Поиск на сайте

Особое место в истории воинской славы России занимает Сталинградская эпопея, участниками которой стали многие ставропольцы - пехотинцы и артиллеристы, танкисты и политработники, связисты и миномётчики

Призыв Родины - ни шагу назад!

Согласно директиве главного командования вермахта от 23 июля 1942 года группа армий «Юг» была разделена на группу армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа и группу армий «Б» под командованием генерал-полковника М. Вейхса.

Первой предписывалось захватить Кавказ. Второй - нанести удар по Сталинграду и разгромить сосредоточившуюся там группировку противника, захватить город, овладеть перешейком между Доном и Волгой и отрезать советским войскам сообщение по реке. Вслед за этим танковые и механизированные войска группы «Б» должны были нанести удар вдоль Волги, выйти к Астрахани и там парализовать движение по главному руслу реки.

В состав группы армий «Б» входили немецкие 4-я танковая, 2-я и 6-я армии, 8-я итальянская и 2-я венгерская армии. Для захвата Сталинграда была выделена 6-я армия во главе с генерал-полковником Ф. Паулюсом.

В тяжелейших для Красной армии условиях 28 июля 1942 года до войск Сталинградского и других фронтов был доведен приказ Ставки Верховного Главнокомандования №227. Вот выдержки из этого документа:

«Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа... Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад!

Таким теперь должен быть наш главный призыв. Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование - ни шагу назад без приказа высшего командования...

Таков призыв нашей Родины. Выполнить этот призыв - значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага...

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах. Народный комиссар обороны И. Сталин».

Участие в Сталинградской битве принимали и части, сформированные на Ставрополье. На Кавказских Минеральных Водах были созданы 5-я и 6-я бригады, 212-й батальон 3-го воздушно-десантного корпуса. Сотни ставропольцев пополнили курсантские полки 1-го и 3-го Орджоникидзевских военных училищ.

Неувядаемой славой боевые знамена на Волге покрыла 343-я стрелковая дивизия - 97-я Гвардейская Полтавская Краснознаменная орденов Суворова, Богдана Хмельницкого стрелковая дивизия, сформированная в августе 1941 года в стенах Ставропольского государственного  пединститута.

Возможности души человеческой

Непрекращающиеся изматывающие бои и неразбериха оборачивались для Красной армии большими потерями и пленом. Советское командование не успевало реагировать на изменение оперативной обстановки. Но даже в окружении солдаты и офицеры продолжали самоотверженно биться, нанося врагу заметный урон.

«Хотя командование Сталинградским фронтом приказало нам оставить позиции, сделать это сразу не удалось, - вспоминал боец 33-й дивизии Д. Травкин. - Находясь в плотном кольце фашистов, гвардейцы продолжали сражаться.

Вот в противотанковых пушках осталось всего пять снарядов. Артиллеристы подпускают фашистские танки на расстояние 100-150 метров. Пять выстрелов - и пять вражеских машин уже горят, остальные, пятясь, отходят на высоту.

Видя бесполезность атак, фашисты подожгли сухую траву, решив сжечь нас живыми. Пепел, густой черный дым спирали дыхание. Губы потрескались от жары и кровоточили. Не было ни капли воды. С каждой минутой огненный круг сжимался.

Но вдруг огонь стал «задыхаться» - в этой черной удушливой мгле не хватало воздуха. А люди держались».

В середине июля при прорыве к шоссе Семилуки - Воронеж погиб уроженец Ставрополя, старшина Н.С. Петров, пользовавшийся славой аса танкового боя. По два-три раза в день он водил свой танк на врага. Экипаж уничтожил 9 орудий, 4 минометные батареи, 6 танков.

В последней своей атаке машина Петрова была выведена из строя, а сам он смертельно ранен. В феврале 1943 года старшине Петрову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В конце августа в 354 километрах от Сталинграда противник окружил одну из частей Винницкого пехотного училища. Курсанты продолжали сражаться, держа круговую оборону, но 5-я рота была отсечена танками от основных сил. Среди попавших в плен оказалась раненая и контуженая политрук роты Клавдия Вилор, уроженка села Дивное Апанасенковского района.

Выпускница географического факультета Ростовского университета, Клавдия до войны работала на Ставрополье пропагандистом райкома ВКП(б), затем ее направили преподавать социально-политические дисциплины в Винницкое пехотное училище. На фронте с июня 1942-го.

Раненная в обе ноги, подвергаясь невообразимым пыткам, с отбитыми почками, Клавдия сумела бежать из лагеря для военнопленных на оккупированной территории. И снова вернулась на фронт. В мирное время Даниил Гранин посвятил ей одноименную документальную повесть.

«История, пережитая Клавдией Вилор, - писал Гранин, - открыла мне возможности человеческой души, о которых я не подозревал и которые поэтому хочется приобщить к портрету воина Великой Отечественной войны».

В августе 1942 года во время бомбежки была тяжело ранена медсестра из Кавминвод А.Н. Моторина. Осколком ей оторвало руку, она оказалась в плену. Немного окрепнув, женщина сумела бежать из лагеря, перебралась в осажденный Сталинград, где продолжала оказывать помощь раненым советским воинам.

Спасибо тебе, боевой товарищ!

День 14 сентября вошел в героическую эпопею Сталинградской битвы как один из тяжелейших. Особенно упорные бои развернулись в районе элеватора и вокзала Сталинград-2.

Ценой больших потерь 15 сентября противник овладел господствующей в центральной части города высотой 102 - Мамаевым курганом, однако уже на следующий день высоту удалось отбить. Немцы вышли к Волге, но занять весь берег реки в районе Сталинграда им не удалось.

Ожесточение достигло наивысшего предела. Бои шли за каждый переулок, за каждый дом, за каждый пятачок земли - без затишья и пауз, без отдыха и сна. В одном доме советские и немецкие солдаты могли удерживать разные этажи.

«В сентябре и октябре 1942 года вражеская авиация в буквальном смысле слова висела над нами, - вспоминал уроженец станицы Каменнобродской Изобильненского района Федор Григорьевич Буклов, сражавшийся в составе 3-й гаубичной батареи 66-й армии. - Фашистские летчики безнаказанно летали и бомбили все, что попадется, даже отдельных бойцов. Для усиления психологического воздействия на людей в момент пикирования включали сирены, сбрасывали с самолетов вместо бомб железные и деревянные бочки, заранее их просверлив. Все это издавало неописуемый жуткий вой, наводя страх и панику на малодушных».

Уже в боях за Вену, в районе переправы через Дунайский канал, Ф.Г. Буклов был представлен к званию Героя Советского Союза.

Сломить дух советского солдата в Сталинграде врагу не удалось. Всемирную известность получил подвиг бойцов Дома Павлова, которые в течение 58 суток удерживали четырехэтажное здание. Враг бомбил его с воздуха, обстреливал тяжелой артиллерией и минометным огнем, но защитники не отступили.

В составе мужественного гарнизона был и наш земляк, житель станицы Марьинской Кировского района Василий Сергеевич Глущенко.

С полей сражений фронтовик вернулся без ноги, но духом не пал. Устроился в колхоз полевым объездчиком. Помнят станичники, как Василий Сергеевич рассказывал про оборону дома в Сталинграде:

«Бывали, правда, редкие минуты затишья. И раздавался тогда из немецких укрытий вроде как лающий голос: «Рус, сдавайся». Я им что есть силы в ответ: «Не бреши, фашистский гад! Тут не только русские. Начну перечислять всех, ты сдохнешь, недослушавши».

Плечом к  плечу оборону дома удерживали 11 русских, 6 украинцев, грузин, казах, узбек, еврей, татарин. До войны они были простыми тружениками. А на войне выполняли ту же работу, только тяжелую, кровавую.

В мирное время в Марьинской Василий Сергеевич имел честь встречать своего бывшего командира, Героя Советского Союза Якова Федоровича Павлова.

До самой смерти он хранил письмо от дважды Героя Советского Союза маршала Василия Чуйкова:

«Дорогой Василий Сергеевич, друг по фронту, герой Сталинградской эпопеи! Золотыми буквами в историю вписан твой подвиг. Дом Павлова, который и ты мужественно оборонял все 58 дней, остался непокоренной крепостью... Спасибо тебе, солдат и боевой товарищ».

Фельдмаршал Паулюс сдается в плен. 31 января 1943 г.

Победа стала не словом, а делом

К середине ноября продвижение немецких войск было остановлено по всему фронту. На этом оборонительная операция завершилась. Войска Сталинградского, Юго-Восточного и Донского фронтов свои задачи выполнили, сдержав мощное продвижение врага.

Уже 19 ноября войска Юго-Западного, Донского, Сталинградского, левого крыла Воронежского фронтов при участии Волжской военной флотилии перешли в контрнаступление, а битва на Волге получила кодовое название «Уран».

Мощные залпы артиллерии из 15 тысяч орудий и минометов, 1250 реактивных установок «Катюша» в течение 80 минут крушили позиции врага.

«Когда заговорили все наши артиллерийские средства, никто не слышал друг друга, - вспоминал комиссар 212-го гаубичного артиллерийского полка Резерва Главного командования ставрополец П.В. Дуренко. - Только восторг, только величайшая радость на каждом лице - вот какими мы стали, как мы можем, как научились воевать!

И, наверное, там, в окопах Сталинграда, впервые за войну прозвучало не как мечта, не как призыв, не как лозунг слово «Победа». Там Победа стала не словом, а делом».

И еще одно яркое воспоминание этого дня оставил в своих мемуарах защитник Сталинграда:

«И длился-то этот все повергающий артналет недолго. И наступила тишина. И в этой страшной тишине вдруг зазвучала скрипка. Галлюцинация?..

Но не у всех же сразу! Один из наводчиков - до войны лирический тенор, а тогда похожий на Отелло, - с улыбкой произнес: «Мелодия-то неаполитанская…».

Через несколько минут из балки, метрах в пятистах от позиции, появился сначала белый флаг (точнее, белая нижняя рубаха на шесте), потом скрипач в военной форме, потом поднятые вверх руки … Сдавшихся в плен итальянцев отправили в тыл».

В первый же день стрелковые дивизии прорвали оборону румынской 4-й армии и вклинились в оборону врага.

Вскоре в ставке Гитлера стало известно о прорыве обороны севернее и южнее Сталинграда и о разгроме румынских войск на обоих флангах. Резервов в составе группы армий «Б» практически не было. Советские войска продолжали наступать, все больше охватывая группировку войск Паулюса.

В 20-х числах ноября в котле оказались 22 дивизии и более 160 отдельных частей, входивших в состав 6-й и 4-й танковой армий, общей численностью около 300 тысяч человек.

Такого окружения немецкие войска еще не знали. В районе станицы Распопинской в плен попали свыше 27 тысяч солдат и офицеров двух румынских корпусов. Это была первая крупная капитуляция врага.

Прочно блокированными на земле и с воздуха оказались соединения немецкой 6-й армии, занимавшей участок в 35 км с севера на юг и 43 км с запада на восток. Блокада фактически лишала доставку оказавшемуся в котле противнику продовольствия, боеприпасов, горючего - и это в тридцатиградусные морозы!

Верховное командование вермахта предприняло попытку вызволить попавшие в  окружение части, для чего была спланирована операция «Зимняя гроза». Для ее проведения была создана специальная группа армий «Дон», в составе которой насчитывалось до 30 дивизий. Общее руководство операцией возлагалось на генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, непосредственное руководство и исполнение на генерал-полковника Г. Гота.

Натиск немецких войск продолжался с нарастающей силой при активной поддержке авиации. В штаб 6-й армии уже летели радиограммы: «Держитесь, освобождение близко!», «Держитесь, мы придем!».

Манштейн обратился к Гитлеру с просьбой разрешить Паулюсу идти на прорыв навстречу Готу, но Гитлер поставил условие: «Сталинград должен быть удержан!»

На пути немецких танковых дивизий непреодолимой преградой стала срочно выдвинутая из резерва Ставки ВГК 2-я гвардейская армия (командующий генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский).

В ожесточенном сражении на берегах реки Мышкова 20-23 декабря противник понес большие потери, исчерпал свои наступательные возможности и отказался от дальнейших попыток деблокировать окруженную группировку.

Немецкий историк Ф. Меллентин в книге «Танковые сражения 1939-1945 годов» пишет:

«Шестая армия была обречена, и теперь уже ничто не могло спасти Паулюса. Даже если бы каким-то чудом и удалось добиться у Гитлера согласия на попытку прорваться из окружения, измученные и полуголодные войска не сумели бы разорвать кольцо русских, у них не было бы транспортных средств, чтобы отступить к Ростову по покрытой ледяной коркой степи. Армия погибла бы во время марша, подобно солдатам Наполеона в период отступления от Москвы к реке Березине».

Настоящий шок в стане врага вызвал разгром итальянских войск на Дону. Взаимоотношения между Римом и Берлином резко испортились, Италия фактически перестала быть союзником Германии.

Вот как описывает бедствия 6-й армии полковник Динглер:

«До рождества 1942 года (25 декабря. - Авт.) войскам выдавалось по 100 граммов хлеба в день на человека, а после рождества этот паек был сокращен до 50 граммов. Позднее и эти 50 граммов хлеба получали лишь те части, которые непосредственно вели боевые действия; в штабах, начиная от полка и выше, хлеба совсем не выдавали. Остальные питались жидким супом, который старались сделать более крепким, вываривая лошадиные кости».

В январе роскошью стала уже и конина. Немецкие солдаты ловили собак, кошек, ворон.

Такого окружения, как под Сталинградом, немцы еще не знали

Катастрофа была неизбежна

В декабре Ставкой ВГК был разработан план операции по ликвидации окруженной группировки, получивший кодовое наименование «Кольцо».

Ликвидация была возложена на войска Донского фронта под командованием генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского. 10 января войска Донского фронта перешли в наступление практически одновременно по всем направлениям, сжимая кольцо окружения.

«…от рева тысяч орудий задрожала земля, - писала в своем фронтовом дневнике Вера Генриховна Зигель, врач 501-го медико-санитарного батальона. - У меня было такое ощущение, что земля провалилась. Я выскочила из землянки, и то, что увидела, не поддавалось описанию. Волны воздуха, взметая снег, неслись над окопами. Вспышки орудийных выстрелов превратились в сплошное зарево…

На наблюдательных пунктах было видно, как артиллеристы сбрасывают мешавшие им полушубки и шинели - это в 25-градусный мороз. Море разрывов заливало расположение противника, в воздух летели фонтаны земли, бревна разбитых блиндажей и землянок.

Выдвинулись в исходное положение танки… Мощное «Ура!» потрясло воздух. Пехотинцы нашей дивизии выскакивают из траншей. Атака началась».

Девушке, только что окончившей Ставропольский (Ворошиловский) медицинский институт, было всего 22 года. Любимица отца, единственная в семье дочь, весной 1942-го она выбиралась из города в потоке беженцев, показала офицеру диплом, и ее взяли с собой. Так Вера оказалась на Сталинградском фронте. Войну окончила в звании гвардии капитана,  награждена орденом Отечественной войны.

24 января Ф. Паулюс по радио доносил в ставку фюрера:

«На Южном, Северном и Западном фронтах отмечены явления разложения дисциплины. Единое управление войсками невозможно... 18 тысячам раненых не оказывается самая элементарная медицинская помощь... фронт разорван... дальнейшая оборона бессмысленна. Катастрофа неизбежна. Для спасения еще оставшихся в живых людей прошу немедленно дать разрешение на капитуляцию».

31 января Паулюс и его генералы сдались в плен. В пленении фельдмаршала участвовал лейтенант контрразведки Г.Е. Дедякин, уроженец села Николо-Александровского  Левокумского района  и замначальника разведотдела 62-й армии подполковник С.А. Глущенко, уже в послевоенные годы связавший свою жизнь с Кисловодском.

Глущенко отличился еще в Берлине, в 1945-м, поставив в Великой Отечественной войне, по словам маршала Советского Союза В.И. Чуйкова, победную точку. Он доставил на КП армии начальника обороны Берлина генерала Вейдлинга, тут же подписавшего приказ о безоговорочной капитуляции гарнизона.

На именном пистолете Глущенко были выбиты две надписи. Одна по-немецки: «Генералу Вейдлингу - за верную многолетнюю службу вермахту». Другая по-русски: «Подполковнику Глущенко - за пленение командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга».

И каждый из них - настоящий герой

В операции по ликвидации окруженной немецкой группировки с 10 января по 2 февраля 1943 года войска Донского фронта разгромили 22 дивизии и 149 частей усиления и обслуживания. В плен попали 91 тысяча человек, в том числе 2500 офицеров и 24 генерала. На поле боя после ликвидации окруженной группировки было захоронено около 140 тысяч немцев.

В Сталинградской битве враг потерял четвертую часть сил, действовавших на советско-германском фронте. Были уничтожены немецкие 6-я и 4-я танковые армии, румынские 3-я и 4-я, итальян-ская 8-я армии.

Общие потери врага убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести составили около 1,5 миллионов человек. Впервые за годы войны в Германии был объявлен национальный траур.

Тяжело победа далась и Красной Армии. Общие потери составили около 1130 тысяч человек, из них около 480 тысяч безвозвратные.

 «Все солдаты и офицеры Сталинградской битвы были героями, - писала Вера Зигель. - Мне хочется вспомнить артиста МХАТа Ивана Семеновича Морозова, заместителя командира по политической части одного из дивизионов нашего полка, который, будучи одновременно ранен в левое плечо и бедро, отказался уйти с поля боя. Когда погиб пулеметчик, подполз к пулемету и повел огонь по фашистам.

Командира орудия А.А. Кабанова осколок тяжело ранил в лицо - была рваная рана. После оказания первой помощи мужественный командир не оставил свой пост.  Орудие било без перерыва, пока вражеская атака не захлебнулась.

За время боев на подступах к Сталинграду расчет Кабанова уничтожил 265 гитлеровских солдат и офицеров, две автомашины с пехотой, пять подвод с грузом, подбил два орудия, разбил 4 блиндажа и один ДОТ.

У Саши Мироненко, 19-ти лет, была рваная рана бедра. После оказания помощи я отправила его в медсанбат. Трижды он убегал из медсанбата в бой, а после возвращался ко мне на перевязку…

Раненые солдаты и командиры с поля боя не уходили, если держались на ногах, не теряли сознание и могли продолжать бой. Каждый из них был герой. Покидали поле боя те, кого приходилось вытаскивать на волокушах, на руках и носилках.

А девушки нашего полка! Девятнадцать милых красивых девушек 17-19 лет, почти детей, некоторые удрали из дому…

Таня Горднещина, 17-ти лет, почти ребенок, была бесстрашной разведчицей полка, линию фронта переходила бесчисленное количество раз. Красавица Кима Иванова, 18-ти лет, была радисткой, уходила с разведчиками за «языками».

Девушки были санинструкторами в батареях, фельдшерами в дивизионах. И все бесстрашно делали свое благородное дело. А кончался бой, своими тоненькими ручонками перестирывали белье свыше тысячи солдат личного состава полка».

Двести дней и ночей на берегах Дона и Волги, у стен Сталинграда и в самом городе продолжалась ожесточенная битва. С обеих сторон в сражении на разных этапах боевых действий участвовало свыше 3 млн. человек.

Сталинградская битва положила начало коренному перелому в Великой Отечественной войне. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки советского Верховного Главнокомандования.

Алексей КРУГОВ,
Олег ПАРФЁНОВ
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий