Поиск на сайте

Почему никто реально не борется с опаснейшими инфекциями животных, которые свирепствуют на Ставрополье, рассуждает признанный эксперт в этой области, постоянный автор «Открытой» Фёдор Базалей

Роспотребнадзор бьет в набат: в регионе постоянно возникают вспышки бруцеллеза, туляремии, лептоспироза, крымской геморрагической лихорадки... Опасные инфекции выкашивают в крае целые стада животных – диких, домашних и сельскохозяйственных.

С начала года в крае зарегистрировано восемь локальных вспышек бешенства, из них четыре у крупного рогатого скота (в Шпаковском и Курском районах).

У сельскохозяйственных животных регулярно выявляется бруцеллез: с начала года подобных случаев уже три десятка в 13 районах края.

Чаще всего бешенство выявляли в Андроповском и Шпаковском районах, как правило, в частных подворьях, а однажды (в марте) – в колхозе «Россия» (животноводческая точка близ села Манычское).

На днях очаг этого опасного заболевания ветеринарные врачи обнаружили в нескольких частных подворьях в хуторе Базовый (Грачевский район), здесь введен карантин.

Все эти инфекции опасны не только для животных, но и для человека. Скажем, бактерия-возбудитель бруцеллеза поражает внутренние органы человека, который остается глубоким инвалидом.

И наивно полагать, что бояться стоит только сельским жителям: среди заболевших множество горожан – тех, кто покупает «с рук» инфицированные молочные продукты (молоко, творог, сметану, сыр).

Самая частая причина возникновения опасных ветеринарных инфекций – это самовольный, бесконтрольный завоз зараженных животных. Их владельцы злонамеренно отказываются от обязательных диагностических обследований, а затем ведут несанкционированный убой больных животных и продают их мясо.

Грузовики, не имеющие никаких ветеринарных сопроводительных документов, едут по территории края из Калмыкии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии... А вместе с ними – и опасные инфекции.

Ветеринарные инспекторы выявляют  лишь единичные случаи, а сколько их на самом деле?! Вообще, насколько эффективно сегодня работает на Ставрополье ветеринарная служба?

Об этом на страницах «Открытой» размышляет наш постоянный автор Фёдор Базалей, который двадцать лет возглавлял ветеринарный отдел краевого Управления сельского хозяйства.

Советскую ветеринарию весь мир считал лучшей – она была плановой, бесплатной, доступной и преимущественно профилактической. Именно такая высокая оценка была дана нашим ветврачам на Международном ветеринарном конгрессе, который проходил в Москве в 1979 году (его участником был и я).

Даже после распада СССР удалось сохранить все лучшее в работе ветеринарной службы: была единая «вертикаль» управления (она существовала с 1936 года), действовал единый ветеринарный устав, подписанный президентом, не допускалось крупных вспышек инфекционных болезней... Действовала производственная ветслужба, которая и «ковала» благополучие животноводства.

Однако в 2002 году началось реформирование эффективно работающей службы. По указанию президента был ликвидирован департамент ветеринарии в Минсельхозе России, а вместо него создано сразу три самостоятельных службы – Россельхознадзор, Управление ветеринарии и Федеральное агентство по сельскому хозяйству.

Вскоре в Нижнем Новгороде на базе Волго-Вятской академии госслужбы при президенте было проведено совещание на тему «Состояние и перспективы ветеринарного обслуживания», в котором приняли участие почти четыреста человек – представители различных ведомств.

***

Место проведения совещания выбрали не случайно: в области к тому времени уже провели показную реформу: ветеринарию перевели полностью на местный бюджет, у ветврачей были отобраны все льготы по оплате жилья, перестали присуждать звание «Заслуженный ветеринарный врач РФ»...

На совещании прозвучало, что на тот момент в России действовало почти 2,5 тысячи ветучреждений, в которых работали почти 105 тысяч специалистов. Финансировались они за счет федеральных и региональных бюджетов.

Выступавшие на том совещании руководители региональных ветеринарных служб (в том числе и Виктор Парахин из Ставропольского края) рассказывали, что они работают и так на пределе финансовых возможностей, а «кабинетная» реформа (по типу той, что была проведена в Нижегородской области) просто поставит крест на стратегической отрасли.

Приглашенные на совещание чиновники министерств сельского хозяйства, обороны, внутренних дел все как один промолчали. Промолчали и ученые, которых также позвали  высказать свое мнение. Неужели им было нечего сказать?!

Именно это молчаливое большинство и сыграло главную роль – реформа все же была запущена. Проводили ее не ученые и не ветврачи, а чиновники – люди, далекие от практических вопросов ветеринарии.

В частности, государственное имущество (в том числе станции и лаборатории), принадлежащее ветеринарной службе, было передано в регионы. Финансирование, конечно, пропорционально урезалось.

Главные ветеринарные врачи районов потеряли статус ветеринарных инспекторов. Зато при каждом управлении была создана группа из пяти-семи инспекторов, которые были обязаны выезжать на проверки в организации по усмотрению своего руководства.

***

Дальше – больше. Президент Дмитрий Медведев запретил проводить плановые проверки (в том числе ветеринарные) чаще, чем раз в три года, были отменены ГОСТы на пищевую продукцию. Конечно, если предприятие выпускает гвозди или кастрюли, то оно может и не работать по государственному стандарту, да и проверять его не стоит слишком часто.

Но совсем иное дело, когда речь о биологических объектах – гуртах, отарах, табунах, о птицефабриках и животноводческих комплексах! Они требуют ежесуточного досмотра, чтобы прогнозировать возможное возникновение опасных инфекционных болезней.

К чему все это привело, констатировал уже в конце 2013 года руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт, выступая на заседании комитета Госдумы РФ по природным ресурсам и продовольственной безопасности. Он заявил, что в стране зарегистрировано 89 объектов, инфицированных африканской чумой свиней (АЧС), и инфекция уже перешагнула за Уральские горы.

Серьезную тревогу вызывает ситуация с туберкулезом, бруцеллезом, лейкозом, оспой овец, нодулярным дерматитом, птичьим гриппом и многими иными болезнями. Постоянно приходят новости о выявлении новых очагов инфекционных болезней...

В прошлом году произошел вопиющий случай в Ямало-Ненецком округе – сибирская язва уничтожила более тысячи оленей. Животных более десяти лет не прививали против этого опаснейшего заболевания (в советское время вакцинирование было плановым и строго обязательным). В оленеводческих поселках умерли собаки и лишь по счастливой случайности не было заболевших среди людей.

Выяснилось, что, после того как появились первые заболевшие, ветеринарная служба начала принимать активные меры... лишь спустя месяц! А затем, чтобы локализовать стремительно растущий очаг заболевания, пришлось привлекать войска.

Вот она – истинная цена «оптимизации» ветслужбы.

***

Что же делать? Данкверт уверен, что необходимо восстановить функциональное единство государственной ветеринарной службы. Такого же мнения придерживается и министр сельского хозяйства Александр Ткачев – об этом он заявил на недавнем «Парламентском часе» в Совете Федерации.

По его словам, сегодня каждый губернатор (которому подчинено управление ветеринарии) принимает решения в зависимости от квалификации и наличия денег в бюджете. Подобная разрозненность, подчеркивает Ткачев, мешает выводить нашу аграрную продукцию на экспортные рынки (а ведь президент провозгласил это важнейшей задачей для Минсельхоза).

Начальник управления ветеринарии сегодня обязан идти с протянутой рукой к председателям колхозов, чтобы получить деньги на вакцинацию животных. А если денег не дадут?! В то время как раньше эти средства распределялись из бюджета, планово, в зависимости от поголовья.

Поголовье даже на частных подворьях прививалось бесплатно, не говоря уже о племенных хозяйствах – становом хребте нашего животноводства. А сегодня из-за отсутствия вакцинации племенная работа в некоторых регионах страны вообще остановлена!

***

Два года назад Госдума РФ  сразу в трех чтениях рассмотрела пакет поправок к федеральному закону «О ветеринарии». Самой спорной оказалась норма, разрешающая оформлять ветеринарно-сопроводительную документацию... предпринимателям, которые сами же производят или торгуют подконтрольными товарами. То есть это могут быть  не специалисты в области ветеринарии!

Регионы внесли в документ много поправок, но депутаты их не учли. На рассмотрение же Совета Федерации поступили лишь поправки, внесенные президентом, – и в таком виде документ и был принят.

Хотя в обсуждении сенаторы подчеркивали, что необходимо принимать новую редакцию базового Федерального закона «О ветеринарии», а не «латать» его многочисленными заплатками-поправками. Достаточно сказать, что только ныне действующий министр Александр Ткачев подписал более пятидесяти приказов и распоряжений, которые касаются ветслужбы. Ветеринарная служба в России продолжает погибать.

Фёдор БАЗАЛЕЙ,
почётный работник
АПК России, руководитель
ветеринарного отдела краевого Управления сельского хозяйства
(с 1974 по 1994 год)
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий