андрей Исаев по этому поводу написал: «Владимир Путин сформулировал национальную идею, над которой пару последних десятилетий бились эксперты и политологи. Идея оказалась достаточно проста и понятна всем. Это идея патриотизма».
 
 

О днако вопросы все же есть, и не какие-нибудь общие, а самые конкретные, на примерах нашей ставропольской жизни.

Полгода назад известный краевед Герман Беликов и автор этой заметки выпустили книгу «Безумие во имя утопии, или Ставропольская голгофа», дав на примере края жуткую картину того, как большевики унижали и уничтожали державу с огромным тысячелетним прошлым. Каждое слово в книге подтверждено свидетельскими показаниями и архивными документами. Всем сомневающимся предоставлен полный перечень, как выражается президент, «имен, паролей и явок».

Неравнодушная к истории Отечества публика книгу размела мгновенно. А вот три экземпляра в краевой администрации продавались все полгода. Неужели господа-товарищи во власти так равнодушны к своему прошлому, может, не патриоты они? Напротив, многие из них считают себя самыми правильными патриотами, потому и не хотят ворошить былое, а тех, кто делает это, причисляют к пятой колонне.

В прошлом году в крае с размахом и очень достойно отметили праздник 9 Мая. Повсюду прошли акции, выставки, концерты, изготовили панно с фотографиями фронтовиков, гордостью нашей стала самая большая в стране копия Знамени Победы. Организацией праздничных мероприятий и во многом генератором идей выступила краевая власть. Да, туго с деньгами, плохо в экономике и социалке, но хранить память о прошлом - наш общий священный долг. Мы можем ругать наших больших и малых вождей, но День Победы - это и есть часть той самой патриотической идеи, о которой на протяжении ряда лет говорит Путин.

Так оно, по всей видимости, должно быть. До последнего времени так хотел думать и я, искренне считая, что Весна 1945-го - все равно что наша общая мать, одна на всех, независимо от статуса, достатка, положения в обществе. Но после одного случая понял, что ошибался.

Около десятка публикаций посвятила «Открытая» теме разрушенного вандалами памятника погибшим фронтовикам в селе Подлужном Изобильненского района. Мемориал этот строили сами ветераны Великой Отечественной, друзья тех, кто не вернулся с поля брани домой. Победители оставили память о своих павших товарищах, односельчанах, вспомнив каждого из них поименно.

Сегодня в живых не осталось и самих ветеранов. Но ведь память обо всех тех, кто добывал победу, должна жить в наших сердцах?! Ни на одну из публикаций, персонально обращенных к высшим руководителям края, ответа не последовало. Сотня писем, отправленных сыном фронтовика Леонидом Умеренко в самые разные инстанции - от сельской администрации до администрации президента, результатов не дала. Четыре года длилась война, и пять лет пенсионер Умеренко добивается справедливости, имея на руках решение суда о восстановлении памятника.

Почему же такое вообще стало возможным, когда у нас нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма? Или слова Путина не столько факт, сколько благой посыл, обращение к народу, призыв, просьба задуматься?

Президент предложил верную и, возможно, единственную в российских реалиях объединяющую идею, но носители ее очень разные, чтобы совершить рывок хоть в какой-нибудь сфере - культурной, промышленной, политической, духовной.

...В День памяти жертв политических репрессий на Холодном роднике почтили память всех невинно убиенных в годы Гражданской войны и сталинского террора.

Народу на мероприятие собралось немного, человек двести, - по разнарядке сюда не сгоняют, сюда приходят по внутренней потребности. Глубоких стариков, кого репрессии коснулись лично, не было - свидетелей той страшной эпохи почти не осталось. Многие принесли цветы. Обошлось без длинных речей и напутствий. По погибшим отслужили панихиду, память их почтили минутой молчания.

А когда стали расходиться, к одному большому человеку из мэрии, пользуясь моментом, подскочили три дамочки и попросили сфотографироваться на память. Большой руководитель, чьи портреты регулярно мелькают в прессе, великодушно согласился. Мгновенно с лица его слетела маска печали, и все, расплывшись в широкой улыбке, сфотографировались - тут же, не сходя с места, у самого мемориала.

И такая крамольная мысль закралась мне в голову. А что, если бы дети и внуки всех незаконно отмотавших срок в лагерях, вернувшихся домой разбитыми стариками, всех замученных на лесоповалах, в тюрьмах и психушках, до смерти искусанных таежным гнусом, окоченевших в лютый мороз в «крикушниках», умерших от болезни и жажды в вагонах для скота по дороге в Сибирь, спецпоселенцев и депортированных, если бы они захотели пройти по улицам с фотографиями родственников, как прошли на 9 Мая «Бессмертным полком»? Им бы тот близкий к народу руководитель из администрации согласовал такую акцию? Очень в том сомневаюсь.

…Не так уж проста и понятна идея патриотизма, слишком много в ней оттенков, идеологических, мировоззренческих расхождений. Много патриотов, только шагать в ногу что-то не получается.

 
Афанасий
КРЖИЖАНОВСКИЙ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Tri5o6
Аватар пользователя Tri5o6

На одних большевиков нельзя всё ложить, платки никто не сдёргивал, фуражки никто не срывал.
Как бы народ просил, так бы и разрешили. Немощь.
Вот такие люди жили в России раньше:
"...федоровские крестьяне наотрез отказали: "Не допустим, чтобы на нашем поле столбы стояли и провода висели". Пришлось идти в обход - по межам, а потом через деревню Демихово. Демиховские поначалу тоже опасались и согласия не давали, но помог владелец тамошней ткацкой фабрики. Он подговорил старосту, поставил мужикам три четверти водки, и дело сладилось." (Свет в окнах Липецкий Г. В.)
Не местные шли за справкой и разрешением, а, наоборот, к местным шли. Хоть за водку могли Родину пропить.))

Добавить комментарий