Поиск на сайте

Эмиль Зигель - живой свидетель эпохи. Несмотря на почтенный возраст, долг и память по-прежнему зовут его в путь.

В сентябре 1942 года шестнадцатилетний еврейский парнишка Миля находился в списках приговоренных оккупантами к расстрелу у противотанкового рва под Минеральными Водами.
Судьба не только пощадила юношу, но и даровала ему долгую, полную творчества и радостных встреч жизнь.
На место расправы над жертвами холокоста, в числе которых оказались его родители и друзья, ветеран Великой Отечественной, гвардии полковник в отставке Эмиль Генрихович Зигель приезжает ежегодно с тех пор, как только отгремели залпы войны.
 
Эмиль Зигель с морскими пехотинцами роты Почетного караула. 9 мая 2015 года. Калининград
 

Из всей семьи выжили двое - он и сестра

Из большой семьи Зигелей война пощадила лишь двоих: Эмиля и его сестру Верочку, выпускницу Ставропольского (Ворошиловского) медицинского института, военврача третьего ранга, прошедшую ад Сталинградской битвы в качестве хирурга и оставившую о тех днях подробный дневник.

В Сталинграде работало несколько полевых госпиталей, располагались они даже в канализационных шахтах. В день в разгар сражения погибало больше пяти тысяч человек, примерно столько же получали ранения.

Перечитывая дневник Веры, Эмиль Генрихович до сих пор не может понять, как молоденькая девчушка уцелела в том пекле и с какой тщательностью смогла описать события на Волге, будто не он, а сестра окончила военную академию.

Их родители, инженер Генрих Леонтьевич и учительница младших классов Екатерина Наумовна, лежат в противотанковом рву. Не вернулись с фронта трое старших братьев. Наум пропал без вести, Моисей погиб под Ленинградом.

Самуил летом 1942-го после ранения лечился в Кисловодске, и семья навещала его каждый день. Едва отбросив костыли, Самуил снова отправился на фронт. Больше его не видели. Он погибнет под Брянском.

Сегодня Эмиль Зигель живет в Израиле. Но каждый год приезжает в Россию и, прежде всего, в Кисловодск, который после Днепропетровска считает второй своей родиной.

Иврит за два десятка лет так и не выучил, родным языком считает русский, шутит, что в совершенстве владеет матерным, свободно говорит на немецком - в годы войны его готовили к заброске во вражеский тыл.

Эмиль Генрихович усаживает нас за стол в номере кисловодского военного санатория, разливает коньяк и достает из холодильника сало:

- Я в Израиле друзей окончательно развратил, они уже знают: не будет на столе сала - в гости не приду!

Друзья знают и то, что без юмора Зигель жить не может, а потому сами охотно шутят в его присутствии и посвящают ему юмористические стихи:

С тобой всегда мы выпить рады,
Хоть говорят, что ты агент Моссада.
Но как шепнул мне резидент их Путин Вова,
В Моссаде - половина из Ростова.

 

Уже серьезно Эмиль Генрихович продолжает:

- Меня часто спрашивают, что такое счастье?.. По-моему, это любовь к людям. Я люблю людей. И это возвращается мне бумерангом…

Трудно сказать, насколько исправно работает этот закон, но в случае с Эмилем Зигелем - безукоризненно.

Судьба подарила ему дружбу с Расулом Гамзатовым, Махмудом Эсамбаевым, Анной Герман, Юрием Левитаном, Ираклием Андрониковым, Клавдией Шульженко… Тесные отношения много лет его связывают с легендой Кисловодска Борисом Розенфельдом.

Зигелю, который не мыслит себя без музыки, посчастливилось аккомпанировать великому Марку Бернесу. Музыка - его страсть и сама жизнь!

В детстве Миля мечтал стать врачом, но стал профессором по специальности «музыкальное искусство» и лауреатом всевозможных всесоюзных фестивалей.

Вдобавок к этому он - почетный радист Советского Союза и России, судья международной категории по радиоспорту, академик Международной академии духовного единства народов мира, академик Международной академии научных открытий и изобретений, академик Ганноверской (Германия) академии… Человек потрясающей силы духа и безграничного обаяния!

Сколько же надо отдавать тепла собственной души, чтобы Господь заметил тебя и вознаградил?..

Там, где цветы, - всегда любовь...

21 июня 1941 года в Днепропетровской школе №33, где учился Эмиль, прозвучал последний звонок. Счастливые  мальчишки и девчонки договорились увидеться на пляже поутру на следующий день, а встретились возле репродуктора и слушали Юрия Левитана о том, что началась война.

Немцы терзали город беспрерывной бомбежкой, стараясь уничтожить два стратегических моста через Днепр и промышленные предприятия.

В августе Эмиль с  родителями и сестрой эвакуировались в Кисловодск. В этом курортном местечке - центре высокой театральной и музыкальной культуры Кавказа, считавшимся глубоким, недосягаемым для врага тылом, семья Зигелей бывала уже не раз. Мама Эмиля болела астмой, летом ездила в Крым, но помог ей только целебный кисловодский воздух.

В эвакуации семья поселилась на улице Красноармейской. Мама стала домохозяйкой, отец устроился работать в обувную мастерскую. Эмиль пошел учиться в 7 класс 4-й средней школы, где сегодня располагается православная Свято-Никольская классическая гимназия.

Никто даже представить не мог, что немцы вообще дойдут до предгорий Северного Кавказа, все прибывшие с Украины были уверены: это самое безопасное на земле место.

В августе 1942-го Эмиль, воспитанник Дома пионеров в Днепропетровске, хорошо играющий на пианино,  с родителями пошел в филармонию на концерт. На сцене блистал джаз-оркестр Северо-Кавказского военного округа под управлением Иосифа Тельмана. Именно тогда впервые на публику прозвучала «Цветочница Анюта» на слова Георгия Строгонова и музыку Модеста Табачникова.

Зайдите на цветы взглянуть,
                                всего одна минута!
Приколет розу вам на грудь
                              цветочница Анюта!
Там, где цветы, - всегда любовь,
                              и в этом нет сомненья.
Цветы бывают краше слов
                             и лучше объясненья.

 

После концерта семья неспешно отправилась домой, гуляя по старинным городским улочкам. Возле одного из учреждений военные спешно грузили машины. Эмиль подошел к старшему в форме НКВД и спросил:

- Дядя, а куда это вы съезжаете?

- Так, пацан, вали скорее, а то мы тебя быстро в каталажку упрячем!

Странно было слышать такой ответ от своих советских, да еще военных. А через пару дней танки со свастикой проехали по улицам Кисловодска.

Немцы на Кавказ прорвались стремительно. Представьте: солнечный август, город переполнен ранеными красноармейцами. «Самолетики», как называли тогда перебинтованных советских воинов, которые не могли ходить, а только лежали с вытянутыми перебинтованными руками, полностью заполнили привокзальную площадь под открытым небом. Когда немцы перерезали железную дорогу, эвакуироваться им было некуда.

Личный связист генерала Катукова

Сразу после оккупации города началась перепись еврейского населения. Эмиля  родители укрывали в семье его одноклассницы, армянки Бэлы Исыхановой. С 6 по 9 сентября на Кавказских Минеральных Водах у стекольного завода на окраине города прошли массовые казни евреев.

В расстрельном списке значился и Эмиль. Избежать страшного приговора парню удалось благодаря грузинам Сергею Васильевичу Метревели и его другу Ивану Федоровичу Гугешашвили - Эмиль рвался повидаться с родителями, но те, предчувствуя беду, не пустили его.

С Метревели семья Зигелей познакомилась случайно. Эмиль, уже в юные годы виртуозно играющий на пианино, время от времени подрабатывал на танцах, исполняя джаз. В один из таких летних вечеров к нему, прихрамывая, подошел молоденький офицер - в петлицах два кубаря:

-  Здорово играешь! А «Землянку» сможешь?

 - Конечно!

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

 

Лейтенанта звали Петя Рабинович. После концерта он затянул Эмиля к себе домой, познакомил с родителями - мамой Ольгой Львовной и папой Аркадием Мироновичем, работавшим в винном магазинчике у Метревели.

В последний день августа Серго Метревели повел Эмиля Зигеля и Аркадия Рабиновича горными тропами в Закавказье, в родовое село Уцера. Голодные, оборванные, изможденные, за шестнадцать суток они преодолели почти пятьсот километров.

По дороге Эмиль тяжело заболел тропической малярией. Едва добрались до места, юноша свалился заживо и пролежал несколько недель в доме Метревели под присмотром его родных.

После выздоровления Эмиль отправился в Баку, оттуда в Ташкент. По дороге у него украли мешок с вещами, деньги и дорогие сердцу фотографии. Остались только часы, что незадолго до расставания подарила мама. Чтобы купить билет до Орска, где у Эмиля жили двоюродные сестры, часы пришлось продать.

К тому времени на эвакуационных территориях уже знали о страшной трагедии под Минеральными Водами. Когда Эмиль предстал перед сестрами, они восприняли его как посланника с того света.

На два месяца парнишка был принят в местную воинскую часть сыном полка, а в феврале 1943-го по призыву отправился в Ленинградское училище связи, расквартированное в Уральске.

В числе других десяти ребят лейтенанта Зигеля готовили к заброске в тыл врага радистом, но в последний момент отправили в Белоруссию, где ему довелось служить под личным началом командующего 1-й гвардейской танковой армией Михаила Ефимовича Катукова.

Закончил войну в Берлине и на четыре года в должности командира радиовзвода в составе группы советских войск остался в Германии.

Сегодня китель гвардии полковника Зигеля украшают ордена «Красной Звезды» и «Отечественной войны», медали «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За Победу над фашистской Германией». Позднее были другие награды, но эти - самые дорогие.

Встречи, оставшиеся в памяти навсегда

1 января 1944 года курсанта Зигеля срочно вызвал начальник политотдела военного училища  связи.

- Эмиль, тут накладка вышла… В общем, тебе предстоит отстаивать честь училища.

 Еще не зная, о чем идет речь, тот выпалил: «Есть!»

- А теперь слушай. К нам приехал Марк Бернес. Будешь ему аккомпанировать. Сам понимаешь, подвести нельзя…

К тому времени Эмиль уже выступал и с оркестром, и один. Но Бернес! В голове все смешалось, однако обладания не потерял.

Зигеля провели в зал, где его дожидался знаменитый артист. Марк Наумович удивленно взглянул на остриженного курсанта в залатанной гимнастерке, вместо сапог - обмотки. Осторожно поинтересовался, смотрел ли он фильмы с его участием.

- Конечно! Все до единого: «Истребители», «Человек с ружьем», «Два бойца»…

- Да что ты поделаешь, - всплеснул руками Бернес, - ноты забыл! Похоже, концерта не будет...

- Ноты мне не нужны, я без них сыграю, - так же неожиданно выдал курсант, вызывая у артиста своей уверенностью все большее подозрение.

Бернес уставился на своего нового знакомого и произнес только:

- Ну, давай, попробуй.

Репетировали час. Концерт прошел на «ура». «Темную ночь» исполняли на «бис» трижды. От начальника училища курсант Зигель получил личную благодарность, а от Бернеса - приглашение на ужин.

…Шел 1968 год. В Клайпеде на стадионе «Жальгирис» состоялся большой концерт с участием Лидии Руслановой, Эдиты Пьехи, Александра Броневицкого и… Марка Бернеса. Служивший тогда в Литве Эмиль Зигель пропустить такое грандиозное культурное событие никак не мог. А после концерта директор Клайпедской филармонии представил его артистам.

- В свободный от выступлений день гости захотели съездить в соседний курортный городок Палангу, и директор филармонии попросил меня сопроводить их, -  вспоминает Эмиль Генрихович. - Я, понятно, согласился. Меня постоянно терзал вопрос: «Узнает меня Марк Наумович или нет?».

Не узнал… Много с той нашей первой встречи минуло времени, да и встреч таких у большого артиста не перечесть сколько было!

В янтарный музей Бернес не пошел, и мы с ним присели на лавку. Тут я и напомнил ему о январском вечере 1944-го. «Так это вы тот самый курсант, который играл мне в училище на Новый год?!»

Обнялись, как старые друзья, на глаза выступили слезы.

Вечером в ресторане Бернес поднял первый тост:

- За здоровье гвардии подполковника Зигеля, который не дал сорваться моему концерту в годы войны!

Когда выпили, попросил Эмиля Генриховича сыграть ему, как прежде.

 - Что споете, маэстро?

- А давай… «Темную ночь»!

Темная ночь, только пули
                               свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах,
                                тускло звезды мерцают.
В темную ночь ты, любимая,
                                знаю, не спишь,
И у детской кроватки тайком
                                  ты слезу утираешь.
 

Концерт Эмиля Зигеля

Не всем мемуарам можно верить

Мирное небо над головой, Днепропетровск, 1949 год. Встречи, театры, концертные залы, застолья… Очередной отпуск подходил к концу, и Эмиль решил по традиции созвать друзей на «отвальную» в ресторан Дома офицеров.

- Миля, зачем нам ресторан, родителей пригласили на свадьбу - дом в нашем распоряжении. Двор, беседка, пианино подтащим к дверям, будем музицировать и веселиться! - предложил давний друг Володя Коганович.

Зашли в гастроном, отоварились и пошли к Володе. По дороге встретили двух девушек, которых Эмиль не знал. Одну звали Галей, другую Милой. Тут же решено было идти всем вместе. Уже на вечеринке Эмиль узнал, что Галя - дочь первого секретаря обкома Леонида Ильича Брежнева.

Гуляли до утра, Миля играл на пианино, пели, танцевали, шутили. Утром молодого офицера шумной компанией проводили в аэропорт, откуда он улетел в Москву, а из Москвы - поездом в Берлин.

В следующий свой отпуск Эмиль узнал от Милы, что Галя вышла замуж, а ее отца перевели в Молдавию первым секретарем республиканского ЦК.

В 1956-м гвардии капитан Зигель поступил в военную академию связи в Ленинграде. После окончания получил назначение в Прибалтийский военный округ на должность начальника школы радиоспециалистов в Риге.

Нередко друзья детства и юности наезжали к нему погостить, делились, что с помощью Галины Брежневой стали москвичами. Достаточно было заглянуть ей к председателю Мосгорисполкома Промыслову - и прописка готова. Ну не мог тот отказать дочери председателя Президиума Верховного Совета СССР!

- Галя была хорошим другом, отзывчивой и не забывала друзей, - рассказывает Эмиль Генрихович. - Как-то я приехал в Москву по службе, договорились с друзьями встретиться в ресторане «Советский». И там после долгого перерыва вновь увиделись с Галиной. Вспоминали Днепропетровск, общих друзей-товарищей… Не раз еще встречались с Галей у Игоря Кио.

В начале 1970-х Эмиль Зигель служил начальником связи гвардейского гарнизона в Литве. Как-то звонит ему директор Дома отдыха Совета министров республики, и просит срочно приехать, но зачем, упорно держит в секрете, сюрприз, мол. Зигель приезжает в Палангу, а там его ждет... Галина!

Обнялись, расцеловались, долго не могли наговориться. Тогда же Галина представила Эмилю своего мужа - генерала Юрия Чурбанова.

- У нас было много еще встреч с Галей, - вспоминает Эмиль Генрихович, - и об этой женщине  у меня остались самые теплые и нежные воспоминания. Я много читал о ней в прессе и в мемуарах, но… всякий раз мне казалось, что речь идет о ком-то другом.

В моей памяти Галя навсегда останется человеком светлым, верным себе и друзьям.

Эмиль Генрихович Зигель на месте расстрела родителей

Первым делом разыскал своего спасителя

Начиная с 1946 года каждый свой отпуск Эмиль Зигель начинал с поездки в Минеральные Воды, где у стекольного завода в противотанковом рву вместе с тысячами других советских граждан лежат его мама и папа.

Несмотря на преклонный возраст, это скорбное место он посетил и в этом году, и будет ездить сюда, пока есть силы.

На время останавливается в Кисловодске, где ветерана всегда ждут друзья. Этому городу Эмиль Генрихович посвятил песню:

При каждом о тебе воспоминании
Душа и сердце тают словно воск,
Прими же скромное мое в любви признание,
Жемчужина Кавказа - Кисловодск!

 

Семью Сергея Метревели благодарный лейтенант Эмиль Зигель разыскал сразу, как только вырвался из Германии на родину в первый свой отпуск. Связь они поддерживали до 1991 года, когда Сергея Васильевича не стало. Зигель добился присвоения своему спасителю звания «Праведник мира».

 Это звание стали присваивать с 1961 года. До января 2004 года среди двадцати тысяч награжденных не было грузин. Сергей Метревели - первый из них. Его имя выгравировано на Стене Почета в мемориальном комплексе «Яд Ва-Шем», ставшим символом вечной памяти и благодарности еврейского народа.

Церемония вручения Сергею Метревели звания «Праведник мира» по просьбе Эмиля Зигеля состоялась в том самом зале, где в августе 1942 года он был с родителями на концерте джаз-оркестра Северо-Кавказского военного округа, и где впервые прозвучала «Цветочница Анюта».

Заслуженный работник торговли России Николай Павлович Лобжанидзе на праздничном мероприятии произнес такие слова:

- Я отчетливо помню тех бедных евреев, которых гнали на смерть. Я горжусь своим старшим товарищем Сергеем Васильевичем Метревели, совершим героический поступок и прославившим нашу нацию как гуманную и добрососедскую. Мы с великой Россией навеки едины в противостоянии любому врагу!

Среди гостей торжества присутствовал известный в Кисловодске, многолетний заведующий кардиологическим отделением городской больницы, заслуженный врач России Абели Метревели - сын Сергея Васильевича, спасшего от расстрела 16-летнего еврейского мальчишку. Ему из Америки свой далекий привет передала журналистка Галина Воронина в благодарность за заботу о муже, которому довелось лежать в отделении кардиологии:

Солнце взойдет, все живое согреется,
Вспыхнет зеленым восторгом трава…
Рвутся сердца, Абели Сергеевич,
К вашему имени эти слова.

 

В прошлом году Эмиль Генрихович Зигель открыл на территории края несколько памятников казненным в годы войны евреям, - эвакуированным старикам, женщинам, детям. У обелисков звучали молитвы из уст раввина и православного священника.

В селе Донском на траурной церемонии Эмиль Зигель произнес такие слова:

- Моих родителей зверски убили нацисты, а меня спасли добрые люди - грузины, армяне, русские. Низкий поклон им! Я воевал и закончил войну на развалинах Берлина.

В эти дни я, старый еврей, которому уже за девяносто, прилетел сюда за тысячи верст, чтобы своими глазами видеть, как люди умеют беречь память. Открытие мемориалов - это добрый знак, он подает надежду, что страшные события прошлого больше не повторятся.

Дети, мальчики и девочки! От вас зависит будущее Северного Кавказа и России. Заклинаю вас, берегите мир!

Алексей КРУГОВ,
Олег ПАРФЁНОВ
Кисловодск - Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий