Поиск на сайте

Сотрудники ставропольского наркоконтроля разоблачили группу злоумышленников и... еще год вели оперативно-розыскную работу, «раскрывая» уже раскрытое преступление. Для чего? Для «галочек», премий и «звездочек», считает автор.
 

5 октября 2011 года Промышленный районный суд Ставрополя осудил меня по «наркотической» статье (ст. 228.1 УК РФ). Мне вменяли покушение на незаконный сбыт наркотиков, в том числе группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, - всего по 11 эпизодам. Признали виновным по всем пунктам и приговорили к 11 годам колонии строгого режима.

Не буду утверждать, что невиновен. Хочу указать на другое - на методы работы нашей службы наркоконтроля.

Итак, в УФСКН РФ по краю поступила оперативная информация о том, что гражданин Борисов (то есть я) торгует в Ставрополе марихуаной. Для проверки сведений службисты разработали комплекс оперативно-розыскных мероприятий. В частности, 9 января 2010 года провели проверочную закупку, в ходе которой установили мою причастность к незаконному обороту наркотиков.

Таким же образом 1 апреля была установлена причастность к сбыту наркотиков А. Армейского, вдвоем с которым мы составили «группу лиц» (это уже другая часть статьи).

В общем, в результате двух оперативно-розыскных мероприятий мы были разоблачены с потрохами. Однако сотрудники наркоконтроля в порыве усердия провели еще восемь проверочных закупок, устанавливая каждый раз одно и то же.

К слову, на проведение подобных процедур тратятся значительные денежные средства. Плюс отличившиеся сотрудники получают премии, опять же из госкармана. Сумма поощрения прямо пропорциональна «опасности» для общества, которую представляет нарушитель. Последняя измеряется количеством сбытого наркотика, а точнее, количеством проведенных в отношении наркодельца оперативно-розыскных мероприятий.

Естественно, при таком раскладе сотрудники УФСКН вынуждены заниматься приписками. Но так как прямо приписать количество совершенных преступлений они не могут, им остается заниматься организацией эпизодов сбыта.

Между тем, согласно ст. 2, 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», задачами сотрудников правопорядка являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих и совершивших. При этом должностным лицам запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Что же в нашем случае?  9 января  и 1 апреля 2010 года оперативные службы УФСКН РФ по СК с доблестью выполнили задачи, предусмотренные законом, - выявили, раскрыли и установили. Но не пресекли!

В итоге мы получили возможность еще многие месяцы вести преступный образ жизни (я «был установлен» 9 января, а задержан 8 декабря 2010 года). Оперативники же улучшали показатели и бодро отчитывались о результатах кипучей правоохранительной работы.

Тот факт, что из 11 «галочек», посвященных моей персоне, 8 были пустышками, установила  краевая судебная коллегия по уголовным делам, рассмотревшая в феврале 2011-го нашу кассацию на приговор Промышленного райсуда. Коллегия констатировала нарушение закона  сотрудниками УФСКН РФ по СК, в частности, указала: «Создание условий уже изобличенным в противоправных действиях лицам к продолжению преступной деятельности, вместо ее пресечения, свидетельствует о косвенном склонении к совершению новых преступлений Борисовым и Армейским, под негласным контролем правоохранительных органов и с участием тайных агентов».

Поскольку доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения, приговор суда первой инстанции по 8 эпизодам был отменен. Я получил окончательный срок - 8 лет 6 месяцев строгого режима.

Но вот что мне интересно. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» гласит: «Нарушения данного федерального закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством РФ».

Как заключила судебная коллегия, сотрудники ставропольской службы наркоконтроля нарушили закон, причем многократно. Естественно, я захотел узнать, к какой же ответственности их привлекли. Длительная переписка с чиновниками от прокуратуры показала - ни к какой.

Венцом стал ответ замначальника Следственной службы УФСКН РФ по СК, который сообщил, что проверить мои доводы «не представляется возможным ввиду отсутствия   уголовного дела в следственной службе управления». Будто материалы дела нельзя истребовать из суда!

Впрочем, ничего удивительного: система своих не сдает...

 
Виталий БОРИСОВ,
ФКУ Исправительная колония-1
Кочубеевское
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Slavyan26
Аватар пользователя Slavyan26

Что за бредовую фотографию прилипили к статье? Это предвзятость.
Ни слышал, чтобы курильщик Марьи Ивановны что-то нашкодили.
Да-да, это первые шаги к тяжелым наркотикам и т.д. и т.п. А Пётр 1 и Винстон синий - налоги...
Как и арабский язык для студентки из МГУ к сирийским приключениям. Давайте сажать за арабский, начнём с цифр?!

зы явообщенекурю.

Добавить комментарий