Поиск на сайте

 

В борьбе за собственность Ставропольская епархия переступает не только границы милосердия, но и закон

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Обращаюсь к вам как в последнюю справедливую инстанцию, оставшуюся в крае. Объясните, как мне дальше жить в свои 82 года, если не сегодня-завтра меня и мою семью выкинут из собственного дома?
И кто бы вы думали?! Ставропольская епархия с его немилосердным главой – архиепископом Феофаном.
Расскажу, как все начиналось. В начале века на улице Октябрьской краевого центра находился Иоанно-Марьинский женский монастырь, помещения которого в 1921 году были национализированы большевиками и переданы краевой психбольнице №1.
В одном из корпусов бывшего монастыря, игуменском, расположился швейный цех и клуб. Однако со временем этот корпус пришел в полный упадок: обвалилась кровля, облезли стены, провалился пол.
В 1993 году это здание краевой психбольницей было продано на публичных торгах фирме «Микст». А три года спустя она перепродала помещения нашей семье.
Мы оформили право собственности, за свои деньги полностью отремонтировали и благоустроили здание, провели коммуникации, оборудовали заезд.
Помещение общей площадью почти 300 «квадратов» мы разделили на три квартиры, где прописались я и семьи моих родственников, в том числе маленькие дети.
И вот два года назад мы неожиданно узнали о том, что Ставропольская епархия подала иск в Арбитражный суд края, требуя лишить нас жилья. Якобы здание игуменского корпуса было продано нам фирмой «Микст» незаконно.
Арбитраж вследствие неподсудности это дело рассматривать не стал – но епархия не успокоилась и в начале прошлого года обратилась с иском уже в Октябрьский райсуд Ставрополя. А параллельно и в милицию - с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 170 УК РФ («Регистрация незаконных сделок с землей»). Однако в возбуждении дела церковникам было отказано.
Тогда епархия изворотливо зашла с другой стороны. Вскоре после начала процесса в Октябрьском суде губернатор края Александр Черногоров неожиданно, безо всяких комиссий и обследований, внес наш дом в список церковных памятников.
Между тем за последние годы представители церкви в составе разных проверяющих комиссий неоднократно приходили в наш дом, изучали документы, но о неком «церковном памятнике» никогда даже не заводили разговора.
Нет никаких указаний на то, что наш дом является памятником и в правоустанавливающих документах – договоре купли-продажи, инвентаризационном деле и техпаспорте. Никто не предлагал членам нашей семьи – собственникам помещения – заключить охранный документ, как обязывает в таких случаях федеральный закон «Об охране памятников».
На нашей стороне – Гражданский кодекс и существующая практика Конституционного суда РФ и Верховного суда РФ, признающие всех владельцев недвижимости изначально добросовестными приобретателями (если не доказано обратное).
Действительно, откуда мы могли знать, что спустя 11 лет после покупки дом по воле Черногорова окажется историческим памятником?!
Октябрьский райсуд все наши доводы принял – и отказал епархии в удовлетворении ее требований. Однако это решение в декабре прошлого года отменила кассационная коллегия краевого суда по гражданским делам.
Тем самым, по сути, у нас отобрали законно принадлежащее нам жилье. Хотя по закону, если государство (в лице судебной власти) лишает гражданина жилья, то обязано полностью возместить его стоимость или предоставить иное жилое помещение.
По телевизору политики так красиво говорят о защите и гарантиях прав человека, в том числе имущественных (ст. 35 Конституции РФ – «Право на собственность»). Но на деле все с точностью до наоборот (особенно в провинции). Куда бы мы ни обращались – помощи нет. Моя семья оказалась абсолютно беззащитна перед судебно-церковным произволом.
Я уже обратилась с надзорной жалобой в Верховный суд РФ и одновременно в Страсбургский суд по правам человека.
Теперь-то я понимаю, почему отчаявшиеся люди все чаще обращаются за защитой в Европейский суд – и там ее находят. Найти защиту в крае простому человеку невозможно, а старикам – и подавно!

Раиса ФОМЕНКО,

бывший медицинский работник,
ветеран труда и
Великой Отечественной войны, инвалид 1-й группы

 

 

До Бога далеко, а до Правосудия?

 

Действительно, никогда еще деяния епархии не вызывали общественного протеста, который начал обвально нарастать с тех пор, когда ее в 2003 году возглавил владыка Феофан, ставший архиепископом Ставропольским и Владикавказским.
Главный духовник региона сразу же начал активно заявлять о себе в сугубо светских мероприятиях, устанавливая доселе неизвестные здесь стандарты поведения и общения — чего стоят только организованные архиепископом роскошные, стоимостью в несколько миллионов рублей, торжества по случаю собственного тезоименитства, о которых изумленно и озадаченно рассказывала пресса.
И верующих, и неверующих давно поражает, во что превращена зеленая территория кафедрального Андреевского собора - в большую автобазу, на которой «днюют и ночуют» иномарки, пассажирский транспорт и строительная техника всех видов. Неужели все это принадлежит епархии, в конце концов, не платная же это стоянка?!
С самого начала Феофан проявляет свою деятельную натуру как напористый хозяйственник, задавшийся целью расширить владения епархии, используя все возможности и связи в светских кругах и без оглядки на мнение простых горожан, в том числе и своих прихожан.
Три года назад возглавляемая Феофаном епархия затеяла скандальную тяжбу вокруг дома №159 по улице Дзержинского, примыкающего к Андреевскому храму - здесь намеревались расселить семинаристов. Но первая атака войны за собственность была успешной только отчасти: после долгих тяжб епархии удалось отсудить лишь одну квартиру, которую выделили... проживающему в Москве(!) игумену, бывшему секретарю епископа Гедеона.
Имея в собственности огромный кусок пустующей земли в центре Ставрополя в районе Верхнего рынка на улице Партизанской, о чем общественность до недавнего времени даже не знала, епархия начала грандиозную стройку на Успенском кладбище, где в 2004 году всеми правдами и неправдами заполучила в собственность 6,5 гектаров. Котлован под православную гимназию площадью в 3 тысячи «квадратов» бульдозеры рыли на могилах, на месте склепов, обнажая человеческие кости и гробы.
На фоне бурного протеста горожан, возмущенных таким кощунством, прокуратура края через суд пыталась отменить разрешение на выделение земли и строительство гимназии, но натолкнулась на стену. Краевая Фемида отказала прокуратуре в удовлетворении требований по единственному основанию: суд-де «не усмотрел, что спорный земельный участок является Успенским кладбищем».
Это как же надо было зажмурить глаза судье, чтобы не увидеть представленных ему «картинок» гробов и костей, взрытых бульдозером на месте стройки?! Это о каком же правосудии можно говорить, если суд напрочь игнорирует Федеральный закон «О погребении и похоронном деле»?! А ведь там черным по белому (п. 6.ст. 16) написано: «Использование территории места погребения разрешается по истечении 20 лет с момента его переноса. Территория места погребения в этих случаях может быть использована только под зеленые насаждения, строительство зданий и сооружений на этой территории запрещается».
