Поиск на сайте

Расследование. Часть 4

Вам бы только глотки рвать. Да гроши в портки совать. А что родина нищает, вам на это наплевать.

Андрей Аверьянов, «Сказ про Егора, сына Федота-стрельца

«Любая несправедливость воспринимается очень остро. Это вообще особенность нашей культуры. Общество решительно отторгает спесь, хамство, высокомерие и эгоизм, от кого бы все это ни исходило, и все больше ценит такие качества, как ответственность, высокая нравственность, забота об общественных интересах, готовность слушать других и уважать их мнение.

...Никто не может запретить свободно мыслить и открыто высказывать свою позицию».

«Борьба с коррупцией - это не шоу, она требует профессионализма, серьезности и ответственности. Только тогда она даст результаты, получит осознанную широкую поддержку со стороны общества».

В. В. Путин: Из Обращения к Федеральному Собранию. 1 декабря 2016 г.

Фото Елены Соловьевой http://www.kmvnews.ru/  

Евгений Гришковец, писатель, драматург:

- Злобу, подлость и глупость никак и ничем не закрасить и ни во что не нарядить. Все одно будет - подлость, глупость и злоба.

«Российская газета» (от 25.05.16 г.)

Роскомнадзор и УФАС - участники грандиозного шоу на Ставрополье под названием «борьба с коррупцией»

Спесь, хамство, высокомерие должностных лиц указывают на то, что административный ресурс - путем «обмена» и «сложения» - используется в личных интересах. Чиновники не способны к общеполезным действиям, поскольку не обладают профессионализмом, серьезностью и ответственностью. Как это выглядит на деле и к чему приводит - наше очередное расследование на примерах конкретных лиц из вышеназванных госструктур.

Сегодня бизнес одолела средневековая чумаоголтелых контролёров

Итак, в предыдущих номерах мы представили главных антигероев нашего серийного расследования, толчком к которому послужила история взятки в особо крупном размере, случившаяся в краевом управлении федеральной антимонопольной службы. В той самой госструктуре, глава которой Сергей Никитин из штанов выпрыгивал, декларируя (в «Кавказской здравнице») кристальную чистоту своих помыслов на службе отечеству.

Расследование. Часть 1. ВЗЯТКА: подлость глупость и злоба

Расследование. Часть 2. ВЗЯТКА: подлость глупость и злоба

Расследование. Часть 3. ВЗЯТКА: подлость глупость и злоба  

В реальности это выливалось в экономические расправы над объектами контроля, после чего бизнес, как после средневековой чумы, приходил в себя тяжело и долго.

Подозрения в том, что такие оголтелые репрессии (невиданные в других регионах) могут означать либо непрофессионализм, либо личную заинтересованность, становились очевидными.

Первым их высказало правительство края, социальные программы которого неуемный Никитин стопорил сумасшедшими штрафами и долгими судебными тяжбами, выматывающими нервы и силы целым коллективам. Белый дом отразил это в официальном обращении к руководителю ФАС России И. Артемьеву. Но тот его проигнорировал.

К таким же выводам пришла и «Открытая» газета, обратившись опять же к Артемьеву, которого информировала об огромном рынке незаконной рекламы, процветание которой на Ставрополье обеспечило полное бездействие краевого управления антимонопольной службы, где руководителем отдела по надзору за исполнением рекламного законодательства является жена главы ведомства Инна Одиссеевна Никитина.

Мы тогда предположили, что режим наибольшего благоприятствования незаконному бизнесу, разоряющему бюджет на сотни миллионов рублей, обеспечивает именно эта семейная пара.

Наихудшие подозрения в том, что в действительности происходило за фасадом ведомства честного чиновника Никитина и в отделе его жены Инны Никитиной, подтвердило задержание за взятку Игоря Жукова.

Особую убедительность этой версии придало то, что молодой мздоимец на момент совершения преступления исполнял обязанности заместителя Инны Никитиной. И, как мы уже говорили, в преступной афере он вряд ли мог действовать на свой страх и риск, не обладая полномочиями прекратить дело об административном правонарушении, за что и вымогал взятку.

Федеральный начальник Артемьев проигнорировал все сигналы о коррупционном следе в ставропольском ведомстве. И ободренные супруги на полную мощь включили административный ресурс - возможность использовать служебные полномочия для удушения издания экономически.

Последовали месяцы беспрерывных нападений на газету, которые парализовали технологический процесс выпуска номеров. В отношении редакции было возбуждено сразу шесть административных дел. Инкриминированы «нарушения» почти по десятку статей(!) рекламного законодательства с людоедскими штрафами под миллион рублей - средства будущих подписчиков газеты.

Послушай, Зин, не трогай шурина. Какой ни есть, а он родня!

В попытке скрыть заинтересованность в уничтожении именно «Открытой» газеты и изобразить беспристрастность никитинское ведомство составило протоколы еще аж на две малосильные газеты (выживающие на собственные средства) из более чем сотни краевых средств массовой информации, неплохо живущих на бюджетные вливания.

Однако «Ставропольский репортер» получил сугубо символическое наказание, то есть был «прощен» взамен за какую-то услугу?

Второе издание - «Ставропольские ведомости» - удар под дых получило по полной: штраф в 101 тысячу на пустом месте - за газетные сообщения на телепрограмме, которые публикуются повсеместно как «Афиша», в которых рассказывается о том, когда, что, где идет в кинотеатрах, филармонии, прочих общественных местах.

По всем параметрам это полезная информация социального порядка, за которую издания не получают никакой оплаты нигде и никогда. И отсутствие под этим сообщением пометки «На правах рекламы» ну никак не нарушало ничьих прав - ни государства, ни граждан.

За что его «укусили» Никитины («Если структуру назвали ФАС, то обязательно укусит»), редактор «Ведомостей» поведал в статье «Государевы люди на побегушках у хозяина пятигорского Черкизона».

Рассказал, что после выхода статьи о пятигорском бизнесмене, скупившем исторические объекты на КМВ, которые ныне в ужасающем состоянии, его антигерой быстро достал автора статьи через своего человека в Роскомнадзоре - Новикова. За его подписью в УФАС немедленно и прилетела «телега» с призывом принять меры к изданию, обидевшему его подопечного бизнесмена.

А секрет того, что «Новиков - наш человек, с которым можно решать вопросы», ему открыл главный редактор курортной газеты «Кавказская здравница» (владелец которой - все тот же пятигорский олигарх), предложив коллеге (тогда еще союзнику. - Авт.) напечатать «похвалюшку» о родственнике Новикова - видимо, в качестве платы за услуги пятигорскому олигарху.

«Государственный чиновник, да еще в ранге замначальника окружного управления, под влиянием богатея? Прикормлен, что ли? Или родственник, что называется, одной крови?» - задается вопросом редактор «Ставропольских ведомостей».

Право, что за вопрос при полной  ясности того, почему товарищи из Роскомнадзора и УФАС лязгнули зубами: «Послушай, Зин, не трогай шурина. Какой ни есть, а он родня!» Тем более известно, кто для них этот «шурин» и как они передают друг другу заказ на киллерство обидчиков (от нашего «авторитета» - вашему «авторитету»).

Торговать административным ресурсом – самый выгодный бизнес

Я из этого сюжета наконец поняла, с чего это Никитин так пристрастился бахвалиться успехами именно в «Кавказской здравнице», с гордостью сообщающей, что она ежеквартально печатает с ним интервью.

Читать тексты решительно невозможно по причине непереводимости их содержания на человеческий язык - с дебрями в логике и стилистике. Зато пресс-игрушке пятигорского олигарха ничего не грозит со стороны Никитина - Новикова, хоть по лбу им трескай сборником правонарушений.

Главу Роскомнадзора Д. Поляничева много раз «трескали по лбу» горожане томами своих жалоб на использование Ставропольским городским расчетным центром (СГРЦ) персональных данных без их согласия.

Да и сам Поляничев, выступая в «Ставропольской правде» (28.12.10 г.), признавал массовость этих грубейших нарушений. Ведь контроль за использованием персональных данных - одно из трех (всего трех!) направлений деятельности не перегруженного работой Роскомнадзора.

Но от контроля в этой сфере Поляничев устранился. Версия очевидна.  СГРЦ - священная корова горадминистрации во главе с Джатдоевым, и на пороге коровьего стойла отнимаются и ноги, и язык не только у Поляничева с Никитиным. Но о причинах трепетности отношений с главным дворником города глав этих двух федеральных ведомств догадаться нетрудно.

Взаимовыгодная спайка этой триады, как и в случае с пятигорским олигархом, лежит, по моему убеждению, в сфере обмена (и сложения) административных ресурсов для достижения общей цели. В данном случае для того, чтобы «гасить» газету - единственное издание, которое последовательно исследует во многом подозрительную деятельность Джатдоева. След Андрея Хасановича в травле «Открытой» просматривается довольно явственно.

Торговать услугами, влиянием, административным ресурсом научились превосходно - дело для господ привычное. Ладно если б только в целях личного обогащения: может, на этой жадности когда-нибудь попадутся - и встретятся с Игорем Жуковым в местах не столь отдаленных.

Но когда поведенческая низость, аморальность должностных лиц приводит к крайне опасным для общества результатам, то это преступление особой тяжести, и наказание за него должно быть неотвратимым.

Но, увы, оно не наступило для Поляничева - Новикова, которые, я убеждена, персонально ответственны за то, что в крае практически полностью прекращена публичная антинаркотическая пропаганда среди населения после того, как они организовали подлейшую провокацию против «Открытой», обвинив ее в рекламе «дури». Поляничев - Новиков, обеспечив наркодельцам медийную тишину, открыли новые шлюзы для распространения наркотиков, наркотрафики расползлись по Ставрополью пуще прежнего.

Об этом мы рассказывали в прошлом номере.

Что за маской «первой леди» УФАС?

Вот теперь настало время ответить на вопрос читателей, спрашивающих, почему в своих расследованиях я постоянно называю Инну Одиссеевну Никитину «таинственной». Да потому, что никто и никогда при составлении административных протоколов не видел первой леди УФАС, по воле которой развивался многомесячный сериал травли газеты.

Кто как не надзорная начальница должна была разъяснить (как разъясняют свое решение честные судьи, исходя из требований закона), за какие такие опасные грехи издание наказывается, как за страшное преступление, обрушающее всю экономику страны?

Но супруга Никитина упорно скрывается, избегает контактов со СМИ, которое долбит до уничтожения. Какое личико прячется за маской ее поведенческого стиля? Ну точно не Гюльчатай!

Что, высокомерная спесь не позволяет ей спуститься с трона в мужнином царстве?! Уходит от риска запутаться в собственных обоснованиях «правонарушений», относительно которых ей будут задавать вопросы «репрессированные»?

Или банально трусит взглянуть в глаза тем, кто понимает, чья кошка мясо съела, и непременно задаст вопросы о том, почему сама Инна Никитина грубейшим образом нарушает рекламное законодательство? В той части, где содержится четкое указание «поводов» для составления протоколов об административном правонарушении. Один из них - сообщение в СМИ.

«Открытая» сообщала о нарушении рекламного законодательства участниками черного рекламного рынка более пятнадцати раз (по числу публикаций в газете). Причем эта зона чиновной коррупции процветала в крае в результате именно бездействия антимонопольной службы и отдела по надзору за этой сферой.

Словом, с какой стороны ни посмотри - все упирается в супругов Никитиных.

Семейственность на госслужбе запретна. Но не для Никитина

Закон категорически запрещает работать на госслужбе родственникам, если они в прямом подчинении, но «родные человечки», пригревшиеся на хлебных местах, обходят закон по кривым дорожкам.

Вот и супруги Никитины все годы изображают свою как бы автономию друг от друга: между ними «прослойка» в виде заместительницы главы ведомства Галины Золиной, через которую и разыгрывались семейные спектакли в отношении «Открытой».

Например, подчиненный Инны Никитиной, главный специалист-эксперт Игорь Жуков, о необходимости привлечь нашу газету к «административке» пишет докладную главе УФАС. Сергей Никитин отписывает докладную Г. Золиной, а та - Инне Никитиной, которая дает ход процедуре. Но представьте, буквально ни на одном документе административных дел нет ее подписи. Почему? Не оставляет следов? (Лично я знаю только одного чиновника, испытывающего страх за свою подпись и предпочитающего, чтобы за него отдувались другие, - это глава города А. Джатдоев.) Эти предосторожности всегда имеют одну причину, но часто оказываются тщетными - время работает против них.

На то, что супруги Никитины тесно завязаны  на семейных интересах,  напрямую указал один «документик», который главный антимонопольщик, забыв о конспирации, сразу отписал своей дражайшей супруге. Видно, на радостях от появления в схеме договорняка нового участника - «большого начальника» (нет, не губернатора), не постеснявшегося оставить свою подпись под своим заказом - «проверить и доложить». (Проверить на соответствие рекламному законодательству надлежало рекламную статью о нальчикском спа-санатории «Синдика».)

Незаконное указание было передано Никитиным своей            супруге из рук в руки, после чего был запущен механизм очередного административно-штрафного дела против «Открытой». Наличие высокого заказа, видно, настолько расслабило их верную исполнительницу госпожу Золину и членов комиссии, что они коллективно оказались не в курсе ни самой публикации, ни наших объяснений по ней, которые от нас заранее получили. Просто не читали никаких материалов, не готовились к обсуждению, поскольку результат «рассмотрения» был заведомым.

Надо было видеть их растерянные лица, когда мы с адвокатом Татьяной Удаловой продемонстрировали публикацию о спа-санатории «Синдика», соответствующую всем требованиям рекламного законодательства.

После этого Золина впала в прострацию и, не сумев вывернуться из ситуации, объявила перерыв на несколько дней. Но остановиться на полпути комиссия уже не могла: через несколько дней вынесла постановление о штрафе... в 300 тысяч рублей(!).

И выдумщики, и цензоры, и «расстрельщики» в одном флаконе

Все протокольные мероприятия в УФАС проводит заместитель Никитина - Галина Золина, на все просьбы «репрессированных» обосновать претензии УФАС отвечавшая бесстрастно: «Читайте Закон».

- Читали. Но объясните, если уж пригласили на комиссию, суть своих претензий.

- Мы разъяснений не даем(?!)»

Наша дотошная корреспондент Елена Суслова словно на спектакле в театре абсурда побывала. На одной из уфасовских комиссий, наклепавшей нам на сотни тысяч штрафов не только за публикации о юбилее нашего знаменитого винодела из Прасковеи Бориса Григорьевича Пахунова, за интервью с ним о развитии виноградарства в крае. Но даже за фотографии.

За его фотоснимок с бокалом в руке, за совместный кадр юбиляра с губернатором Владимировым на краевом празднике «День молодого вина», опубликованный до этого во многих СМИ. И даже за фотографию винодельни во Франции, в подвалах которой стоят бочки.

Все фотоизображения производственных помещений и оборудования, людей с бокалами Золина сочла рекламой алкогольной продукции, заявив, что в бочках, как она представляет, находится вино…

Вот сценка из репортажа Е. Сусловой «Рогатая корова бодаться здорова» (№17 от 4.05.2016 г.).

«...Мы уже устали объяснять, что это не реклама алкогольной продукции. Вот, говорим, на фото изображены подвалы винодельни - производственное помещение, на заднем плане - двое рабочих во время производственного процесса. Бочки - производственное оборудование...

- А в бочках что?! - с прищуром разведчика вопрошает меня председатель комиссии Галина Золина, заместитель руководителя ставропольского УФАС, подчиненная самого Сергея Никитина.

Да откуда ж мне знать, что там в бочках?! Где я и где бочки? Из текста опубликованной статьи этого не понять. Может, там винные материалы или еще какой-нибудь полуфабрикат, о существовании которого я, далекая от виноделия, даже не подозреваю. Или вообще эти емкости пустые - в ожидании виноградного урожая.

Но зато об их содержимом (где-то во Франции) знают Галина Золина и супруги Никитины, утверждая, что там вино! И фотография - не что иное, как реклама алкогольной продукции. Театр абсурда!»

Кого из здравомыслящих людей не приведут в шок методы доказательства «вины» в интерпретации спецов УФАС, которые так и писали в протоколах: «Создается впечатление...»  И далее выдумывали все, что хотели.

То есть возникшее в их головушках «впечатление» и было неоспоримым доказательством нашего смертного греха ценой в сотни и сотни тысяч рублей, срубить которые с журналистов было в их полной возможности.

А что, скажите, нам делать со своим «впечатлением» о том, что руководство Роскомнадзора и УФАС словно крепко спаянная ОПГ, которая должна незамедлительно сесть в тюрьму?!

Но мы наше «впечатление» к делу не пришьем, а обладатели административного ресурса с таким уровнем мышления и нравственности - запросто!

Ты словно попадаешь в руки бандитов и должен не трепыхаться, потому что на них надета полицейская форма. А если под формой субъект с клиническими отклонениями?

Никто из моих умных собеседников не в состоянии объяснить карательную остервенелость супругов Никитиных, которая тоже заставляет думать о клинике подобной озлобленности, нечастой даже для нашего безнравственного времени.

Что если в головах супругов случилось короткое замыкание, нарушившее инстинкты самосохранения? Как в библейских заповедях: когда Господь хочет наказать грешников, он лишает их разума. Но административная дубина в их руках - уже орудие убийства. Так что, ждать, когда оно произойдет?!

За такие снимки цензоры из УФАС и их «заказчики» зарыли бы в землю «Российскую газету» и «Комсомольскую правду», если бы Никитину и Поляничеву это «дозволили». Кто и почему дозволяет им беспредельничать на Ставрополье? Вопрос к прокуратуре края.

Фото 1

Фото 2

Фото 3

 

1. С такими лицами сидят на похоронах, а здесь слушают победные реляции С. Никитина в «Кавказской здравнице».
2. Мужик с бутылью «Самогона» и самогонным аппаратом. Снимок из «Российской газеты» с подписью: «Индивидуальным предпринимателям будет легче выйти на рынок со своей винодельческой продукцией».
3. Реклама «Абрау-Дюрсо»? Снимок из «КП»: Жириновский вручает спиртное журналистам газеты.

 

«Телефонное право» оформляется уже документально

Утаенное от нас супругами Никитиными и золинской комиссией письмо за подписью «большого начальника» мы обнаружили в материалах дела.

Незаконное вложение - письменно оформленное «телефонное право» - имеет ясную цель - дать соответствующий сигнал («делай, как я!») арбитражному суду, который будет рассматривать нашу жалобу на незаконность постановления УФАС.

И сигнал принят. В пользу никитинского ведомства на больших скоростях принимает решения пара арбитражных судей, выделывая такие правовые кренделя, что свет туши: даже не вступая в процесс, они уже выносят определение, ограничивающее наше право на судебную защиту. Брезгливо за этим наблюдая, мы даем им отводы.

Отводы не принимают, и дамы в мантиях, которым мы не доверяем, опять садятся в процесс - и снова принимаются за старое. Изумляя нас тем, что продолжают цепляться за рассмотрение дел, которые уже находятся в производстве суда общей юрисдикции…

Похоже, все идет по сценарию нашего противостояния с их коллегой - арбитражным судьей Н. Гладских. Мы шесть раз(!) ходатайствовали об ее отводе, пока она топила редакцию, победно сверкая глазами под рыжей копной волос.

Она не постыдилась подбросить в материалы дела десятки «документов» в пользу АО «СГРЦ», чтобы вывернуть карманы журналистов.

Не удалось! Кассационный суд в Краснодаре отменил ее решение. А редакция упорно добивается возбуждения против Гладских уголовного дела по вбросу документов...

Не стыдно проигрывать бесчестным судьям - стыдно не сопротивляться беспределу. Стыдно и невозможно, если осознаешь себя Человеком.

Сравнение двух судов на Ставрополье - арбитража и судов общей юрисдикции, включая мировой, с точки  зрения их приверженности Закону и Морали, далеко не в пользу первого. Словно судьи - с разных планет. О них, с именами-фамилиями и с примерами участия в конкретных процессах, поведем речь в следующем номере. 

От должностного злодейства излечить  может Закон. Но каковы судьи?

Все излечимо, кроме смерти, говорят философы: и от должностного  злодейства можно тоже излечивать силой Закона.

Мы подали жалобу в суд на «большого начальника», оформившего телефонное право в собственноручный документ. Хотим понять, что заставило высокого подписанта, у которого госфункций выше крыши, вляпываться в дерьмо на чужом поле, засвечиваясь на прямо-таки вызывающем противостоянии закону?! Факт в стране беспрецедентный. Рассмотрение дела начнется на следующей неделе.

Апелляционная коллегия краевого суда также рассмотрит нашу жалобу на незаконные действия Г. Золиной. Мы надеемся получить ответы на вопросы, которых она упорно избегала в мероприятиях по экономическому убийству газеты.

В суд мы вызовем и другого цензора из Роскомнадзора - Максима Новикова, превышающего свои должностные полномочия и самоуправно присваивающего права, которые им с его начальником Поляничевым запрещены и законом, и внутренним регламентом.

В судебной практике вообще нет дел о нарушении рекламного законодательства, которые антимонопольные ведомства возбуждали бы по сообщениям Роскомнадзора. Фискальная инициатива Поляничева в отношении СМИ незаконна, поскольку полномочий по контролю за исполнением СМИ именно рекламного законодательства у Роскомнадзора нет.

Исходя из Конституции России, Закона о СМИ, УК РФ, Постановления Пленума Верховного суда от 16 октября 2009 года («О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»), действия господ из Роскомнадзора и УФАС тянут на несколько составов уголовного преступления, в основании которых  - воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов… Готовятся новые иски и заявления.

Продолжение следует. Ждите. Будет интересно!

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий