Поиск на сайте

Можно ли победить в крае опаснейшие инфекции животных, рассуждает признанный эксперт в этой области

 
«Открытая» несколько публикаций за последнее время посвятила ветеринарным инфекциям, свирепствовавшим на территории Ставрополья. Так, в статье «Подлость, которой нет оправданий» (№30 от 5 августа с.г.) мы рассказали о том, что фермеры в Андроповском и Левокумском районах края продавали зараженное бруцеллезом мясо и молоко. Против злоумышленников, отравивших односельчан, возбуждены уголовные дела.
В статье «Подвиг бизнеса» (№38 от 30 сентября с. г.) наша газета рассказала о том, какой колоссальный урон животноводству Ставрополья нанесла африканская чума свиней, которая пронеслась по региону пять лет назад.
В частности, было уничтожено одно из лучших свиноводческих хозяйств в селе Красногвардейском. Только сейчас его удалось восстановить благодаря частному инвестору, мужественно пошедшему на риск в такой непредсказуемой отрасли, как свиноводство.
Что же происходит сегодня с ветеринарией на Ставрополье? Мыслями об этом на страницах «Открытой» захотел поделиться наш постоянный автор и эксперт, руководитель ветеринарного отдела краевого управления сельского хозяйства (с 1974 по 1994 год) Федор БАЗАЛЕЙ.
 
 
Плюсы плановой экономики
 

В прошлом столетии ветеринарная служба в России была едина. Главный ветврач каждого района был и ветеринарным инспектором. Все текущие вопросы решались на местах только с учетом его мнения: это воспроизводство, лечебная работа, сохранение поголовья и его продуктивность, санитарное состояние ферм, качество кормов, оздоровление от острых и хронических болезней... Не говоря уже о назначении главных ветврачей хозяйств.

Все мероприятия, направленные на профилактику эпизоотий (массовых заболеваний животных. – Ред.), проводились в совхозах, колхозах и частном секторе со стопроцентным охватом всей живности обследованиями и прививками. И это было абсолютно бесплатно!

Финансировались все мероприятия за счет бюджета союзной республики и региона. Штатное расписание государственной ветслужбы ежегодно определялось по нормативам, с учетом поголовья животных и птиц.

Биологическая промышленность выдавала в нужном количестве вакцины, сыворотки и диагностические препараты для инфекций, существовавших на тот период времени. В каждом регионе был зооветснаб, который обеспечивал ветеринарную и зоотехническую службы. Планово и централизованно во все регионы приходили амбулатории, грузовики, малая дезинфекционная техника.

Единая ветеринарная служба занималась и надзором: ввоз-вывоз продукции (живности, продуктов животного и растительного происхождения) внутри регионов и страны проводился планово, во взаимодействии со службой защиты растений. Если было подозрение на инфекцию, опасную для человека, немедленно подключалась санитарно-эпидемическая служба.

Любые объекты строительства в животноводстве и мелиорации принимались в строй комиссией, в состав которой обязательно входили специалисты двух служб – ветеринарной и санитарной.

 
Новое столетие – разрушено всё!
 

Сегодня об этой системе стройной можно лишь горестно вспоминать. Разрушено все! В начале XXI столетия по указанию Владимира Путина в Минсельхозе было создано три(!) ветеринарные службы. Затем, правда, осталось две – Россельхознадзор и ветеринарный департамент в Министерстве сельского хозяйства. Такое же «расщепление» произошло и на уровне регионов.

И оба ветеринарных ведомства независимы друг от друга. То есть ликвидирован единый орган управления в ветеринарии, а значит, нет больше коллективной безопасности и ответственности за принимаемые решения!

Что же сегодня мы наблюдаем на местах?! Управление недвижимостью и вопросы финансирования ветслужбы переданы на уровень регионов. Учитывая, что они дотационные, каждый губернатор и думает: как бы сэкономить на штатах и какие учреждения закрыть.

В Ставропольском крае из-за таких «мудрых» руководителей были ликвидированы институт животноводства и научно-исследовательская ветеринарная станция. Часть их сотрудников перешла на работу во Всероссийский НИИ овцеводства и козоводства (ВНИИОК), где был создан отдел животноводства и кормопроизводства. Но вскоре по инициативе Москвы институт потерял и его, занявшись исключительно овцами.

Здание ликвидированной ветстанции Россельхознадзор забрал для своих целей, ну а базовой станцией для всего региона была признана... Петровская, которая находится в 70 км от столицы региона.

Между тем и на Кубани, и на Дону институты животноводства и научно-исследовательские ветеринарные станции сохранили. И даже повысили в статусе, переведя их в ранг НИИ ветеринарии. Сейчас они вплотную занимаются вопросами воспроизводства животных, незаразными болезнями, вносят предложения в региональные минсельхозы.

На Ставрополье же ничего этого нет! А потому и не стоит удивляться, что половина молока на наших прилавках – из других регионов, где есть сильная ветеринарная наука. А чего добилось Ставрополье? Только лишь повышения урожайности пшеницы, что и считаем главным достижением в сельском хозяйстве...

 
 
Кто загубил миллион свиней?!
 

В бытность президентом Дмитрий Медведев запретил посещать работающие предприятия (в том числе сельскохозяйственные) с проверками чаще чем раз в год. Это указание действует и сегодня. А с будущего года для развития малого и среднего бизнеса вводится мораторий на проверки уже на три года.

Возможно, если завод выпускает гвозди или кастрюли, то такая редкость проверок – это нормально. Но не для сельского хозяйства, где находятся гурты, отары, табуны живности! Ведь все это биологические объекты: ветеринары и другие специалисты в сфере животноводства должны постоянно проводить осмотры, чтобы не пропустить начало развития эпизоотии.

Привожу конкретные примеры. Писала много ваша газета о том, как в регионах России появилась африканская чума свиней, которая унесла уже более миллиона голов! Международное эпизоотическое бюро издало рекомендации, которые касаются этой болезни животных. Суть их такова.

Клинически здоровых свиней (даже из очага заражения) можно убить, продукцию подвергнуть тепловой обработке, а конфискаты пустить на мясокостную муку. Для человека это абсолютно безвредно, ведь африканской чумой свиней он не болеет.

Когда на Ставрополье во время моей работы полыхал ящур, переболевший им скот держали замкнутыми гуртами, откармливали. Затем через три месяца загружали в машины с непроницаемым кузовом и везли на мясокомбинат, где можно перерабатывать такое мясо. И ни разу не было ни одного случая повторного заражения животных или людей!

А в случае с африканской чумой свиней такого решения о переработке мяса принято не было. И все потому, что две службы – Россельхознадзор и краевое управление ветеринарии – никак не могли договориться. Не задействовали и ученых-практиков. И в итоге все спустили на тормозах, загубив более миллиона голов! А просчитайте-ка убытки всей сельскохозяйственной отрасли!

 
 
Васька слушает да ест!
 

Эпизоотия африканской чумы свиней показала всю слабость нашей ветеринарной науки. Ведь уже сколько лет не было государственных вложений в эту отрасль! Тем более Москва все финансовые вопросы спихнула в регионы, у которых просто не оказалось средств, о чем я уже писал выше.

После такой катастрофической эпизоотии свиней запретили содержать на частных подворьях у населения. А также в хозяйствах, которые не удовлетворяют требованиям безопасности.

В итоге на крестьянских столах сало и свинина очень быстро исчезли, а цена на рынках на эти продукты взлетела до небес. Если бы таким же путем цари еще два-три столетия назад (при отсутствии вакцин) боролись против болезней животных, то сегодня нам вообще бы нечего было есть.

А нелишне было бы нашим чиновникам обратиться к примеру других стран. Так, по признанию профессора Мадридского университета Хосе Санчеса, Испания полностью освободилась от африканской чумы свиней. А ведь в этой стране было много заносов инфекции (причем разных типов вируса).

Победа над чумой в Испании стала возможной благодаря тому, что в этой стране единая ветеринарная служба. Председатель Международного эпизоотического бюро, выдающийся французский ветеринар Бернар Валла не раз подчеркивал, что и в России нужно возродить единую ветслужбу.

Возродить именно в том виде, который существовал в советские годы. Вспоминаю Международный ветеринарный конгресс в Москве в 1979 году (на него съехалось более пяти тысяч специалистов из 60 стран планеты), участником которого был и я. И ветеринария СССР по большинству показателей была признана лучшей в мире.

Ну а что же наши власти?! Васька слушает да ест. Не слышит Москва ни международных авторитетов, ни отечественных ученых. И уже 15 лет в стране продолжаются бездумные реформы ветеринарной службы, а толку нет!

И вот скоро грядет новая реформа. Недавно Госдума в трех чтениях рассмотрела проект поправок к федеральному закону «О ветеринарии». Вызвал этот проект бурное обсуждение в профессиональных кругах, в которых принимал участие и я. О плюсах и минусах нового закона расскажу в продолжении этой публикации в следующем номере «Открытой».

 
Фёдор БАЗАЛЕЙ,
руководитель ветеринарного отдела
краевого Управления сельского хозяйства
с 1974 по 1994 год
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

олег (не проверено)
Аватар пользователя олег

много негатива накопилось у меня к ветслужбе. есть что возразить. не такая она белая и пушистая как здесь описано.

Добавить комментарий