Так какому же «православию» будут обучать будущих священников на костях предков?! Кого из истинно верующих не проберет до костей озноб от такого кощунства?! А вот в епархии - «светлы ликом и душой».
Люди не хотят, не будут мириться с таким кощунством — это факт.
Но факт и то, что епархия тоже готова воевать с горожанами до победного конца, вызывая этим «смущение духа» даже у многих священников. «Война - всегда торжество бездуховных,» - тишайше ответил один из них на вопрос о его личной позиции в этом вопросе и спешно осенил себя крестным знамением.
И вот теперь новая скандальная история все с теми же действующими лицами в краевом суде и в епархии, дружно раздувающими огонь войны с горожанами. Теперь их жертвами стали престарелые люди и дети, о чем мы узнали из письма 82-летней Раисы Ивановны Фоменко - ветерана труда и Великой Отечественной войны. Вот ее-то в числе ближних родственников, детей и внуков краевой суд приговорил к конфискационному выселению из дома - без права предоставления им другого жилья.
Что и говорить, решение — жесточайшее, идущее вразрез с нравственными постулатами общества, с политикой российского правительства. Престарелая женщина криком кричит о своей беде, пишет во все инстанции — в ответ гробовая тишина.
Бедная Раиса Ивановна с отчаянием напоминает в письме теперь уже губернатору Гаевскому о государственной программе, выдвинутой президентом Медведевым, - об обеспечении жильем до 2010 года всех ветеранов Великой Отечественной войны. А ее - от имени государства и в пользу государства (об этом циничном парадоксе - ниже) - лишили единственного жилья.
Раиса Ивановна просит губернатора лишь об одной милости: «До решения Верховного суда НЕ ПЕРЕДАВАТЬ теперь уже государственный дом, где мы живем (а для нас это единственное жилье) в собственность церкви. Ведь как только ОНИ получат этот дом в собственность, то выбросят нас на улицу».
Вчитайтесь в ее слова: в них ужас перед будущим, которое ей уготовила отделенная от государства наимощнейшая религиозная организация, проповедующая милосердие, любовь к ближнему. Хотя понятно, что в данном случае женщина просит спасения конкретно от ставропольского представителя церкви — наставника местной паствы архиепископа Феофана, которого она ни много ни мало обвиняет в рейдерстве — захвате чужой собственности.
Престарелая, серьезно больная женщина, счет жизни которой идет уже не на годы, а на месяцы, плачет каждый божий день от страха, что она сама, ее дети и внуки со дня на день будут насильственно выселены из их дома — ведь решение суда вступило в законную, точнее было бы сказать в беззаконную силу. Ибо в нем нет и намека на действие основополагающего принципа правосудия, не меняющегося с древних времен: «Dura lex sed lex» («Закон суров, но это закон»).
Вот на этом утверждении, как говорится, и остановимся поподробнее - рассмотрим доводы, которые приводит опытнейший юрист, бывший прокурор края, государственный советник юстиции 2 класса (что равняется званию генерала-лейтенанта юстиции), ныне адвокат, ведущий дело Р. Фоменко и ее семьи, Владимир Васильевич Хомутинников.
Вот что он рассказал, посетив редакцию «Открытой» газеты.

Приняв беспрецедентное решение о выселении
трех семей из дома, который они приобрели 15 лет назад на совершенно законных основаниях, краевой суд, по моему убеждению, грубейшим образом нарушил имущественные, конституционные права семей Фоменко и Шимко.
Этих нарушений - огромное количество, причем среди них такие вопиющие отступления от закона, что и объяснить их ничем нельзя, кроме как сознательным уходом суда от прямой и единственной его обязанности — рассматривать дело по существу, то есть объективно, независимо, всесторонне.
Оно же, на мой взгляд, рассмотрено не с позиции права, а с позиции политических игрищ, хотя, казалось бы, какой альянс может быть у светской правосудной системы с Церковью?! Но тем не менее у нас на Ставрополье он очевиден: участие Феофана в светских мероприятиях, даже на думском заседании с его отеческими внушениями новым руководителям края, демонстрация сахарных отношений с представителями власти, готовых ему угодить и в службу и в дружбу.
Очень многих горожан неприятно изумило скороспешное наделение Феофана званием почетного гражданина Ставрополя с воздвижением пилона с его бюстом на аллее в центре города. Сильно дружил Феофан и с бывшим губернатором Черногоровым, чей пилон с бюстом (когда власть последнего ослабла), по сути, теми же прихлебателями был с аллеи убран. И не слышно, чтобы Феофан своего покровителя защитил.
Более того, успешно лавирующий в коридорах власти Феофан в этом году, в отличие от прошлого, уже не сидел за штурвалом комбайна в компании Черногорова. Теперь-то гибкому митрополиту такое общество ни к чему?!
А ведь для архиепископа Феофана Александр Леонидович был еще тем благодетелем!
Именно Черногоров подсуетился в пользу Феофана, когда в прошлом году, в начале тяжбы архиепископа с семьей ветерана Раисы Фоменко, самоуправно, одним росчерком пера превратил здание в «памятник истории и культуры». А краевой суд эстафету «памятника» принял и фальшивую идею развил дальше.
Вы только посмотрите, какой иск принимает и рассматривает суд, «не замечая» совершеннейшего правового абсурда: в исковом заявлении по делу Фоменко архиепископ Феофан указывает, что действует в «защиту интересов государства».
С каких это пор представитель Церкви, отделенной от государства, выступает от имени Государства? Кто таким правом вездесущего архиепископа Феофана наделял?!
И каким же это образом Феофан «защищает» интересы государства, если конечная цель его тяжбы — отчуждение в собственность епархии жилого дома, одномоментно и бесчестно превращенного высшим государственным служащим края в «памятник»?! Не цинизм ли это духовного лица, отождествляющего свои интересы аж с интересами самого Государства?!
Короче, епархия, выступая от имени государства, действует самоуправно, злоупотребляя своим правом на свободу религиозной деятельности.
По сути, епархия присвоила себе полномочия органов госвласти, наглядно продемонстрировав обществу превосходство влияния религиозной организации над законами светского государства, более того — вмешиваясь в дела этого государства. Недаром же суд первой инстанции отказал местному церковному иерарху в иске.
Зато сверхдеятельный Феофан нашел полную поддержку у высшей инстанции местной Фемиды - в кассационной инстанции, которая и вынесла беспрецедентное решение по конфискации дома и выселению его жильцов без права предоставления другого жилья. При этом - заметим особо! - краевой суд наложил запрет на кассационное обращение самим жильцам, оградив от их жалобы Президиум краевого суда под председательством главы судебного ведомства Корчагина.
Такое право, в исключительных случаях, у суда есть. Но в данной ситуации усматривается тактический ход — не вовлекать председателя суда в дело, которое изобилует множеством существенных нарушений закона, не заметить которые невозможно. Их, безусловно, увидит если не Верховный суд РФ, то определенно - Страсбургский, куда направили жалобы мои доверители. И за нарушение конституционного права граждан на жилище опять же ответит рублем (из наших же налогов) государство.
Сегодня рыночная стоимость здания, в котором проживает 3 семьи старейшины рода, 82-летней Раисы Фоменко, составляет 10 миллионов рублей. (Это меньше, чем Феофан потратил, по утверждению прессы, на свой 60-летний юбилей.) И они готовы его продать богатой ставропольской епархии, чтобы затем купить новое жилье. Но зачем это Феофану, когда собственность можно взять бесплатно с помощью отдельных судей.
Смотрите, КАК обосновывают эти судьи, по существу, конфискацию жилья без права компенсации. Как заговор против государства(!). Из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам краевого суда следует, что изъятие здания является санкцией за нарушение в 1993 году с ТОО «Микст» и краевой психбольницей, осуществивших между собой процедуру купли-продажи здания, являвшегося памятником, умышленно, вопреки существующему по закону запрету.
То есть судебная коллегия взяла на себя роль государственного обвинения, абсолютно не исследуя в судебном заседании оценочные предположения следователя. И таким образом бесцеремонно перешагнула через фундаментальный принцип Правосудия и Конституции — презумпцию невиновности.
До глубины души потрясает то, с какой безоглядной легкостью, оказывается, можно, по сути, любого гражданина обвинить в действиях против интересов государства, а добросовестных приобретателей - в злом умысле.
Вы только вчитайтесь в решение краевой судебной коллегии, которая, не дрогнув, не устыдившись, обвиняет поистине в страшных вещах простых горожан - семью, состоящую из двух кандидатов меднаук, их престарелых родителей и несовершеннолетних детей.
«... Указанный договор направлен на подрыв основ конституционного строя, обороноспособности, безопасности и экономической системы Государства, нарушающим права и свободы человека и гражданина, противоречащим сложившемуся в обществе представлению о добре и зле, хорошем и плохом, пороке и добродетели, препятствующим гражданам в соответствии со ст. 44 Конституции РФ участвовать в культурной жизни и пользоваться учреждениями культуры...»
Просто дух перехватывает от того, как эта несчастная семья «подрывает основы государства». Тут уж судебная коллегия краевого суда определяет новые, небывалые стандарты установления Истины. Только к Истине и Праву они не имеют никакого отношения.
Отношение они имеют лишь к желанию, цели одной из сторон прибрать к рукам собственность другой стороны. И эту цель краевой суд обозначил четко: «Наличие договора купли-продажи ...препятствует возврату государством церковного имущества в целях восстановления нарушенных прав, законных интересов организации».
Таким образом, лишение имущества нескольких семей в пользу церкви (то есть частного лица), по мнению суда, не тождественно интересам светского общества, законным правам его членов.
Основной довод семьи Фоменко против иска церкви — факт добросовестного приобретения здания его жильцами. Уже одним этим обстоятельством они защищены российскими законами, и эта защита подтверждена постановлениями Конституционного суда. Это обстоятельство было одним из оснований для отказа в иске церкви Октябрьским районным судом. Краевой суд это фундаментальное положение отмел, словно его и в природе не существует.
Отметает и то, что по всем правоустанавливающим документам, имеющимся в архивах соответствующих госучреждений, известно: никаким «памятником» здание не являлось. В ином случае государство эту сделку бы не разрешило, а после ее совершения — не зарегистрировало бы. И никогда ранее — до воцарения на местном церковном престоле архиепископа Феофана - вопрос о принадлежности здания, множество раз за минувшее столетие переделанного, к церковным памятникам даже не поднимался.
Более того, если даже допустить, что первоначальная сделка купли-продажи разрушенного корпуса между ТОО «Микст» и психбольницей в 1993 году была проведена с нарушением закона (чему нет ни единого доказательства), то давно вышел срок исковой давности для требований признать этот договор недействительным.
Однако суд кассационной инстанции исхитрился этот срок не признать на просто смешном основании: епархия-де лишь недавно узнала о незаконной сделке, а потому, мол, с этого момента и начинается отсчет искового срока.
Заданному на определенную задачу суду ни к чему оказалось даже свидетельство на процессе бывшего вице-губернатора края о том, что епархия еще со времен владыки Гедеона была осведомлена о законности сделки. Именно потому Гедеон, славившийся подобающей его сану деликатностью к людям и уважением к институтам права, никогда и не помышлял об изъятии этого здания в пользу епархии.
На прошлой неделе все СМИ сообщили о закрытии уголовного дела в отношении сенатора от Пензенской области Андрея Вавилова, который, будучи заместителем министра финансов, в 1997 году похитил 231 миллион долларов из госбюджета. Дело закрыли в связи с истечением срока давности. Конечно, противно, несправедливо, что такой крупный вор ушел от наказания. Но ... закон есть закон. В нашем случае суд идет на все тяжкие, чтобы, даже вопреки истечению срока давности феофановских претензий на чужую собственность (не говоря же о прочих доказательствах незаконности судебного решения), лишить единственного жилья, по сути, нищих людей.
Подготовленная мною от имени доверителей жалоба в Верховный суд РФ содержит 32 листа доказательств необъективного, незаконного решения краевым судом дела семьи Фоменко, бездоказательно обвиненных по небывалой в делах такого рода и унизительной для законопослушных граждан статье — злом умысле, действиях против интересов Государства. И таким образом приговоренных к беспрецедентному наказанию — конфискации единственного жилья без права его компенсации и предоставления иного.
А отказ краевого суда 82-летней Р. Фоменко обжаловать это решение, между тем как самой церкви такое право было предоставлено, однозначно подтверждает вывод о беззаконном и несправедливом решении краевого суда, о том, что оно сознательно принято в интересах определенной стороны. Не с таким ли «правовым нигилизмом» призвал общество бороться президент Дмитрий Медведев! Только в крае с этим бороться, похоже, некому.

Владимир ХОМУТИННИКОВ,

бывший прокурор Ставропольского края, адвокат

 

 

Отписка – хлеб чиновника

 

Некоторое время назад группа активистов городского «Протестного комитета» направила заявление на имя полпреда президента в ЮФО Владимира Устинова с просьбой разобраться и навести порядок. Как у нас водится, рассматривать жалобу переслали на место. И вот авторы обращения читают ответ местного клерка, великолепный настолько, что его стоит привести полностью.
«Обращение инициативной группы Общественного движения «Ставропольский городской протестный комитет» к полномочному представителю президента РФ в Южном федеральном округе Устинову по его поручению рассмотрено комитетом Ставропольского края по делам национальностей и казачества.
Мы разделяем вашу озабоченность ситуацией, создавшейся вокруг Успенского кладбища. Государство и общество заинтересованы в объективном разбирательстве по поднятым в вашем обращении вопросам.
Однако мнение по этому поводу вашего общественного движения «Ставропольский городской протестный комитет» разделяют далеко не все представители общественности Ставрополя и Ставропольского края, а ряд общественных организаций считает его провокационным, о чем так же как и вы, заявляет публично.
Дальнейшее противостояние может привести к негативным последствиям.
Разрешить сложившуюся ситуацию, на наш взгляд, могут только судебные инстанции, действуя в строгом соответствии с Конституцией Россий-ской Федерации.
Вместе с тем в своем обращении вы сообщаете о ряде якобы вам известных фактов совершения правонарушений, за которые предусмотрена уголовная ответственность (вандализм и осквернение могил, давление на органы исполнительной, судебной власти, органы местного самоуправления и т.д.)
Доводим до вашего сведения, что если вам или другим членам движения «Ставропольский городской протестный комитет» известны какие-либо конкретные факты нарушения законодательства РФ, то следует в установленном порядке обратиться с заявлением в правоохранительные органы.
Содержание ответа просим довести до других членов общественного движения «Ставропольский городской протестный комитет».
Председатель комитета В. Шнюков».
Прочитал я это послание, и у меня возникло желание задать вопрос полпреду: «Уважаемый господин Устинов! Ответьте, пожалуйста, мне как налогоплательщику, на средства которого получаете зарплату вы, ваш аппарат и чиновники, подобные господину Шнюкову, на один вопрос: зачем вы все нужны? Какая польза от вас рядовому гражданину? Чем вы вообще занимаетесь?»
К вам обратились с конкретным вопросом. Изложили реальные факты, сопроводили их фотоснимками. У этого вопроса есть адрес, есть фигуранты, есть длящаяся больше года история.
Почему никто из ваших представителей не встретился ни с кем из заявителей?
Почему никто не исследовал факты, которые предъявляют активисты протестного движения?
Почему господин Шнюков не выехал на это самое Успенское кладбище и лично не потрогал человеческие кости, которые торчат из стен строительного котлована, не повстречался со ставропольцами, родственники которых похоронены на этом самом месте и могилы которых уничтожены?
Почему он ссылается на какие-то общественные организации, которые якобы не согласны, и почему в таком случае не называет эти организации? И какое вообще имеет значение, сколько организаций или граждан поддерживают митрополита Феофана, а сколько протестное движение? Вопрос в другом: почему роют на кладбище, что запрещено и законом, и христианской моралью?
И последний вопрос: почему сохраняют свои кресла и получают зарплату чиновники, которые не способны разобраться в элементарном вопросе? Или наоборот, стремятся запутать его, чтобы увести от истины. И в том и в другом случае такие чиновники дискредитируют и закон, и Президента. Место ли им в системе власти?
Мне сдается, что своим ответом господин Шнюков лишний раз подтвердил, что краевые чиновники как были равнодушно удаленными от интересов рядовых граждан, не способными ни понять их, ни помочь, так ими и остались.

Василий КРАСУЛЯ,
член Союза российских писателей

 

Igor Galt 17 мая 2011, 01:19

Хорошо вам в Ставрополе, вы избавлены от этого Хатуль Мадана, теперь он у нас в Челябе с народом воюет.

Махно 25 марта 2011, 13:59

На Нюрнбергском трибунале в 1946 году было чётко заявлено: Геноцид против человечества не имеет срока давности. Тогда скажите христиане и православные, сколько миллионов(!) Российских отцов и матерей вы заживо сожгли на кострах, когда вторглись, на нашу землю, с огнём и мечём, крестить Русь? Назовите свою цифру, пусть заниженную. Или скажете не было этого - не жгли? Было! Об этом и в ваших источниках упоминается. Вспомните, ещё на соборе в 15 веке, заволжские старцы поставили вопрос об отмене смертной казни еретиков. Замет те, прошло 500 лет со дня крещения, а Русичи всё ещё сопротивлялись. Так когда начнётся второй Нюрнберг, над садистами, насильниками и грабителями земли Русской? Они до сих пор остаются на нашей земле! Иностранцы на земле Российской! Только вдумайтесь в это! Потому такие вещи и происходят, что на нашу землю они пришли, как и Гитлер. Только последнего разгромили, а вот с первыми ещё надо бороться!

Армагеддон 11 августа 2008, 17:23

Уважаемые! Да какого ... беса, Вы прицепились к попам, они же как попы, да и к чинам, они тоже... такие со своими ... протестами. Ведь они же хорошо жить хотят, точнее еще лучше. А вы тут под ногами путаетесь. Права, видите ли, качаете. Вот отлучит Вас Феофан от церкви и поджарит, как давеча, на костре богохульники. Не знаете что ли, что на костях всем запрещено плясать кроме попов попами - вот они и пляшут.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий